Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

550. У меня... что-то на спине!

Из-за того что Бай Сяочуня было по большей части не видно внутри бумажного шара и потому что Чжоу Исин сосредоточился на том, чтобы уйти вперёд, он не видел, что только что случилось. Он радовался и только время от времени оглядывался, чтобы проверить, насколько уменьшился бумажный шар. К этому времени шар уже сжался с тридцати метров диаметром до шарика в два раза меньше. Вдобавок Бай Сяочунь начал замедлять движение, словно поддался усталости. Чжоу Исин слышал, как он издал отчаянный, казалось бы, вопль.

«Возмездие настигло тебя, Бай Сяочунь!» Ощущая себя полностью свободным от беспокойства, Чжоу Исин громко рассмеялся и подумал, насколько всё великолепно детально спланировано и исполнено не кем иным, как им самим. «Когда я хочу, чтобы кто-то умер, этот человек не посмеет остаться в живых!» Рассмеявшись, он снова оглянулся на то, как Бай Сяочунь замедляется, в то время как бумажный шар уже уменьшился до примерно девяти метров. К этому моменту Чжоу Исин почувствовал себя достаточно уверенным, чтобы остановиться и понаблюдать, как Бай Сяочунь превратится в разложившийся труп.

— Чжоу Исин! — внутри бумажного шара Бай Сяочунь выглядел довольно рассерженно. Как бы он ни кричал в гневе, его скорость продолжала уменьшаться, пока наконец он уже совсем не мог двигаться вперёд. Конечно, его трудности очень радовали Чжоу Исина, который теперь не отрываясь наблюдал за происходящим, ожидая неизбежного финала.

— Кричи, сколько влезет, — сказал он, усмехаясь. — Даже если ты сорвёшь голос, никто не придёт, чтобы тебя спасти! — Чжоу Исину очень нравилось, насколько мало усилий теперь от него требуется.

Что касается защитного поля вокруг Бай Сяочуня, то теперь оно стало таким маленьким, что Бай Сяочуня стало совсем не видно внутри бумажного шара. В этот критический момент Чжоу Исин обеспокоенно наблюдал за происходящим, даже представлял в красках, что должно случиться дальше. В его воображении бумажный шар вскоре разрушит защиту, и Бай Сяочунь начнёт жалобно кричать, в то время как его тело и душу уничтожат. Он не только запишет всё происходящее, но ещё и заберёт в конце бездонную сумку Бай Сяочуня. Потом он сможет использовать последнюю телепортацию звёздного знака и получит в награду полный набор душ зверей-дэвов пяти элементов.

Пока он обрадованно представлял, как события развиваются подобным образом, он увидел, что бумажный шар совсем сдулся, и вытянул шею, чтобы увидеть, что сейчас будет. В тот же самый миг, когда шар схлопнулся, большая пачка бумажных талисманов внезапно взмыла в воздух. Это произошло так быстро, что Чжоу Исин ни за что не успел бы вовремя среагировать. В мгновение ока куча бумажных талисманов приземлилась прямо около него.

У Чжоу Исина отвисла челюсть, и, прежде чем он успел хоть что-то сделать, бумажные талисманы взорвались, заставляя множество слоёв защитных полей возникнуть вокруг него самого. Талисманы защищали то, что к ним ближе всего, поэтому быстро нацелились на Чжоу Исина. В то же время бумажные человечки рядом с Бай Сяочунем вдруг повернули головы в сторону Чжоу Исина. Они тут же забыли о Бай Сяочуне, в их глазах зажглось безумие, и они набросились на защитные поля вокруг Чжоу Исина.

Всё это произошло очень быстро, буквально за время двух вдохов. Чжоу Исин помрачнел, и у него голова пошла кругом. Всё случилось совсем не так, как он ожидал, а скорее наоборот. Закричав, он попытался отскочить, но уже было слишком поздно. Бумажные человечки двигались так быстро, что буквально через мгновение Чжоу Исин оказался в точно таком же положении, как Бай Сяочунь до этого.

— Бай Сяочунь! — яростно взревел он. Его сердце дрожало от ярости и сожалений. — Бессовестный! Ты совершенно бессовестный! Ты умрёшь плохой смертью, Бай Сяочунь!

Тем временем Бай Сяочунь со всех ног убегал прочь. Ситуация представлялась ему слишком опасной. Теперь, когда Чжоу Исин заменил его, он забыл о своём желании заполучить лук и сбежал без промедления.

«Моя бедная-несчастная жизнь стоит больше, чем тот лук. Думаю, что Чжоу Исин по-прежнему может считаться моей счастливой звёздочкой!» Оглянувшись назад и посмотрев на уменьшающийся бумажный шар, он забеспокоился, что бумажные человечки могут обратить на него внимание и погнаться за ним, поэтому попытался убежать как можно дальше.

Тем временем Чжоу Исин в бумажном шаре в ярости наблюдал, как бумажные человечки всё ближе и ближе подбираются к нему. Вскоре в уголках его глаз показались слёзы. Сейчас у него не было времени на то, чтобы думать, насколько Бай Сяочунь испортил ему жизнь. Вместо этого он просто надавил пальцем на звезду на лбу. Послышался грохот, звёздный свет наполнил всё внутри шара, и возникла сила телепортации. Когда сияние потухло, Чжоу Исина уже внутри не было. За несколько мгновений бумажные люди полностью поглотили остатки защитного поля и начали обыскивать всё вокруг. Когда они ничего не нашли, то разбрелись в разные стороны.

В туннеле в другом месте лабиринта замерцал звёздный свет, и из него, кашляя кровью, показался Чжоу Исин. Он не пытался сдержаться, а просто опёрся на стену и позволил крови излиться из него. Потом он горько усмехнулся. Что касается звезды на его лбу, то она начала угасать, пока совсем не превратилась в пепел и не рассеялась…

— Мой знак звезды исчез, — пожаловался он. Он вспомнил всё, что случилось с ним и Бай Сяочунем, и более чем когда-либо остался убеждён, что тот для него воплощает злой рок. По щекам покатилось ещё больше слёз.

«Я не собираюсь пытаться его убить. Я надеюсь… Я надеюсь, что больше никогда его не увижу до конца жизни!» В этот момент казалось, что Чжоу Исин сильно постарел. Он получил и физическую, и душевную травму и даже начал думать о смысле жизни…

В отличие от горько страдающего Чжоу Исина, Бай Сяочунь пребывал в исключительно прекрасном расположении духа. Он ощущал, что только что смог выйти живым из огромной беды, наконец его бедная-несчастная жизнь была в относительной безопасности. Он ни капли не злился на предательство Чжоу Исина. В конце концов, если бы не он, то сейчас Бай Сяочунь, возможно, был бы уже мёртв. Тому пришлось пожертвовать собой, чтобы спасти Бай Сяочуня.

«А, не важно. Если мы соединены судьбой, брат Чжоу, ты, скорее всего, выберешься из этой переделки живым. Надеюсь, что однажды мы снова встретимся». Предаваясь приятным мыслям о том, что может тогда случиться, Бай Сяочунь поспешил вперёд. Однако пока он шёл по туннелям, он ощутил, что что-то не так. Он резко обернулся, чтобы проверить, что там сзади, но ничего не увидел. Он пощупал рукой свою спину, но ничего странного не ощутил.

Не зная, кажется ему или нет, что не всё в порядке, он продолжил движение. Наконец он заметил впереди приближающегося культиватора с великой стены. У того был очень обеспокоенный взгляд, словно ему удалось выжить в непростой переделке. Когда их глаза встретились, то Бай Сяочунь тут же понял, насколько этот человек напуган… Через мгновение культиватор склонил голову и сделал шаг в сторону, чтобы пропустить Бай Сяочуня. Бай Сяочунь хотел немного порасспрашивать культиватора, но быстро отказался от этой мысли, когда понял, что у того на спине бумажный человечек.

Бай Сяочунь тут же набрал скорости и поскорее проскочил мимо. Через какое-то время он обернулся и заметил, что культиватор агрессивно преследует его. Но потом тот внезапно замер на месте и в ужасе кивнул… Увидев, что Бай Сяочунь заметил его, он закричал и сбежал. Бай Сяочунь сначала растерялся, но потом вспомнил, как сам однажды видел бумажного человечка у кого-то на спине. Бумажный человечек сказал «Тссс», и он тогда кивнул в ответ… Кивок культиватора только что был очень похож на тот случай. Тут Бай Сяочуня охватил ужас…

«Не может быть, что у меня на спине бумажный человечек…» — подумал он, его голова пошла кругом. Побледнев, он снова и снова заглядывал себе за спину, пока шея не заболела. Однако он ничего не увидел. К сожалению, божественное сознание в лабиринте подавлялось, поэтому он не мог просканировать им себя. Он ощупал свою спину, но ничего необычного не ощутил… Наконец, он решил использовать медное зеркало, но всё равно ничего не нашёл у себя на спине. Полный подозрений, он продолжил свой путь. По дороге его выражение лица становилось всё непригляднее и непригляднее, пока он наконец не ощутил полную уверенность, что у него на спине и правда что-то есть. Перепуганный до смерти с волосами, вставшими дыбом, он выдохнул:

— У меня… что-то на спине!

Комментарии