Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

544. Жертвоприношение плоти и крови!

Лицо Бай Сяочуня было полностью белым, и не из-за того, что пострадала его основа культивации, а потому что он ощущал неимоверный ужас. Среди людей, собравшихся в зале, было даже несколько культиваторов зарождения души. Это напугало Бай Сяочуня ещё сильнее. Он попятился, но не успел сделать и нескольких шагов, как понял, что в зале есть и те, кого он узнал.

«Чжао Лун… Мастер Божественных Предсказаний…» Оба они вели себя точно так же, как и все остальные, и с обезумевшим взглядом жадно смотрели на пропитанные кровью булочки.

Тут Бай Сяочунь почувствовал, что надо что-то сделать, однако это было слишком рискованно.

«Чжао Лун уже несколько лет мой верный и преданный последователь. Ещё на поле боя он вёл моих людей ко мне на помощь…» Медленно, но верно глаза Бай Сяочуня начали наливаться кровью.

«Это я вынудил мастера Божественных Предсказаний стать моим защитником Дао и я завербовал его в армию. То, что сегодня он попал в такие большие неприятности, вызвано моими решениями…» Бай Сяочуня раздирали противоречивые эмоции и ему стало трудно дышать. Его глаза полностью налились кровью, и при этом он был сильно напуган. Ужас, который он испытывал при мысли о смерти, был совершенно непреодолимым. Очевидно, что в зале перед ним было неимоверно опасно. Если он развернётся и уйдёт сейчас, то, скорее всего, сможет остаться целым и невредимым. Но если он зайдёт в зал, то кто знает, сможет ли он выбраться оттуда живым.

Пока он стоял и не знал, что делать, ему казалось будто с разных сторон от него стоят два человека: один говорит, что нужно спасать друзей, а другой, — что нужно спасать свою жизнь бегством. Бай Сяочунь невольно вспомнил ситуацию с кланом Лочень. Хотя она не была полностью аналогична тому, что происходило сейчас, но определённая схожесть всё же просматривалась…

Пока он стоял в нерешительности, пламя на свечах вдруг ярко вспыхнуло и затанцевало, от чего все культиваторы на площади безумно взвыли и ринулись к тарелке с пропитанными кровью булочками. Им казалось, что перед ними на тарелке лежит не груда кровавых булочек, а то, что может позволить им жить вечно, увеличит их основу культивации и ещё сможет принести им другие неимоверные способности. В мгновение ока они словно посходили с ума и начали драться друг с другом за то, чтобы первому схватить булочку. Те, кто смог схватить одну из булочек, обрадованно откусывали от неё побольше и начинали смеяться, словно безумцы. Все, кому булочек не досталось, тут же приходили в ярость и пытались украсть булочку у кого-то ещё.

Разыгравшаяся перед глазами Бай Сяочуня сцена заставила его задрожать от страха. Более того, из-за того, что он наблюдал со стороны, он быстро понял, что на самом деле они едят совсем не булочки! То, что Бай Сяочунь принял за материальные пропитанные кровью булочки, на самом деле оказалось иллюзией. Люди на площади на самом деле дрались из-за ничего. Более того, те, кто думали, что что-то едят, на самом деле в исступлении пожирали свои собственные руки!

Некоторые уже успели оторвать себе зубами пальцы, заставляя кровь брызгать в разные стороны. Но этого им было мало. Полностью обезумев, они продолжали вгрызаться в собственные ладони, пытаясь отгрызть их по запястье. Некоторые из них даже попытались доесть до локтей, при этом на их лицах сияла радость… Те, кто не успел схватить булочку, обезумев пытались оторвать руки тем, кто успел. Разразилась отчаянная борьба. Некоторые люди погибали от магических атак, а их плоть взрывалась, забрызгивая всё вокруг кровью. Тогда остальные набрасывались на свежие куски плоти и начинали их пожирать…

Пока всё это происходило, огонь на двух огромных свечах продолжал танцевать, а два женских голоса пели:

— Ешьте, ешьте… Правда вкусно?..

Бай Сяочунь ощутил, словно его сознание поразило множество молний, он заметно дрожал от той ужасной сцены, что происходила прямо перед ним.

В какой-то момент мастер Божественных Предсказаний наконец отбил для себя «пропитанную кровью булочку» и, громогласно рассмеявшись, поднял свои руки ко рту. Рядом находился Чжао Лун, которому ещё не досталась булочка, но он отчаянно дрался за останки одного из культиваторов с другими…

И тут Бай Сяочунь больше не выдержал. С налившимися кровью глазами, он принял решение. Отбрасывая всякую осторожность, он сделал шаг вперёд. Как только его нога коснулась пола зала, всё вокруг него замедлилось. В то же время всё пространство вокруг заполнила ледяная ци. После этого Бай Сяочунь с невероятной скоростью и используя телепортацию в ледяной области, появился рядом с мастером Божественных Предсказаний. Не медля ни мгновения, он схватил мастера Божественных Предсказаний за руку до того, как он успел её укусить. Дёрнув руку, он закричал:

— Мастер Божественных Предсказаний, опомнись!

Тот щёлкнул зубами в воздухе, не сумев дотянуться до руки. Потом посмотрел на Бай Сяочуня и взвыл. Очевидно, что любой помешавший его действиям тут же превращался в смертельного врага. Мастер Божественных Предсказаний быстро начал производить жест заклятия, а потом указал на Бай Сяочуня. В то же время он дёрнулся вперёд и словно бешеный пёс попытался укусить себя за руку, которую держал Бай Сяочунь.

Бай Сяочунь обеспокоенно посмотрел в сторону Чжао Луна, который безумно хохоча оттащил один из трупов в сторону. К сожалению, в этот момент зрение Бай Сяочуня начало затуманиваться. На самом деле кровавые булочки вдруг начали превращаться в Вечно-поживай Никогда-не-умирай пилюли! При одном виде такого у Бай Сяочуня голова пошла кругом. Однако он укусил себя за язык, чтобы прочистить сознание. К этому моменту ледяная ци вокруг уже начала слабеть, а значит времени оставалось совсем мало.

— Проклятье! — взвыл он. После этого он левой рукой схватил мастера Божественных Предсказаний за горло. Крепко удерживая его, несмотря на его сопротивление, он поспешил к Чжао Луну, который как раз вцепился зубами в плоть трупа, и тоже схватил его. Потом он рванулся к выходу.

Внезапно от свечей послышались два пронзительных крика и из них появились две женщины. Они выглядели как близнецы средних лет и с взлохмаченными волосами, обе смотрели прямо на Бай Сяочуня.

— Как ты смеешь вмешиваться в наши дела?! Ты нарушил наше жертвоприношение плоти и крови, поэтому тебе не уйти отсюда живым.

В ответ на эти слова Бай Сяочунь содрогнулся. Потом он огляделся, всё вокруг медленно начало превращаться в груды Вечно-поживай Никогда-не-умирай пилюль.

«Жить вечно… Жить вечно…» Он ощущал, что погружается в безумие, но в этот момент из глубин его золотого ядра поднялась небольшая ниточка Силы Воли.

Сила Воли наполнила его сознание словно кипяток, попавший на снег. В тот же миг иллюзии исчезли, с бледным лицом он огляделся и понял, что восемьдесят процентов его ледяной ци уже растоплены пламенем свечей. Когда ледяная ци закончится, то он уже не сможет телепортироваться прочь и ему придётся рассчитывать только на силу своего физического тела, которой не хватит…

К этому моменту уже многие другие культиваторы вокруг увидели Бай Сяочуня и для них он казался неимоверной удачей, которую можно обрести, съев его. Они быстро начали поворачивать головы в его сторону.

Взревев, Бай Сяочунь использовал все свои силы, чтобы телепортироваться при помощи ледяной ци. Когда она закончилась, он как раз успел проявиться прямо у выхода из зала и помчался к нему. Оглянувшись назад, он увидел, как две женщины, парящие в пламени свеч, кричат ему:

— Думаешь, так просто сможешь сбежать? — при этом они внезапно бросились в его сторону.

Пока он на предельной скорости пытался убежать, в другом входе в туннель пространство исказилось и показалась Гунсунь Вань’эр. Сделав несколько шагов вперёд, она свирепо махнула рукой в сторону двух женщин:

— Пошли прочь! Как вы смеете пытаться убить одного из моих людей!

Женщины отчаянно закричали. Хотя после взмаха рукой атака Гунсунь Вань’эр не содержала ни капли магических сил, женщины начали мерцать, словно вот-вот исчезнут. В то же время на их лицах появилось выражение крайнего ужаса и удивления. Не смея больше продолжать погоню, они бухнулись на колени и поклонились.

— Возвращайтесь к своему жертвоприношению плоти и крови, — холодно сказала Гунсунь Вань’эр. — И с этих пор не лезьте в чужие дела.

Пока она говорила, маленькие зрачки её двойных глаз начали светиться мистическим светом. Именно из-за этого света две женщины задрожали в ужасе и медленно вернулись в свои свечи.

Комментарии