Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

539. Злые намерения

Прошло ещё два часа, а у входа в лабиринт поток людей всё не кончался. Наконец прибыл молодой человек, который вызвал у культиваторов душ и дикарей вокруг большое изумление.

— Прочь с дороги! — сказал он. Холодность в его голосе заставила всех тут же убраться подальше, чтобы очистить ему путь.

Молодой человек, который теперь парил в воздухе над входом в лабиринт, был необычайно красив собой, его одежда была очень дорогой, своей изысканностью он сильно отличался от остальных культиваторов и дикарей вокруг. В его стати было что-то благородное и величественное. Во лбу у него виднелся знак в форме звезды, который пульсировал странной энергией, заставляющей юношу источать загадочное давление. За его спиной был приторочен большой чёрный лук, на котором виднелось одиннадцать серебряных узоров. Любой, видящий это оружие, мгновенно начинал ощущать страх, а одновременно с ним ещё и зависть. Вскоре вокруг послышался приглушённый шёпот:

— Он из одного из аристократических кланов некромантов…

На лицах у культиваторов душ показалось уважение, а что касается дикарей, то они задрожали и поклонились в знак приветствия. Некроманты в диких землях занимали чрезвычайно высокое положение, а аристократические кланы некромантов были неимоверно могущественными, до такой степени, что их даже очень ценили при правительстве.

Самым простым способом понять, является ли некромант культиватором-одиночкой или происходит из аристократического клана, было посмотреть на его лоб. Только у некромантов из аристократии были знаки предков на лбу, как у этого молодого человека. Этот юноша ещё не достиг стадии зарождения души и находился пока что на великой завершённости формирования ядра. Однако из-за его статуса некроманта-аристократа он вызывал уважение, куда бы в диких землях он ни отправился.

Его звали Чжоу Исин (1), и сейчас он находился прямо рядом со входом в лабиринт, полностью игнорируя окружающих культиваторов душ и дикарей. Изначально он и не думал отправляться в лабиринт. Также он не участвовал в недавних боевых действиях. Такое было ниже его достоинства. В конце концов, хотя его клан и не считался очень большим, но на определённых территориях он был неимоверно известным. И сейчас он пришёл к лабиринту только по одной причине: Бай Сяочунь!

«Хотя у клана Чжоу, возможно, и есть полный набор душ зверей-дэвов пяти элементов, мне их точно не видать… Но если я смогу убить Бай Сяочуня, то получу такой набор в своё полное распоряжение. Потом, когда я достигну стадии зарождения души, то смогу подняться в рангах некромантов. Я наконец-то смогу попробовать создать десятицветное пламя или, возможно даже, одиннадцатицветное. С десятицветным пламенем я достигну высшего ранга среди мастеров-некромантов. А если я смогу произвести одиннадцатицветное пламя, то я наконец-то стану поднебесным некромантом». От подобных мыслей его глаза засверкали в предвкушении, и он залетел во вход, чтобы телепортироваться в лабиринт.

К этому моменту в лабиринте уже оказалось около двухсот тысяч людей, и только тридцать тысяч из них были с великой стены. Остальные — это культиваторы душ, дикари и около нескольких сотен некромантов. Хотя всех телепортировало в различные места лабиринта, учитывая, что их было около двухсот тысяч, они распределились по огромной территории при входе.

Лабиринт представлял собой сеть запутанных ходов, где божественное сознание культиваторов жёстко ограничивалось. Огромное число людей, желающих выследить Бай Сяочуня, рассредоточились во все стороны в его поисках, но при этом никто не мог найти ни малейшего его следа. Это заставило людей из диких земель ещё более ревностно заняться поисками, так как они начали волноваться, что кто-то другой успеет найти Бай Сяочуня вперёд их. По этой причине каждый раз, когда им встречались культиваторы с великой стены, то они просто не обращали на них никакого внимания, не желая тратить время и отвлекаться от своих поисков.

Не все выходцы из диких земель искали Бай Сяочуня. Но он притянул внимание большинства из них, что значительно снизило давление на культиваторов великой стены. Конечно, если им встречался одинокий культиватор с великой стены, то они атаковали его, надеясь поживиться каким-нибудь сокровищем. Это же касалось и другой стороны. Когда несколько культиваторов с великой стены встречали одного из представителей диких земель, то тоже незамедлительно использовали представившуюся возможность и нападали. В то время множество странных и причудливых событий происходило в различных частях лабиринта.

**

Бай Сяочунь уже давно нацепил свою маску из тончайшей кожи и выглядел как культиватор душ средних лет. Сейчас он осторожно крался по лабиринту, страшась, что его могут узнать. Когда он только попал сюда, то на предельной скорости понёсся вперёд, выбирая повороты наугад в надежде отделаться от преследователей. И это ему удалось, но в результате он понятия не имел, где теперь находится. Он попробовал применить некоторые магические техники, пытаясь обнаружить способ выйти из лабиринта, но быстро понял, что в нём работает магия запечатывания, не позволяющая использовать магию небес и земли.

«Ну и что, что я потерялся? Все остальные тоже наверняка потерялись». Немного потерев свой лоб, он оглядел стены туннеля. Все они выглядели совершенно одинаково. У него даже чуть голова не закружилась.

В туннелях был низкий потолок, поэтому лететь по ним возможности не было. К тому же божественное сознание оказалось ограниченным. Бай Сяочунь попытался взорвать стену, чтобы вырваться наружу, но стена ни капли не пострадала. Ещё более печальным оказалось то, что на стене нельзя было оставить никаких отметок, чтобы хоть как-то понимать, где уже был. Но самым неприятным было то, что в этом месте было невероятно холодно. Этот зловещий холод отличался от ледяной ци: от него складывалось впечатление, что находишься не в лабиринте, а на огромном кладбище. Множество раз у Бай Сяочуня появлялось впечатление, что кто-то смотрит ему в спину. Однако каждый раз, когда он оглядывался через плечо, он никого не видел сзади.

— Что за жуткое место?.. — пробормотал он, покусывая нижнюю губу. Пройдя ещё несколько шагов, он внезапно остановился, в его глазах зажглась свирепость, делающая его похожим на острое, вынутое из ножен лезвие клинка.

В этот момент из-за угла перед ним появились четыре человека. Среди них было три культиватора душ и один гигант, который уменьшился в росте до трёх метров. Очевидно, что они действовали одной командой, и у всех у них были мощные основы культивации на стадии великой завершённости формирования ядра. Поразительно, но один из них даже частично сформировал зарождающуюся душу, что означало, что он уже пытался достичь стадии зарождения души, но провалил попытку, став культиватором псевдозарождения души.

Эта стадия имела свои преимущества и недостатки. Большим плюсом было то, что основа культивации при этом была выше, чем на великой завершённости формирования ядра. Ну, а минусом являлось то, что для такого человека было в десять раз сложнее, чем обычному культиватору, достичь зарождения души.

Эта группа сохраняла боевое построение. Впереди шёл гигант, а три культиватора душ следовали за ним. Хотя никто из них не был облачён в дорогие одежды, но вокруг них парили магические предметы. У одного это был зелёный летающий меч с шестью серебряными узорами. У другого был похожий меч, только красного цвета. Очевидно, что оба этих меча получили шестикратное духовное улучшение. Ещё более невероятной была блестящая жемчужина, парящая рядом с культиватором на псевдозарождении души, на ней виднелось семь серебряных узоров. У всех четверых на лицах были напряжённые выражения, они были крайне бдительны и сразу же заметили Бай Сяочуня в маске.

Бай Сяочунь замер на месте и уставился на них в ответ. Это была уже не первая группа вражеских культиваторов, которую он встречал. Он уже натыкался на несколько таких, они просто смотрели друг на друга какое-то время, а потом уходили, предпочитая не связываться. Бай Сяочунь и четверо встретившихся ему на этот раз на протяжении времени нескольких вдохов рассматривали друг друга оценивающим взглядом. Потом Бай Сяочунь немного отошёл в сторону, чтобы дать им дорогу. Четверо пошли вперёд, глазея на множество слоёв доспехов на Бай Сяочуне. Когда между ними оставалось не больше тридцати метров, гигант жутко засмеялся и помчался вперёд на Бай Сяочуня.

«Они не знают, кто я на самом деле, — подумал Бай Сяочунь. — Им просто понравились мои доспехи, а так как я один, то они решили ограбить меня. Мне нужно быстро с ними разобраться».

В глазах гиганта-дикаря сверкнул холодный свет, пока он стремительно приближался, но тут Бай Сяочунь сделал шаг вперёд, и его скорость сразу же ошеломила противников. Прежде чем они успели что-либо рассмотреть, послышался приглушённый бум и потом — крики гиганта-дикаря, который отлетел назад, а затем сразу же взорвался, осыпаясь на культиваторов, летящими, подобно стрелам, кровью и кусочками плоти.

Когда всё улеглось, то они увидели, как Бай Сяочунь стоит на том месте, что раньше занимал гигант-дикарь, и опускает руку. У них глаза полезли на лоб, а сердца быстро забились при осознании того, что они спровоцировали могущественного эксперта. Однако сожалеть уже было слишком поздно. Всем трём культиваторам приходилось сражаться на поле боя, и они знали, что когда встречаешься с врагом в бою, есть только один выбор.

Кровь, которая выплеснулась на них, содержала разъедающие всё токсины, но у них не было возможности хоть что-то противопоставить этому. Поэтому культиватор псевдозарождения души отправил вперёд поток сияния жемчужины, которое создало мерцающий защитный барьер, заблокировавший большую часть крови. Намерение убивать всех трёх культиваторов быстро достигло небес:

— Умри!

Комментарии