Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

536. Невыносимые задиры

Чень Хэтянь остановился, когда дошёл до имени Бай Сяочуня. Бай Сяочунь стал невероятно важным для великой стены за короткое время, прошедшее с тех пор как он вступил в ряды Сдирателей Кожи, и Чень Хэтянь хорошо это знал. Более того, он также отлично помнил про близкие дружеские отношения между ним и Чжао Тяньцзяо. Конечно, вечером наверняка рядом с лабиринтом окажется не только Чень Хэтянь с тридцатью тысячами солдат, но и силы диких земель. Там наверняка будет целая орда дикарей и культиваторов душ…

Душа дэва не менее драгоценна и в диких землях, ведь её можно использовать для получения добавочной силы для секретных магий. По этой причине Чень Хэтянь волновался, что силы диких земель будут пытаться первыми захватить душу дэва. Однако больше всего его беспокоило, что дикари и культиваторы душ, войдя в лабиринт, могут встретить его ученика и дочь. Поэтому Чень Хэтяню было необходимо в лабиринте нечто способное привлечь всё внимание и намерение убивать выходцев из диких земель. Он хотел взять с собой кого-то, кто стал бы целью номер один для всех дикарей и культиваторов душ… И никто так хорошо не подходил для этой цели, как Бай Сяочунь…

В диких землях люто ненавидели Бай Сяочуня. Безусловно, стоит им увидеть его, как все будут гоняться только за ним, чтобы убить. В конце концов, наградой за его смерть является набор душ зверей-дэвов пяти элементов, что не могло оставить равнодушным ни одного выходца из диких земель. При подобном раскладе любой житель диких земель, войдя в лабиринт, если у него нет других предписаний, предпочтёт начать охоту за Бай Сяочунем, чтобы убить его. Одно его присутствие привлечёт внимание всех сил диких земель. Это не только позволит уменьшить опасность для других культиваторов с великой стены, но и увеличит их шансы добыть душу дэва.

— Бай Сяочунь… — пробормотал Чень Хэтянь и сверкнул глазами.

По правде говоря, секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей уже давно работала над тем, чтобы раскрыть секрет формулы пилюли Собирающей Души. Такие пилюли были слишком важны для секты, чтобы позволить контролировать их производство одному человеку. Конечно, Бай Сяочуню ничего об этом не сообщалось, чтобы не вызвать его возмущения и сопротивления в этом вопросе.

Секта уже практически вычислила лекарственную формулу. Что касается взрывающихся алхимических печей, то секта также разработала свои методы, чтобы получить нужный эффект. По этой причине ни для секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, ни для самого Чень Хэтяня Бай Сяочунь уже не представлял такой огромной ценности, как раньше. Если бы всё не обернулось так, как сейчас, то Чень Хэтянь продолжил бы использовать его, как и раньше. Но сейчас на кону стояли жизни его ученика и дочери, поэтому он был более чем готов пожертвовать Бай Сяочунем, если это давало хоть малейшее преимущество для достижения его собственных целей.

Поразмыслив подобным образом, Чень Хэтянь, не колеблясь, добавил имя Бай Сяочуня в список. К тому времени, когда солнце поднялось высоко в небо, Чень Хэтянь завершил работу над списком в тридцать тысяч человек. Он уже чувствовал напряжение. В конце концов, уже сегодня вечером откроется вход в лабиринт. Отправив список оку над пагодой, он использовал свою власть, чтобы оповестить всех выбранных им людей о предстоящем походе в лабиринт. Один за другим удостоверяющие медальоны культиваторов пяти легионов начинали вибрировать с приходом оповещения.

— Меня включили в список!

— Это задание будет опасным, но награда пропорциональна риску!

— В лабиринте находится душа дэва. Хе-хе. Там наверняка будут и культиваторы душ с их ужасающе многократно духовно улучшенным оружием. Если мне удастся заполучить себе нечто подобное, то, даже если я не раздобуду душу дэва, это будет того стоить.

На лицах культиваторов пяти легионов, получивших оповещение, проявились различные реакции. Многие очень обрадовались, что им выпал шанс присоединиться к дэву на важном задании. Некоторые нахмурились при мысли, насколько, скорее всего, будет опасной вылазка. Однако они были культиваторами пяти легионов, поэтому не могли позволить себе начать жаловаться на судьбу. Кроме того в конце оповещения шла приписка, что любой, отказавшийся идти на это задание, будет объявлен дезертиром. А на великой стене с дезертирами разговор был короткий — их просто сразу казнили. Пока все получали приказ, Бай Сяочунь сидел у себя и дрожа смотрел на свой удостоверяющий медальон. Увидев послание, он громко закричал, побледнев:

— Дезертир?! Дезертиров казнят, нанося тысячу ран… Я не хочу идти!

Вскочив на ноги, он так сильно впился взглядом в удостоверяющий медальон, что у него потемнело перед глазами. Он ощутил себя ягнёнком, который идёт прямо в пасть к тигру, чувство неимоверной опасности проникло в каждую клеточку его тела. Ужаснувшись, он тут же отправил сообщение Бай Линю. Прошло достаточно много времени, прежде чем Бай Линь ответил:

«Старший Чень уже принял решение. Я попытался оспорить твою кандидатуру, но он не захотел уступить. Прости, Сяочунь, я никак не могу тебе помочь с этим». Сердце Бай Сяочуня тут же похолодело, в его взгляде появилась ярость, и он снова уставился на удостоверяющий медальон.

«Я столько всего сделал для великой стены! Я генерал-майор!» Бай Сяочунь рассердился не на шутку. Он отказывался верить, что Чень Хэтянь не понимает, что дикие земли сделают всё возможное, чтобы убить его, как только он окажется по ту сторону от великой стены. На самом деле он не удивится, если в лабиринте соблазну получить награду за его голову поддадутся и культиваторы пяти легионов. Более того, он практически ничего не мог поделать, чтобы защитить себя. Если он пойдёт, то опасность, которой он подвергнется, будет сродни смертному приговору. Несмотря на всё это, Чень Хэтянь намеренно выбрал его и отказался выполнить просьбу Бай Линя вычеркнуть его из списков. Очевидно, что Чень Хэтянь сделал это нарочно.

«Скорее всего, он хочет использовать меня как приманку, чтобы отвлечь дикие земли…» — подумал Бай Сяочунь, его глаза сияли красным от ярости, а кровь бешено неслась по венам. Будучи уверенным, что он прав в своих предположениях, Бай Сяочунь продолжал всё больше злиться. Он ощущал себя так, как если бы кто-то стоял за его спиной и тыкал ему в спину мечом, чтобы он добровольно прыгнул в огненную яму. Он практически задыхался от отчаяния.

«Если я не пойду, то меня накажут смертью, нанеся тысячу ран. Кроме того, пострадает также и секта Противостояния Реке. Меня не просто подвергли неимоверной опасности, меня практически приговорили к смерти… Я защищал великую стену несколько лет. Я заслужил огромное число боевых баллов заслуг. И вот как со мной решила поступить секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей?!»

Рассерженный Бай Сяочунь сжал руки в кулаки, его лицо покраснело, а на шее проступили синие вены. Затем через какое-то время он горько рассмеялся. Выбора не было. С одной стороны буквальная смертная казнь, с другой — практически равноценное ей, поэтому ничего не оставалось кроме как выбрать второе.

«Должно быть, они разгадали секрет моей пилюли Собирающей Души». К сожалению, он ничего не мог изменить. К этому моменту он весь дрожал, но не от страха, а от ярости. Тот случай с пилюлей Грёз был весьма показательным. Уже тогда можно было догадаться, как секта относится к нему, но он никогда не думал, что после всего, произошедшего позже, подобное повторится, но уже в гораздо более плачевном ключе.

Пытаясь взять себя в руки, он громко рассмеялся и начал собирать вещи. Так как выбора не было, ему оставалось только как следует всё подготовить, чтобы продержаться как можно дольше. Он взял Вечный зонтик и восьмицветное топливо. Изначально он надеялся воспользоваться этим топливом когда-нибудь в будущем, но сейчас он, ничуть не колеблясь, использовал его для духовного улучшения зонтика. После того как он поместил зонтик в черепашью сковороду, на нём появилось восемь серебряных узоров.

Он не стал делать ничего, чтобы скрыть их. За все эти годы на великой стене он не раз видел, как культиваторы душ из диких земель использовали в бою магические предметы, улучшенные множество раз. Насколько он мог судить, техники духовного улучшения в диких землях отличались от тех, что использовались в землях Достигающих Небес. Он уже давно интересовался этим вопросом и даже расспрашивал об этом Бай Линя, но всё, что ему удалось узнать, — это то, что духовное улучшение как-то связано с некромантами. Бай Линь не стал распространяться ни о чём помимо этого. Информация, полученная Бай Сяочунем другими способами, тоже указывала на то, что духовное улучшение напрямую связано с некромантами, но больше ничего узнать не удалось. По этой причине он был вынужден прекратить копать и временно забыть об этом вопросе.

Выполнив духовное улучшение Вечного зонтика, он проделал подобное со своими лекарственными пилюлями, доспехами, магическими предметами, используя максимальное число духовных улучшений. В какой-то момент мастер Божественных Предсказаний и Чжао Лун пришли к нему, чтобы поставить в известность, что их выбрали для задания в лабиринте. Чжао Лун ни капли не расстроился, но мастер Божественных Предсказаний был напуган до чёртиков, он умолял Бай Сяочуня попытаться избавить его от этой участи.

— Младший патриарх, спаси меня! Я же только попал сюда. Это… Это нечестно!

Примерно около восьмисот человек из третьего корпуса оказались отобраны для этого задания, включая Сун Цюэ. Все они с трудом могли поверить своим ушам, когда услышали, что Бай Сяочуня тоже включили в список. Особенно ошарашенным оказался мастер Божественных Предсказаний, после чего он просто горько улыбнулся. Очевидно, если Бай Сяочунь не мог вызволить и самого себя, то и для остальных надеяться на то, что их исключат из списка, не имело смысла.

Отправив всех восвояси, Бай Сяочунь отправился к пагоде в центре города и потратил все свои боевые баллы заслуг на бумажные талисманы, а также на духовный алкоголь, чтобы можно было восстанавливать запасы духовной энергии. Только при условии, что у него будет достаточно духовной энергии, он сможет успешно защищать свою жизнь в лабиринте. Что касается остальных восьмисот солдат третьего корпуса, то, хотя он и отвечал за их безопасность, учитывая, что времени было в обрез, он сделал для них всё, что мог, но этого было не так уж много.

Вскоре осталось всего два часа до наступления вечера. В это время Чень Хэтянь появился из пагоды и собрал тридцать тысяч культиваторов, которых до этого выбрал. Потом он взмахнул рукой и устремился за великую стену. Беспокоясь, что остальные могут не успевать за ним, он выполнил жест заклятия и создал облако, которое быстро понесло культиваторов в дикие земли. При помощи облака им потребовалось всего два часа, чтобы добраться до места. Бай Сяочунь тоже был в толпе и гневно взирал на Чень Хэтяня. Однако учитывая разницу в уровнях их основ культивации, это было всё, что мог в данной ситуации поделать Бай Сяочунь. Но он по-прежнему был способен поклясться себе: «Просто подожди, пока я стану полубогом, ты, старый хрыч! Тогда-то я поквитаюсь с тобой за всё по полной!»

Комментарии