Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

528. Он же ещё ребёнок

Сун Цюэ подумал о том, как впервые встретил Бай Сяочуня, и обо всём, что произошло с тех пор. Бай Сяочунь всегда представлялся ему грозовой тучей невезения, которую невозможно было рассеять. В Бездне Упавшего Меча Бай Сяочунь стащил у него энергию небесной нити. В секте Кровавого Потока он стал кровавым дитя, в то время как Сун Цюэ давно готовился им стать. Потом он получил почётное звание младшего патриарха. Каждый раз он обходил Сун Цюэ по всем фронтам.

Когда они прибыли в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей, то Сун Цюэ набрался мужества и приложил все усилия, но снова оказался побеждённым. То же самое произошло на огромном корабле. Позже, когда они достигли земли, он снова использовал весь свой потенциал, надеясь подняться на новые высоты и затмить Бай Сяочуня. Тогда бы он наконец сокрушил его и указал бы его истинное место — на коленях, перед Сун Цюе, попирающим его. Даже сейчас он все ещё мог увидеть перед мысленным взором эту сцену: он ставит ногу на грудь Бай Сяочуню, тычет пальцем в его лицо и восклицает: «С этого момента каждый раз при виде меня ты должен убираться с дороги и падать ниц».

Но увы, такое могло случиться только в его мечтах. И снова Сун Цюэ оказался поверженным и ещё как. Звание генерал-майора у Бай Сяочуня раздавило его до попирающей небеса и разбивающей землю степени. Осознав всё это, Сун Цюэ так расстроился и разгневался, что по его щекам полились слёзы. Увидев слёзы на лице Сун Цюэ, Бай Сяочунь развернулся и закричал:

— Да вы что это! А ну перестать так враждебно на него смотреть! Это мой любимый племянник! Вы что, хотите напугать его? Он же ещё ребёнок!

Потом он повернулся обратно к Сун Цюэ и с нежностью посмотрел на него, даже протянул руку и взлохматил ему волосы. Когда Сун Цюэ услышал, как Бай Сяочунь назвал его ребёнком, у него на шее и лице вздулись вены.

— Бай Сяочунь! — взревел он. Потом у него изо рта брызнула кровь, и он завалился на спину, потеряв сознание. Это был уже второй раз, когда он падал без чувств из-за Бай Сяочуня. Первый раз случился в Небесном городе секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.

Сун Цюэ проснулся на следующее утро. Мрачно оглядевшись, он стиснул зубы и уже хотел уйти. Однако как только он вышел за дверь, ему преградили дорогу три культиватора. Ближе всего к нему стоял Чжао Лун, который холодно смерил его взглядом.

— Генерал-майор снова ушёл в уединённую медитацию. Но прежде чем уйти, он отдал приказ завербовать тебя на службу. Теперь ты один из личных охранников генерал-майора. И ты согласишься на это!

Сун Цюэ тут же оскалился.

— Не забывай своё место, Сун Цюэ, — продолжил Чжао Лун. — В любом другом корпусе нашей армии тебя бы казнили на месте за ту непочтительность и нахальство, которое ты показал вчера. Хорошо, что генерал-майор сжалился над тобой по старой памяти. Он не только не наказал тебя, а наоборот, наградил, сделав одним из своих охранников, которыми я командую. С этого дня я не потерплю ни малейшего неуважения к генерал-майору! Если ты продолжишь заносчиво себя вести, то ради генерал-майора я буду вынужден тебя казнить.

Насчёт последней части этой речи Чжао Лун не спрашивал согласия Бай Сяочуня. В конце концов, он знал, что они были в родственных отношениях. Однако будучи командиром личной охраны Бай Сяочуня, некоторые вещи он обязан был пресекать в зародыше. Если бы оказалось, что Сун Цюэ не понимает, что для него лучше, то Чжао Лун определённо рискнул бы подвергнуться гневу Бай Сяочуня, казнив Сун Цюэ. Он уже несколько лет следовал за Бай Сяочунем и поэтому считал своей обязанностью следить, чтобы никто не покушался на доброе имя и славу Бай Сяочуня.

Сун Цюэ видел убийственную ауру в глазах Чжао Луна и ощущал в нём решимость убить в случае необходимости. По его телу прошла дрожь, когда он осознал, что всё, что сказал Чжао Лун, не просто слова…

Прошло ещё полмесяца, нехотя Сун Цюэ постепенно привыкал быть одним из личных охранников Бай Сяочуня. Эти полмесяца Бай Сяочунь потратил на то, чтобы стабилизировать технику Неумирающей Вечной Жизни. Теперь он достиг абсолютного пика и для физического тела, и для основы культивации. Что более важно, он хорошо освоился со своей новой способностью двигаться с такой скоростью, что мир вокруг замедлялся.

Завершив уединённую медитацию, он направился в свой кабинет в штабе третьего корпуса, чтобы выслушать последние отчёты о текущем положении дел от своих полковников. Он знал, что ему, как генерал-майору, нужно очень внимательно слушать подобные отчёты. Последним отчитывался Чжао Лун, который рассказал обо всём, что произошло в городе Великой Стены и в третьем корпусе за последнее время. За спиной Бай Сяочунь стояла прекрасная Лю Ли и массировала ему плечи. Она тоже была частью его личной охраны уже несколько лет и чаще всего вела себя холодно и отстранено. Однако каждый раз, когда Бай Сяочунь чувствовал усталость, она всегда с готовностью разминала ему плечи.

— К настоящему времени в гробнице обнаружено уже более сотни огромных пещер. В каждой из них находятся ужасающие скелеты. Там нашли две души зверя-дэва, и за них разгорелись серьёзные бои. Одна из душ попала в руки пяти легионов, а другая досталась диким землям. Ещё кое-что стало известно примерно полмесяца назад. Под гробницей с сотней пещер находится что-то ещё, но никто пока не нашёл способ туда попасть, — на этом Чжао Лун завершил отчёт. Потом он как бы между делом добавил ещё одно: — Ваш новый личный охранник, Сун Цюэ, ведёт себя довольно неплохо. Однако в нём есть дух бунтовщика: иногда он отказывается выполнять приказы. Поэтому я планирую отправить его в гробницу в диких землях, чтобы он там немного научился уму-разуму.

Бай Сяочунь покачал головой и улыбнулся.

— Нет, не делай ничего, что может оказаться для него действительно опасным. Я же ведь его дядя, знаешь ли. Кроме того, это вполне естественно для детей — иногда упрямиться. Как насчёт такого: через несколько дней я собираюсь отправиться в Мировой город. Теперь я генерал-майор третьего корпуса, и в мои обязанности входит вербовка новых избранных в наши ряды.

На самом деле Бай Сяочунь уже какое-то время планировал это сделать. После того, что случилось с Сун Цюэ, ему очень хотелось встретить ещё больше людей, которые знали его раньше и посмотреть на их выпученные от изумления глаза. Чжао Лун тут же начал переживать, он даже подумывал попытаться отговорить Бай Сяочуня. В конце концов он просто согласился и отправился заниматься особыми приготовлениями, чтобы обеспечить безопасность Бай Сяочуня в дороге. Хотя весь третий корпус взять с собой было невозможно, но Чжао Лун обладал полномочиями выбрать пять полковников с их полками, чтобы взять с собой около пяти тысяч солдат.

Через несколько дней Бай Сяочунь передал Бай Линю нефритовую табличку с прошением отпустить его в Мировой город для вербовки людей. Когда генерал-майор покидал город, то это считалось большим событием, поэтому, конечно же, генерал должен был одобрить подобное заранее. Прочитав прошение на нефритовой табличке, Бай Линь тут же понял, что Бай Сяочунь хочет немного покрасоваться, чтобы избранные, прибывшие вместе с ним, поняли, насколько он невероятен. По правде говоря, Бай Сяочунь был не первым человеком, проделывающим нечто подобное. Даже многие полковники делали что-то в этом роде.

Учитывая, что он уже знал про особенности характера Бай Сяочуня, Бай Линь решил, что он вполне может одобрить прошение. На самом деле он передал несколько советов Бай Сяочуню через нефритовую табличку, не только предупреждая его о том, чего нужно избегать, но также давая ему подсказки, как лучше всего добиться желаемого. Бай Сяочунь поначалу очень удивился, но потом осознал, что это лишь показывало, насколько опытен Бай Линь.

— Мы тут на передовой, — сказал Бай Линь, — поэтому в Мировом городе люди непременно готовы окружить нас лестью и задобрить дарами. Однако не стоит злоупотреблять этим… — он передал ещё несколько наставлений и наконец одобрил прошение Бай Сяочуня.

Прошло ещё два дня, и, после того как все формальности были улажены, ворота города Великой Стены отворились, и из них проследовала процессия из пяти тысяч культиваторов в чёрных доспехах, которые направились в сторону моря Достигающего Небес. Прямо посередине процессии находился Бай Сяочунь. На нём были золотые доспехи, и его вид казался исключительно внушительным. Гордо взмахнув рукой, он приказал всем двинуться в путь.

Чжао Лун и Лю Ли были по бокам от него, недалеко был и Сун Цюэ, правда нехотя. Полковники построили культиваторов в плотные формации, которые летели по воздуху, одновременно разослав вперёд разведчиков, чтобы убедиться, что на пути их не подстерегает опасность. Всё это было сделано ради того, чтобы защитить Бай Сяочуня и сокрушить всё, что может угрожать ему. Даже с большого расстояния можно было заметить сотрясающую небеса и переворачивающую землю убийственную ауру, которую излучали войска.

Сун Цюэ немного переживал и поглядывал на культиваторов вокруг. Сейчас он уже лучше понимал своих сослуживцев, осознавая, что подобные люди могут с лёгкостью уничтожить его в любой момент. Он даже моргнуть бы не успел в случае чего. Но ещё больше беспокоило его то, что все эти люди готовы были следовать любому приказу со стороны Бай Сяочуня.

Среди группы в пять тысяч человек присутствовали эксперты зарождение души, включая некоторых полковников. Из города выступила примерно половина третьего корпуса; куда бы они ни шли, свирепые звери и растения дрожали и не смели приблизиться к ним. Даже причудливый облачный вихрь не смел показаться перед пятью тысячами культиваторов с великой стены. Поэтому, по мере того как они становились всё ближе и ближе к Мировому городу, на их пути не попадалось ни одного препятствия.

Комментарии