Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

509. Моё собственное задание

«Может быть, небеса стали завидовать мне, Бай Сяочуню? Неужели мне не суждено стать генерал-майором?!» Охваченный печалью, он сложил руки за спиной и посмотрел в небо. Через какое-то время он вздохнул и развернулся, чтобы уйти от пагоды.

Однако в это время один из культиваторов неподалёку открыл бездонную сумку и достал множество мстительных душ. Бездонные сумки нельзя было использовать, для того чтобы долго хранить мстительные души. Эта партия уже начала заметно тускнеть. Как только они вылетели из сумки, от огромного ока распространилась сила притяжения. Сразу же души втянуло око, отчего оно, казалось, несколько оживилось. Бай Сяочунь внезапно остановился на месте с широко распахнутыми глазами. Очевидно, что принёсший мстительные души культиватор получил в итоге за них боевые баллы заслуг. Бай Сяочунь сразу же почувствовал воодушевление. С сияющими глазами он ударил себя по ляжкам.

«Конечно! Как я мог забыть? Можно получить боевые баллы заслуг за принесённые оку мстительные души… По сути, если я буду постоянно приносить мстительные души, то мои баллы заслуг продолжат расти».

Однако, обрадовавшись сначала, затем он тут же погрустнел ещё сильнее, чем раньше. «Это тоже не сработает…» В последнее время почти не было никаких боёв, а это означало, что над полем боя летало совсем немного душ. Бай Сяочунь обладал исключительными возможностями для сбора душ, но ему было негде их использовать. Вздохнув, он поплёлся обратно.

Вернувшись в командный центр, он расстроено сел и начал рассматривать этот вопрос с разных сторон. В конце концов он смог придумать только одно решение. Если он хотел получить больше душ, то ему следовало выйти за пределы великой стены и отправиться в дикие земли, чтобы самому разыскать их.

«Нет, я не могу! Это слишком опасно! Я ни за что не пойду сам искать смерти». Вздохнув, он отказался от этой идеи. У него больше не было настроения разгуливать при параде за пределами командного центра, он решил сосредоточиться на культивации техники Неумирающей Вечной Жизни.

Третьим уровнем Манускрипта Неумирания были Неумирающие сухожилия. Ему оставалось только проработать голову, и этот уровень оказался бы полностью завершён. Сейчас в его распоряжении находилось достаточно лекарственных растений, чтобы изготовить нужные лекарственные пилюли, но он понимал, что голова отличается от туловища и конечностей. Поэтому он с большой осторожностью подходил к культивации. Немного поработав над головой, он убедился, что процесс культивации Неумирающих сухожилий там и правда сопряжён с некоторой опасностью. Поэтому он какое-то время обдумывал, как поступить дальше.

Так незаметно прошли полгода. Ещё несколько месяцев, и Бай Сяочунь уже пробудет на великой стене три года. За эти месяцы произошло несколько мелких стычек. Каждый раз, когда начиналось сражение, Бай Сяочунь очень радовался. Хотя он и не участвовал лично, но его подчинённые сражались, и в результате он получал какое-то количество мстительных душ и боевых баллов заслуг. Однако до генерал-майора ему по-прежнему было очень и очень далеко.

До трёх лет службы оставалось только два месяца. Он медитировал в командном центре, работая над техникой Неумирающей Вечной Жизни. К этому времени он уже почти ровно наполовину закончил культивацию головы. Однако тут прогресс начал замедляться. Определённо, работа над сухожилиями головы была опасна — не раз и не два он сталкивался со смертельно опасными ситуациями.

Однажды он внезапно понял, что в его бездонной сумке что-то светится красным светом. Удивившись, он открыл глаза, прерывая медитацию, и посмотрел на сумку. «Что происходит?» — с любопытством подумал он. Как только он открыл бездонную сумку, из неё полился ослепительный красный свет, исходивший от его удостоверяющего медальона.

«Он светится?» — подумал он. Именно этот медальон он получил, когда сошёл с корабля почти три года назад. Помнится, ему говорили, что его нужно беречь как зеницу ока и ни в коем случае не повредить, иначе он не сможет пересекать границу великой стены. Более того, это был билет на возвращение в секту. Он не забыл про эти предупреждения. Позже он даже провёл несколько экспериментов и убедился, что медальон сделан таким образом, что на него никак нельзя повлиять.

И теперь этот самый удостоверяющий медальон сиял ослепительным красным светом. Если бы всё ограничилось только этим, то не было бы ничего страшного. Но встревоженный Бай Сяочунь удивлённо обнаружил, что нефритовый медальон излучает колебания скорой самодетонации. «Что происходит?!» — подумал он, вскакивая на ноги и мрачнея. Не смея медлить, он тут же отправил в медальон божественное сознание, после чего в его голове появилось сообщение.

«У вас осталось только два месяца до истечения срока, в который необходимо выполнить первое задание. Если за это время не появится запись о том, что вы покидали границы великой стены, то нефритовый медальон самоуничтожится». У Бай Сяочуня отвисла челюсть и глаза полезли на лоб. Отправив ещё больше божественного сознания в медальон, он убедился, что всё верно прочёл, и тут же покрылся холодным потом.

«Проклятье! Я знал, что мне нужно выполнить три задания за десять лет испытания огнём, но я впервые слышу, что на первое нужно отправиться в первые три года». Он всё больше беспокоился при мысли, что медальон вскоре может самоуничтожиться и он не сможет вернуться в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей.

«Это шантаж!» — злился он. По правде говоря, не только он оказался в подобном положении. Были ещё другие избранные, которые до сих пор не начали выполнять задания за пределами великой стены, они тоже сейчас испуганно смотрели на свои ярко сияющие медальоны. Очевидно, что секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей хорошо продумала, как нужно стимулировать нерадивых учеников, которые будут пренебрегать заданиями.

Сильно обеспокоенный Бай Сяочунь полетел из своего командного центра прямиком к Бай Линю. Учитывая его звание, ему не нужно было делать специальный запрос на аудиенцию у генерала, и вскоре он уже был у него.

— Генерал, спасите меня! — жалобно воскликнул он.

Бай Линь медитировал, но, как только услышал слова Бай Сяочуня, сразу открыл глаза. Прежде чем он успел спросить, в чём дело, Бай Сяочунь продемонстрировал светящийся красным медальон и всё объяснил. Когда он закончил говорить, то уставился на Бай Линя широко распахнутыми глазами, в которых читалось: «Я же твой подчинённый, ты должен мне помочь!» Большинство подчинённых Бай Линя посвятили всю свою жизнь пяти легионам и были завербованы на службу гильдией Стальной Воли. Поэтому он не очень хорошо знал о правилах, касающихся избранных, которые проходили испытание огнём. Более того, если бы Бай Сяочунь не отличился при своём первом появлении в городе, то Бай Линь никогда бы не завербовал его.

— Ладно, успокойся, — сказал Бай Линь. Достав свою нефритовую табличку, он отправил несколько запросов. Получив необходимую информацию, он медленно перевёл взгляд на Бай Сяочуня. Обеспокоенный Бай Сяочунь заявил:

— Генерал, я же полковник! Ведь ничего страшного, если этот медальон разрушится, правда?

— Ты и правда полковник Сдирателей Кожи, — ответил Бай Линь, — но тебя завербовали. Вот если бы ты был генерал-майором, тогда, возможно, было бы другое дело, но… ты всё равно должен следовать правилам секты. Я должен был и сам подумать об этом, но не волнуйся, я помогу тебе разобраться с этой проблемой.

Бай Линь впервые видел Бай Сяочуня в подобном состоянии, поэтому он улыбнулся и тут же использовал свои связи, чтобы решить вопрос. Когда Бай Сяочунь увидел, что Бай Линь передаёт множество сообщений через нефритовую табличку, то вспомнил, насколько у того впечатляющее происхождение, и начал немного успокаиваться. Однако прошло какое-то время, и лицо Бай Линя помрачнело. Сердце Бай Сяочуня тут же сильно заколотилось. Прошло время горения половины палочки благовоний, на лице Бай Линя показалось неприглядное выражение. Убрав нефритовую табличку, он немного помедлил, а потом сказал:

— Хм. Эти люди там, в секте, слишком твердолобые. Совсем не проявляют гибкости. Бай Сяочунь, я смог уменьшить для тебя требование по заданиям с трёх до одного. Но тебе всё же придётся один раз сходить за пределы стены. Как следует подумай над этим. В конце концов, это ж всего лишь одно задание, верно?

Бай Линю на самом деле было немного неудобно перед Бай Сяочунем. Он сделал всё, чтобы помочь тому, но за последние годы уже успел сделать столько особых запросов в секту, что сейчас всё оказалось несколько сложно. Что касается старейшины, отвечающего за задания, то он просто стоял на своём и не хотел ни на что соглашаться. К сожалению, всё, что мог сделать Бай Линь сейчас, — это только немного утешить Бай Сяочуня. Бай Сяочунь, казалось, сейчас расплачется, но он понимал, что Бай Линь приложил все усилия, чтобы помочь ему.

— Генерал, я же в первой десятке списка приговорённых к смерти в диких землях. Люди там ненавидят меня до смерти. Они убьют меня, как только увидят. Я… Я не смею отправиться за стену!

Бай Линь прочистил горло.

— Не волнуйся. Послушай, просто замаскируйся. Выйди, выполни задание и быстро возвращайся. Никто даже не заметит, что ты уходил. Только мы вдвоём будет знать об этом. Кроме того, хотя секта не уступила в вопросе с заданиями, я могу помочь и другими способами. Например, по правилам ты должен выполнить задание за пределами стены, и это значит, что задания пяти легионов тоже входят в число тех, что можно брать на выполнение. Раз ты полковник, я могу дать тебе право вносить свои собственные задания в общий список. Просто придумай задание для себя, а потом сходи и выполни его. Это просто. Только тебе нужно убедиться, что это задание подходит для стадии золотого ядра. В конце концов, истинная душа отвечает за то, чтобы признавать задания завершёнными.

— Я смогу создавать собственные задания…, а потом выполнить одно из них… — глаза Бай Сяочуня загорелись. От души рассмеявшись, он соединил руки и благодарно поклонился, прощаясь, а потом ушёл.

Комментарии