Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

507. Я должен стать генерал-майором!

Город Великой Стены подразделялась на восточный, западный, южный, северный и центральный районы, в каждом из которых размещался свой легион. Сдиратели Кожи жили в восточном районе, который в свою очередь был разделён на десять гарнизонов, по одному для каждого генерал-майора. Все генерал-майоры были экспертами зарождения души. Они взобрались по горам трупов и проплыли по морям крови, чтобы достичь своего нынешнего положения. Их убийственные ауры и боевая мощь сильно превосходили те, которыми обладали другие культиваторы того же уровня. Без блестящих заслуг, полученных на службе в армии, а также без могущественных покровителей стать генерал-майором было практически невозможно.

Что касается гарнизонов, то они состояли из десяти командных центров, которые находились в распоряжении десяти полковников. Капитаны и лейтенанты занимали отведённые им места внутри командных центров полковников. Командный центр Бай Сяочуня находился в гарнизоне генерал-майора третьего корпуса Чжоу Синцзюня, рядом с командным центром полковника Ли Хунмина. После того как Бай Сяочуня повысили до полковника, генерал-майор Чжоу Синцзюнь почти сразу выделил ему людей.

Очевидно, что армия очень ценила Бай Сяочуня, так как эти культиваторы оказались из тех десяти тысяч, которым он лично помог спастись с поля боя, приведя их обратно на великую стену. Изначально они находились в других подразделениях армии, но генерал Бай Линь сам поспособствовал их переводу. Все эти культиваторы ощущали большую признательность по отношению к Бай Сяочуню и своими глазами видели, насколько он может быть свиреп и бесстрашен в пылу сражения. Поэтому они оказались полностью уверенными в его способностях и очень обрадовались возможности служить под его началом.

Пока Бай Сяочунь шёл по направлению к своему командному центру, некоторые культиваторы полка с каменными лицами тренировались, используя различные божественные способности на специальной площадке. Другие проводили спарринги друг с другом. Хотя все казались неимоверно свирепыми, все были очень внимательны и точны в своих действиях. Но большинство просто молча сидели и медитировали. Весь командный центр, казалось, погружён в торжественную и серьёзную атмосферу. Давление, царящее там, заставило бы любого постороннего подумать дважды, прежде чем зайти на его территорию.

Такая атмосфера воцарилась там с тех пор, как Бай Сяочунь получил повышение. На самом деле солдаты других полков дрожали от страха, когда проходили рядом с этим командным центром. Внезапно в небе появился луч света и направился вниз. Сразу же солдаты на территории командного центра Бай Сяочуня обратили холодные взгляды на того, кто спешил к ним. В луче света находился мужчина средних лет с серьёзным выражением на лице и пульсирующей стальной волей.

— Полковник Бай Сяочунь идёт сюда!

Как только он произнёс эти слова, все культиваторы командного центра задрожали, оживившись. Тут же капитаны начали выкрикивать приказы.

— Построиться!

Всё вокруг погрузилось в активность. Когда наконец прибыл Бай Сяочунь, то увидел множество знакомых лиц среди культиваторов, стоявших в строю у командного центра. Как только те увидели его, то сделали шаг вперёд и громко выкрикнули:

— Приветствуем полковника!

Их возглас, словно гром, разнёсся по всему третьему корпусу. Что касается Ли Хунмина и других полковников, то они оказались потрясены и многие из них поспешили выйти из командных центров, чтобы посмотреть, что происходит. Они увидели, как собравшиеся культиваторы полка Бай Сяочуня, излучая целеустремлённость и рвение, были буквально готовы хоть прямо сейчас вступить в бой. Казалось, что, стоит Бай Сяочуню сказать одно только слово, и они сотрут с лица земли любое препятствие, неся разрушение. Ли Хунмин и остальные полковники остались под глубоким впечатлением.

— Бравое войско и доблестный офицер!

— Они не только благодарны Бай Сяочуню, но ещё и лично видели его стальную волю и свирепость в бою. Поэтому они по-настоящему уважают его и восхищаются им. Из-за их неистовой преданности до тех пор, пока они не отплатят ему добром за добро, они с таким же успехом могут считаться его личной армией.

Бай Сяочунь впервые пришёл в командный центр и увидел всех этих культиваторов, которых узнал с того судьбоносного дня. Теперь, когда он ощущал, какими героическими и бесстрашными они были, даже кровь в его венах бежала быстрее. Внезапно он вспомнил о том, сколько опасностей пришлось ему встретить в тот день на войне. Через какое-то время он глубоко вздохнул, его переполнили эмоции. В конце концов, он понимал, что это не только он спас их, но и они спасли его. Их взгляды, полные почитания и благоговения, тронули его сердце. Без промедления он махнул рукой в сторону командного центра и сказал:

— Пойдём, поедим и выпьем вместе! Когда нужно тратить полученные баллы заслуг — сделаем это вместе, а когда нужно спасаться с поля боя — сделаем это плечо к плечу.

Бай Сяочунь считал, что его слова очень впечатляющие, а когда культиваторы под его началом услышали их, то они немного смутились и удивлённо обменялись взглядами, а затем соединили руки и прокричали:

— Так точно!

Когда их голоса разнеслись по округе, Ли Хунмин и остальные полковники переглянулись со странным выражением на лицах. Они повидали немало офицеров, произносящих воодушевляющие речи перед солдатами, но никогда не слышали, чтобы те говорили так прямо, как Бай Сяочунь.

На некотором отдалении в части города Сдирателей Кожи находилось огромное здание, похожее на гроб, и стоящий в нём Бай Линь смотрел в сторону Бай Сяочуня. Он покачал головой и улыбнулся. Рядом с ним стояли десять человек в доспехах. Все они были в основном среднего возраста, но некоторые и старше. Только что все они обсуждали дела Сдирателей Кожи, но после той сцены, что разыгралась в полку Бай Сяочуня, которую они наблюдали при помощи божественного сознания, все они вспомнили былые времена.

— Этот Бай Сяочунь определённо говорит начистоту, — усмехнулся Бай Линь. — Не могу поверить, что он на самом деле сказал, что они будут спасаться бегством с поля боя плечом к плечу, — он посмотрел на одного из десяти мужчин, стоявших вокруг него — на старика с седыми волосами. — Брат Чжоу, Бай Сяочунь очень важен для Сдирателей Кожи. Пожалуйста, прояви к нему особое внимание.

Десять людей рядом с ним были не кем иным, как десятью генерал-майорами Сдирателей Кожи. Что касается седого старика, то он являлся прямым начальником Бай Сяочуня, генерал-майором третьего корпуса Чжоу Синцзюнем. Услышав эти слова Бай Линя, он улыбнулся и кивнул.

— Не волнуйтесь, генерал. Я прослежу, чтобы грандмастер оставался жив и здоров.

Бай Линь кивнул в ответ, а потом оторвал взгляд от сцены в командном центре Бай Сяочуня и продолжил обсуждение текущих вопросов с генерал-майорами.

Тем временем солдаты полка Бай Сяочуня собрались вокруг него и отправились в здание командного центра. Когда они вошли, Бай Сяочунь оглядел свои новые владения. Что касается Чжао Луна и остальных солдат прежнего батальона Бай Сяочуня, то теперь они стали его персональной гвардией и быстро установили строгие правила о том, кто допускался в здание командного центра. Без специального приказа никто из других полков не мог туда войти.

В конце концов, Бай Сяочунь не только был полковником, но ещё и находился в первой десятке в списке приговорённых к смерти в диких землях. Наградой за его голову была душа зверя-дэва, на которую могли позариться не только люди с диких земель, но и культиваторы из города Великой Стены. На самом деле в прошлом случалось, что людей из списка приговорённых к смерти в диких землях убивали культиваторы, которых по эту сторону стены считали своими.

Так незаметно прошёл целый год. К этому времени Бай Сяочунь прослужил на великой стене уже два года. После того как он получил повышение до полковника, за стеной по-прежнему шли сражения, но они были незначительными. Их размеры даже близко не приближались к масштабам того грандиозного боя, который состоялся год назад.

Бай Сяочунь теперь уже очень хорошо освоился с жизнью в городе Великой Стены, у него появилось новое хобби. Каждые несколько дней он облачался в доспехи и важно выходил из командного центра в окружении большого количества своих людей, чтобы покрасоваться, разгуливая по городу. Ему очень нравилось, как люди бросали в его сторону завистливые и восторженные взгляды каждый раз, когда он появлялся на публике. На самом деле это ему никогда не наскучивало.

Сначала Чжао Лун и люди из его прежнего батальона, как и весь остальной полк, находили это очень странным. Однако со временем они привыкли к этому и поняли, что это просто одна из характерных черт Бай Сяочуня. Хотя это и казалось немного смущающим, постепенно для них это стало обыденным.

Однако Бай Сяочунь продолжил злоупотреблять этим до такой степени, что начинало казаться, будто он пренебрегает своими ежедневными обязанностями. Дошло до того, что про это прознал Бай Линь. Забеспокоившись, он отдал специальные указания. На следующий день, когда Бай Сяочунь вывел свой полк из командного центра, чтобы насладиться взглядами остальных культиваторов, и уже начал радоваться разговорам, раздающимся при его появлении, внезапно появилась группа из нескольких тысяч культиваторов, облачённых в доспехи. Когда они шли вперёд, то расчищали дорогу на триста метров вперёд от толпы перед ними. Даже Бай Сяочуню пришлось посторониться.

— Что это вы, люди, делаете? — воскликнул он.

Без промедления культиватор, к которому он обратился, показал ему командный медальон с фамилией Нянь на нём, а также с символом Сдирателей Кожи.

— Генерал-майор Нянь Хэжун идёт. Посторонитесь все!

В пяти легионах только у генерал-майоров были командные медальоны с их фамилиями на них. Как только демонстрировали подобный медальон, то необходимость в объяснениях сразу отпадала. Мановением руки тысячи культиваторов в его подчинении начали оттеснять Бай Сяочуня и остальных назад. Бай Сяочуню не очень пришлось по душе подобное, но поделать он ничего не мог. Ему оставалось только наблюдать, как почти десять тысяч культиваторов расчищали дорогу. Через мгновение вдалеке появился ослепительный свет. В нём находился старик в алых доспехах в сопровождении десяти полковников, на лицах каждого из которых было очень почтительное выражение. Все, кого оттеснили с дороги, начали выкрикивать приветствия и ликовать при виде генерал-майора. Их реакция оказалась намного более бурной, чем при виде Бай Сяочуня. Их полные энтузиазма голоса тут же достигли ушей Бай Сяочуня:

— Это генерал-майор!

— Небеса! Редко на улице увидишь генерал-майора…

— Генерал-майоры города Великой Стены могут потрясти всё сущее! Это такие люди, что земля дрожит под их ногами, куда бы они ни пошли.

Бай Сяочуню оставалось только раскрыть рот от удивления — настолько торжественная и величественная сцена разыгралась перед его глазами. В то же время он немного расстроился. «И что в этом такого замечательного? — подумал он. — Он просто генерал-майор, так ведь?..»

Он стиснул зубы. «Я должен стать генерал-майором!»

Комментарии