Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

502. Как такое возможно?!

Под ногами вождя племени раскинулось Озёрное Царство. Он был окружён ледяной ци и смотрел вверх на Бай Сяочуня в виде живой горы. Все эти факторы составили смертоносный ход, который служил для Бай Сяочуня последней надеждой на спасение. Это были самые мощные его козыри. Он заранее предполагал, что ему придётся столкнуться с подобной крайне опасной ситуацией, и поэтому приберёг немного силы физического тела и духовной энергии для такого момента. Более того, он возлагал надежды на пилюли Божественного Следа, будучи уверенным, что с ними сумеет выжить. Поэтому он знал, что сейчас ему нужно приложить все силы.

Хотя он страшился смерти, но в подобные мгновения, когда пламя его жизненных сил могло угаснуть в любой момент, подобные страхи были бесполезны. Если он хотел спасти свою жизнь, то ей нужно было непременно рисковать, отбросив всякую осторожность. Именно такие мысли сейчас направляли его действия. Пока он опускался на вождя племени сверху, разъярённый вождь племени тоже задействовал все свои силы, чтобы справиться с такой неимоверной смертельной опасностью. И как можно было ожидать подобное развитие событий? Ведь он был экспертом зарождения души. Да, это была только начальная стадия, но он всё равно в отличие от Бай Сяочуня уже достиг её. Как бы ни был силён Бай Сяочунь, вождь ощущал, что тот всего лишь на поздней стадии формирования ядра, даже не на великой завершённости. Несмотря на всё это, от него исходило ощущение такой невероятной смертельной опасности, что вождь невольно содрогался от унижения и ужаса. Однако времени на обдумывания и планирование дальнейших шагов не было. Мощь основы культивации вождя племени активизировалась, усиливая его физическое тело до такого уровня, что он стал похож на небесного короля. Гиганты-дикари отличались от культиваторов душ в том, что в основном занимались культивацией физического тела. Хотя у вождя племени были в распоряжении некоторые магические техники, но настоящей основой его возможностей являлась сила физического тела.

— Хочешь убить меня? — взревел вождь, вскидывая обе руки вверх, чтобы нанести удар по живой горе.

— Конечно тебя! — в ответ взревел Бай Сяочунь и использовал все свои силы на Заклятие Живой Горы, Озёрное Царство и способности ледяного мастера.

Бу-у-у-ум!

Порыв ветра ринулся во все стороны, и яркая вспышка света озарила небо и землю. Всё поле боя задрожало, культиваторы с обеих сторон конфликта одновременно посмотрели в одну и ту же сторону, чтобы увидеть, что происходит. Взгляды остальных вождей племён тоже оказались прикованы к происходящему. Они с трудом верили своим глазам. Даже некроманты и военачальники пяти легионов посмотрели на Бай Сяочуня. В это момент он превратился во всеобщий центр внимания.

Пока все смотрели на его бой, раздался переворачивающий небеса и сотрясающий землю взрыв. После этого аура ледяного мастера начала затухать, и шипы создания из Озёрного Царства тоже начали исчезать. Бай Сяочунь, задрожал и закашлялся кровью, отлетая кувырком назад. Раздался треск, и его живая гора пошла трещинами и развалилась. Вскоре снова появился его обычный образ. Закашлявшись кровью, он положил в рот пилюлю Божественного Следа. После этого он даже не оглянулся, чтобы посмотреть на результат своей атаки, и просто рванул в направлении защитного барьера.

В то же время после затухания эффектов Заклятие Живой Горы, Озёрного Царства и ауры ледяного мастера, постепенно стал виден и вождь племени зарождения души. Сначала он просто стоял без движения, потом его коснулся ветерок, и он задрожал. Затем его тело медленно обратилось в прах и развеялось по ветру, начиная с головы и дальше вниз. Он оказался полностью уничтоженным — и его физическое тело, и его душа. В миг смерти в его глазах продолжал светиться ужас и нежелание признать происходящее. Но в то же время ничто не могло спасти его от того, чтобы развеяться по ветру… Поле боя на какой-то момент затихло, а потом послышалось тяжёлое дыхание и шумные возгласы.

— Не может быть!

— Небеса! Культиватор позднего формирования ядра убил эксперта зарождения души!

— Это… Это… И это не какой-нибудь обычный эксперт зарождения души, он был вождём одного из племён диких земель. Его физическое тело, должно быть, являлось просто невероятно прочным.

— Этот Дьявол Бай… Проклятье, он не только остался в живых, но ещё и с блеском прикончил своего противника! Гениально!

Пока по полю боя раздавались подобные возгласы, более чем десять тысяч культиваторов, радостно восклицая, начали выстраиваться вокруг Бай Сяочуня, мчась к защитному полю. Остальные гиганты и культиваторы душ поблизости оказались полностью потрясены. Когда Бай Сяочунь на своём пути приближался к ним, то они бледнели от страха и разбегались, не смея встать у него на пути. Слишком многих гигантов и культиваторов души Бай Сяочунь уже успел убить. Он даже прикончил вождя одного из племён. Как кто-то из них мог решиться преградить ему дорогу?

Огромное око стало ещё быстрее стрелять лучами света, не давая никакой возможности другим вождям племён прорваться в сторону Бай Сяочуня. В это время батальон Бай Сяочуня тоже изо всех сил пробивался в его направлении. Они всё это время пытались добраться до него, чтобы защитить его на пути к стене. В конце концов, Бай Сяочунь всегда хорошо к ним относился, а его текущие достижения в бою означали, что его почти наверняка повысят по службе. Как могли они не проникнуться к нему благоговением?

Что касается защитного поля, то оно продолжало увеличиваться в их сторону, пока все дикари, культиваторы душ и даже вожди племён не увидели, что Бай Сяочуню осталось всего несколько мгновений, прежде чем он достигнет защитного барьера. А когда это случилось, то по его телу пробежала дрожь, и вся доблесть и отвага тут же слетели с него, заменяясь остаточным страхом. Он побледнел и, с трудом дыша, повернулся посмотреть на то, как бесчисленное множество дикарей скрежещет зубами по ту сторону защитного поля.

— Только погодите! Лорд Бай вернётся и ещё покажет вам, где раки зимуют!

По эту сторону защитного барьера Бай Линь и остальные военачальники продолжали сражаться с душами некромантов. На лицах некромантов были неприглядные выражения, многие из них получили серьёзные ранения. Как только Бай Сяочунь оказался за защитным барьером, души некромантов переглянулись и уже хотели рвануться в его направлении. Но как могли Бай Линь и другие военачальники позволить случиться подобному? Без малейшего промедления все генерал-майоры и другие эксперты зарождения души пяти легионов преградили им путь. Ещё через мгновение души некромантов разбежались, но не в попытке добраться до Бай Сяочуня, а желая сбежать обратно за пределы защитного поля.

Все они направились в разные стороны. Хотя некоторые из них оказались достаточно близко от Бай Сяочуня, чтобы, пролетая мимо, нанести удар в его сторону, учитывая, как много культиваторов окружало его, и то, как он расправился с вождём племени, они оказались слишком напуганы и просто сбежали. Во время этого Бай Сяочунь сохранял предельную бдительность. Вскоре некроманты ушли, и он наконец облегчённо вздохнул. В окружении культиваторов, которых он вывел с поля боя, он помчался к великой стене. Когда он наконец добрался до неё, то, казалось, что сил у него больше не осталось. Его сердце громко стучало, и, думая обо всём том, что случилось во время боя, он начинал понимать, что только чудом спас свою жизнь.

**

Наконец вечер перешёл в ночь. Чень Хэтянь и молодая женщина в красном остановили бой. Дневное сражение наконец завершилось, и всё, что осталось после него на поле боя, — это груды трупов. Дикие земли понесли тяжёлые потери, как и пять легионов. На следующее утро сражение на поле боя возобновилось с прежней силой.

Прошло три месяца. Бои не прекращались. Всё это время гиганты-дикари продолжали получать подкрепление, как и пять легионов. Из Мирового города продолжали присылать культиваторов, чтобы поддержать силы великой стены, дабы общая мощь пяти легионов не уменьшалась. За эти три месяца одно имя за другим гремело в рядах пяти легионов, всё благодаря количеству боевых баллов заслуг, собранному этими людьми. Конечно, Бай Сяочунь оказался самым ярким из них.

Хотя за последние три месяца он не возвращался на поле боя, но его храбрость и железная воля во время первого сражения помогла спасти жизни более десяти тысяч культиваторов, которых он привёл обратно к стене. В результате эти люди просто преклонялись перед ним. Более того, его боевые баллы заслуг продолжали увеличиваться. Никто из пяти легионов не мог точно понять, сколько их поступало на его счёт.

В то же время подобная ситуация сложилась в рядах сил диких земель. Из-за отчаянных сражений множество сильных экспертов снискало славу. Большинство из них были некромантами. Месяц назад, когда сражение, казалось, начало затухать, некроманты отказались от своей тактики использования мстительных душ, и вместо этого начали сами выходить на поле боя и сражаться. Когда это произошло, то их атаки поразили всех присутствующих. Причиной тому были используемые ими магические предметы, которые, хотя и не дотягивали до драгоценных сокровищ, обладали минимум семью узорами духовного улучшения. Некоторые из них даже получили десятикратное духовное улучшение.

Но самое сильное впечатление произвели три некроманта на позднем возведении основания. Их магические предметы обладали такой поразительной мощью, что позволяли не только с лёгкостью разделываться с другими культиваторами зарождение души, но и сражаться на равных с такими экспертами псевдо зарождения души, как Бай Линь. У каждого из этих трёх некромантов в распоряжении был магический предмет с тринадцатью узорами, что означало тринадцатикратное духовное улучшение. Многие культиваторы сильно удивились подобному, особенно Бай Сяочунь. На самом деле для него это казалось настолько невероятным, что он сам пошёл на стену, чтобы увидеть всё своими глазами.

— Как такое возможно?

Комментарии