Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

495. Дьявол Бай

Вожди более чем сотни племён дикарей оказались полностью потрясены. В предыдущих стычках у стены сила взрывающихся алхимических печей уже и так была ужасающей. А теперь уже при виде одного размера печей у них перехватило дыхание.

— Они… Они такие огромные!

— Если эти десять печей взорвутся…

Глаза вождей округлились, а сердца быстро забились от ужаса. И не они одни отреагировали подобным образом. Увидев печи, десятки тысяч бешено несущихся в атаку дикарей тоже сразу же вспомнили болезненный опыт прошлого.

— Дьявол Бай!

— Проклятье, это Дьявол Бай!

В ужасе множество гигантов-дикарей попытались отступить. Племена диких земель окрестили Бай Сяочуня Дьяволом Баем после ужасающих потерь и поражений на поле боя, произошедших по его вине. Даже Бай Сяочунь не знал, что у него появилось новое прозвище, но оно уже было широко известным среди жителей диких земель. И сейчас, пока все смотрели на парящие по воздуху алхимические печи, со стороны армии диких земель послышался пронзительный крик:

— Любой ценой предотвратите взрывы этих алхимических печей!

Тут же множество культиваторов душ и вождей племён использовали все силы своих основ культивации, чтобы создать огромную, покрывающую всё сеть. Сеть полетела над полем боя с головокружительной скоростью и в мгновение ока уже достигла алхимических печей. Хотя некоторые печи попали в сеть, но остальные двигались слишком быстро, поэтому четыре печи упали на землю, тут же сокрушая гигантов, которые не успели сбежать. Как только печи достигли земли, то раздались оглушительные взрывы, способные потрясти небо и землю, эти звуки перекрыли остальной шум, доносящийся с поля боя, поднимаясь до небесных высот и достигая отдалённых уголков земли.

Сначала трехсотметровые печи покрывались трещинами, потом взрывались так, что земля тряслась, а горы качались. Когда из алхимической печи во все стороны вырвалось море синего огня, тут же распространяясь на площадь больше десяти тысяч метров, то показалось, что настал конец света. Куда бы ни дотягивалось синее пламя, везде раздавались крики агонии, и гиганты тут же сгорали заживо. Помимо пламени мелкие осколки печи стали разлетаться, словно лезвия из огня, которые разрезали всё на своём пути.

Но это был ещё не конец. Ещё во все стороны начала распространяться ударная волна, сметающая горящих гигантов и неистово раскидывающая их по всему полю боя. Казалось, небесные молнии ударили в землю неиссякающим потоком, настолько громкими были взрывы. В то же время клубы пятицветного дыма начали быстро распространяться повсюду, охватывая тела истошно кричащих гигантов и заставляя их тут же гнить и распадаться. Другие гиганты, казалось, теряли способность двигаться и думать, они просто стояли на месте, пока огонь пожирал их плоть.

Но это по-прежнему был ещё не конец. Тут растрескалась и взорвалась вторая, третья и четвёртая печи. Один за другим эти взрывы разнеслись по полю боя, превращая всё в радиусе трёхсот километров в мелкий щебень. И это были только четыре алхимические печи. Остальные шесть оказались окутаны огромной сетью и запечатаны. Даже так четыре взрыва оказались сокрушительным ударом по силам диких земель. Большое количество гигантов сгорело заживо. Дождь из шрапнели прошивал тела всех в окрестности взрыва, до кого не добралось пламя, а взрывная волна разбросала горящие тела гигантов по всему полю боя.

Но самый сильный урон нанёс пятицветный дым. После него не оставалось ничего живого. Перемешавшиеся странные лекарства оказывали такой эффект на дикарей, что даже сам Бай Сяочунь не ожидал подобного. Крики агонии продолжали доноситься со стороны армии диких земель, а из ртов многих культиваторов душ брызнула кровь, и их снесло назад. Более того, эти четыре алхимические печи не только убили множество дикарей, но и ранили ещё большее их количество. У тех, кто смог выжить, не осталось никакого желания сражаться. Их решимость полностью исчезла, и они начали отступать с глазами, полными ужаса, и крайней степенью неверия.

— Дьявол… Дьявол… Бай!

Со всех сторон послышались встревоженные крики, словно это был единственный способ рассеять ужас, поселившийся в сердцах дикарей. Потом их испуганные взгляды устремились на Бай Сяочуня, стоящего на великой стене, и он ощутил, сколько в них ужаса. На самом деле не только гиганты-дикари отреагировали подобным образом. Даже у многих культиваторов пяти легионов перехватило дыхание, все они смотрели на Бай Сяочуня с крайним почитанием и благоговением.

Изначально это он создал взрывающиеся алхимические печи, он изготовил пилюли Собирающие Души. Что касается взрывов печей, похожих на рождение суперновой звезды, то и тут всё произошло благодаря ему. Он снова и снова, не страшась последствий, сокрушал врага до такой степени, что не осталось никого в пяти легионах, кто бы не знал его имени.

Когда пламя пожаров от взрывов начало затухать, стало видно, что перед передними рядами пяти легионов на поле боя почти никого не осталось. Там виднелось только четыре огромнейших кратера… и шесть алхимических печей, которые так и не взорвались. На поле боя стояла почти полная тишина, доносились только звуки сражения дэвов и боя между душами некромантов с командирами пяти легионов. Все остальные на поле боя просто смотрели на последствия взрывов в полном шоке.

Дальше, на некотором удалении, находилось пять алтарей с пентаграммой, сформированной чёрными лучами, исходящими от них. Старики в чёрном сидели на алтарях и продолжали читать заклинания, но при этом дрожали, смотря на поле боя. Затем они перевели взгляд на сражения дэвов, а потом на Бай Сяочуня, стоящего на великой стене. Несмотря на то что они были очень далеко, они видели его так же чётко, как если бы он стоял перед ними.

Бай Сяочунь в это время с открытым ртом таращился на поле боя. Через какое-то время он вспомнил, как дышать, после чего в его сердце появился страх. В то же время он осознал, что его боевые баллы заслуг увеличиваются с головокружительной скоростью. «Таким темпами меня определённо повысят до полковника!» Пока подобные мысли радовали его, внезапно на нём зафиксировался чей-то взгляд из кровавого облака.

В то же время поток красного тумана начал стремительно двигаться в его сторону, это было не что иное, как атака дева — молодой женщины в красных одеждах. Однако Чень Хэтянь ни за что не позволил бы её нападению просто так проскочить. Громко засмеявшись, он блокировал атаку, а затем сражение дэвов возобновилось с прежней интенсивностью. Сначала Бай Сяочунь был поражён, но когда атака не достигла его, он облегчённо выдохнул. Однако ещё до того, как он успел выдохнуть наполовину, ещё больше взглядов со стороны вражеской армии зафиксировалось на нём. На него, не сводя глаз, смотрело множество вождей племён. Свирепость и ярость в этих взглядах полностью превосходила всё, что было до этого…

«Чего это они все уставились на меня?.. Что ж, думаю, я своё дело уже сделал. Что-то тут становится слишком опасно. Пожалуй, я пойду». Приняв такое решение, он уже собирался уйти, когда внезапно раздался мощный вой, который, казалось, мог разорвать саму ткань небес. Сразу же за этим все разрывы в небе, которые успели затянуться, снова раскрылись, создавая дыру в форме пентаграммы. Послышались приглушённые крики:

— Хочу есть… Я так голоден…

В то же время ужасающая призрачная рука показалась из разрыва, она быстро схватила стариков в чёрном и потащила их к разрыву. Старики совсем не сопротивлялись. Они просто позволили руке затащить их в разрыв, откуда послышался хруст костей и противное хрумкание! От одного вида происходящего культиваторы пяти легионов поражённо застыли, и у них сбилось дыхание.

Что касается Бай Сяочуня, то его глаза широко распахнулись, и он уставился на разрыв в небе в форме пятиконечной звезды. При этом в душе у него появилось очень нехорошее предчувствие. Он быстро полетел в сторону города, но тут из пентаграммы донёсся оглушительный грохот, и появился огромный рот. Очевидно, что обладатель этого рта находился в каком-то другом измерении за пределами небес, в отверстии можно было рассмотреть только небольшую часть рта, который был зеленоватым, а на чёрных зубах виднелись кровь и человеческие останки. Почти сразу, как появился рот, снова послышались слова:

— Хочу есть… Я так голоден…

Пока все поражённо смотрели, рот повернулся прямо к великой стене и начал глубоко вдыхать. Земля и небеса потемнели, всё затряслось, и изо рта начала распространяться невероятная сила притяжения. Даже защитный барьер великой стены не мог противостоять ей, и уже через мгновение множество культиваторов пяти легионов вопреки своему желанию полетели по воздуху в сторону огромного рта. Послышался свист, когда более половины культиваторов пяти легионов оказалось вытянутыми за пределы защитного поля. Немало культиваторов, включая Бай Сяочуня, сорвало со стены и из неба со стороны города. Дрожа, Бай Сяочунь обнаружил, что ничего не может сделать, чтобы сопротивляться воздействию. Он кричал всю дорогу, пока его вытаскивало за пределы стены на поле боя, а потом и за границу защитного поля.

Комментарии