Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

489. Покушение на Бай Сяочуня

Когда культиваторы душ взорвали себя, то во все стороны начала распространяться мощная ударная волна. В то же время на месте взрыва появилась иллюзорная фигура. Это был серый призрак верхом на чёрной душе лошади, и двигался он намного быстрее, чем культиваторы душ ранее. В мгновение ока он проник за щит и устремился в сторону Бай Сяочуня.

— Душа некроманта на стадии псевдо-дэва!

Всё случилось так быстро, что все застыли на месте от неожиданности, исключая Бай Линя, который тут же преградил путь врагу. Однако душа некроманта заранее смирилась со своей гибелью, поэтому не сдерживалась и ничего не боялась. Протянув правую руку, некромант указал пальцем на Бай Сяочуня, отправляя в его сторону зелёный поток энергии. Даже атака Бай Линя в полную силу смогла лишь немного замедлить движение этой зелёной энергии, которая всё равно продолжала лететь с такой скоростью, что ни один культиватор формирования ядра не смог бы от неё убежать.

От лица Бай Сяочуня отхлынула вся кровь, и его накрыло острым ощущением смертельной опасности. В этот критический момент он взревел изо всех сил, использовал силу Неумирающих сухожилий обеих ног и помчался наутёк со скоростью, превышающей возможности культиватора на стадии формирования ядра. Когда между ним и зелёной энергией появилось небольшое расстояние, он использовал ледяную ци и телепортировался на триста метров. Только тогда ему удалось избежать мгновенной гибели.

Место, где он только что стоял, захлестнула зелёная энергия. К сожалению, все Сдиратели Кожи, которые оказались в радиусе ста метров от этого места, пострадали от колебаний этой энергии, сразу же превратившись в кровавые лужицы. Никто из них не успел даже вскрикнуть, прежде чем умереть. Все вокруг Бай Линя и Бай Сяочуня мгновенно погибли. Что касается Сдирателей Кожи, которые не попали в зону поражения, то их лица побледнели от ужаса.

Бай Сяочунь закашлялся кровью. Его кости оказались близки к тому, чтобы сломаться, даже пять органов инь и шесть органов ян чуть было не разрушились. И это только от колебаний атаки, а не от самой зелёной энергии. Оглядев лужицы крови, оставшиеся от окружающих культиваторов, сердце Бай Сяочуня задрожало.

— Вы… — но прежде чем он успел ещё что-то сказать, он снова закашлялся кровью. Благо, у него было мощное физическое тело и основа культивации золотого ядра. По этой причине ему удалось избежать смерти. Но всё равно он оказался серьёзно ранен.

Выплюнув ещё немного крови, он увидел, как иллюзорного некроманта уничтожил взгляд огромного ока с пагоды. За мгновение до того, как некромант погиб, в его глазах можно было рассмотреть неверящий взгляд, говорящий: «Как ему удалось выжить? Как Бай Сяочунь избежал смерти?!»

Изначально некромант полагал, что если даже Бай Сяочунь сможет каким-то чудом избежать его атаки, то колебания от неё, безусловно, смогут уничтожить любого культиватора формирования ядра, поэтому ему не спастись. В конце концов, основа культивации некроманта находилась на уровне псевдо-дэва, кроме того, ничего не предвещало попытки покушения. Чтобы гарантировать её успех, дикие земли пожертвовали более чем сотней гигантов-дикарей, чтобы обеспечить отвлечение внимания, и тремя культиваторами душ. К тому же для самого убийства использовалась душа могущественного некроманта. И всё это было сделано, чтобы убить Бай Сяочуня. Уже от одного его вида обитатели диких земель зверели от ненависти, но в то же время их попытка расправиться с ним не удалась.

Со лба Бай Сяочуня катился пот. Ощущение угрозы гибели оказалось слишком острым. Три культиватора душ тоже были очень могущественными и обладали основой культивации зарождения души. Что касается некроманта, то он находился на том же уровне, что и Бай Линь — в полушаге от царства дэвов. Из-за того что атаку производила только его душа, а также из-за особых техник в его распоряжении, он смог проникнуть через защитный барьер, чтобы нанести один-единственный магический удар. Если бы Бай Линь не оказался поблизости, то Бай Сяочунь не смог бы избежать этого удара, даже если бы обладал ещё большей скоростью.

У Бай Линя на лице появилось неприглядное выражение. Бай Сяочуня, стоящего прямо рядом с ним, чуть не убили. Это само по себе уже являлось наглой провокацией. Бай Сяочунь был очень важен для него. Возможно, если бы он уже успел приготовить большое количество пилюль Собирающих Души, с его потерей ещё бы можно было смириться. Но сейчас он не успел даже приступить к их перегонке. Если бы он умер сейчас, то это было бы большим ударом для культиваторов города Великой Стены. Сильно забеспокоившись, Бай Линь подбежал к нему и протянул лекарственную пилюлю, мерцающую пурпурным светом.

— Прими эту пилюлю Божественного Следа.

По одному лекарственному аромату пилюли Бай Сяочунь сразу же смог понять, что это мощная пилюля для заживления ран. Не сомневаясь ни мгновения, он положил её в рот, и почти сразу всё его тело наполнилось духовной энергией и жизненной силой. В то же время все раны начали быстро исцеляться. Подобных чудесных пилюль Бай Сяочунь не видел ещё никогда в жизни. Он сразу понял, что она неимоверно ценная. На самом деле Бай Линь хранил её наготове на случай, если тяжело ранят его самого. Однако сейчас Бай Сяочуня это не особо волновало. Повернувшись к Бай Линю, он произнёс:

— Генерал Бай, позвав меня на великую стену, чтобы понаблюдать за сражением, вы много раз повторили, что здесь я буду в безопасности.

Бай Сяочунь по-прежнему ощущал остаточный страх. Как только он договорил, то отошёл подальше от края стены. Бай Линь как нельзя сильно чувствовал свою вину. Сложив руки и извинившись перед Бай Сяочунем, он гневно глянул на поле боя, и в его глазах сверкнуло намерение убивать. Конечно, Бай Сяочунь не злился на Бай Линя. Если бы Бай Линь не помог ему, то он бы уже погиб.

— Неужели некроманты действительно могут проникать за защитное поле великой стены? — спросил он.

Хотя Бай Сяочунь достаточно расплывчато сформулировал вопрос, но он явно хотел знать, по какой причине он подвергся такой опасности. Обычно он оставался настороже, куда бы ни шёл, но из-за магической формации защитного барьера на великой стене всегда полагал, что находится там в безопасности. Немного помолчав, Бай Линь ответил:

— Большинство людей не могут. На самом деле даже некроманты в своём физическом теле тоже не могут. Они способны на это только в форме души, вышедшей из тела. Однако после того как они проникают за барьер, око пагоды сразу же обнаруживает их и уничтожает в течение времени трёх вдохов. Поэтому некроманты очень редко прибегают к подобному трюку.

Успокаивая дыхание, Бай Сяочунь злобно глянул на поле боя за стеной. Сейчас дикари и море душ отступали.

— Сяочунь, прошу, прости мне мою беспечность сегодня, — сказал Бай Линь, поворачиваясь к Бай Сяочуню. — Почему бы нам сейчас не отправиться на встречу со снабженцем из секты? Тебе нужно будет только сказать ему одно слово, и любые ресурсы, которые ты пожелаешь, окажутся в твоём распоряжении.

Бай Сяочунь тут же понял, на что намекал Бай Линь. Он давал ему возможность набить карманы добром, чтобы возместить ему моральный ущерб. Тут Бай Сяочунь наконец отошёл от случившегося, бросил последний злой взгляд на дикарей и последовал за Бай Линём прочь со стены. Вскоре они вернулись в город и направились в офис снабженца из секты. Учитывая статус Бай Линя, ему не нужно было вести себя вежливо. Он просто подошёл к входу и рявкнул:

— Сун Идо, живо сюда!

Через несколько мгновений к ним уже, пыхтя, спешил полный мужчина средних лет. Сложив руки в приветствии, он спросил:

— Что вам нужно? Просто скажите, и всё будет.

Бай Линь посмотрел на Бай Сяочуня и кивнул, потом встал рядом, задумчиво глядя на небо. Сейчас Бай Сяочуню казалось, что лучшим способом справиться со своим беспокойством будет набрать побольше ресурсов для культивации. Поэтому ни капли не медля, он заявил:

— Мне нужно пять тысяч земляных духовных клубней, каждый из которых должен быть не моложе пятисот лет.

Сун Идо затрясся, словно боров, которому наступили на хвост. Его жировые складки дрожали, как холодец, он взвизгнул и воскликнул:

— Пятисотлетние? Пять тысяч? Это невозможно!

Не обращая на него никакого внимания, Бай Сяочунь продолжил:

— Ещё мне нужны сливы небесного дракона, женьшень семи морей, чешуйки виверны, достославные травы. Каждого по десять тысяч.

Сун Идо уже хотел что-то ответить, но Бай Сяочунь его перебил, добавляя:

— Плюс к этому ещё топливо для девятицветного огня. Сто порций!

Сун Идо рассверипел.

— Невозможно, у меня нет столько всего! Да и у кого столько есть?!

Полностью проигнорировав Сун Идо, Бай Сяочунь продолжил:

— Ещё мне нужно десять тысяч бутылок духовного алкоголя, предназначенного для восстановления основы культивации. И сотня пилюль Зарождения Души! Ах да. Это… как оно там называлось… Пилюля Божественного Следа! Я хочу и таких сотню.

Тут же Бай Линь занервничал. Судя по услышанному, ему, скорее всего, придётся обращаться с просьбой к своему деду, чтобы достать подобное. Что касается Сун Идо, то про себя он выл от горя. Он отвечал за снабжение всего города Великой Стены, если его запросы к секте оказывались слишком высоки, то его ждало наказание. С другой стороны, если он не предоставлял необходимое количество ресурсов пяти легионам, то они могли рассердиться.

Бай Сяочунь помахал рукой, показывая, что закончил с требованиями, и посмотрел на Бай Линя. Немного подумав, Бай Линь криво ухмыльнулся Сун Идо, потом оттащил его в сторонку. Сначала он что-то ему шептал, потом разозлился и, наконец, вдарил кулаком по ближайшему украшенному орнаментом камню, напугав Сун Идо до потери пульса. Затем они оба подошли к Бай Сяочуню. Снова криво улыбнувшись, Бай Линь позвал Бай Сяочуня за собой, очевидно, беспокоясь, как бы он не начал выдвигать новые требования.

— Он не может достать пилюли Зарождения Души и топливо для девятицветоного огня, даже если его убить. Всё остальное осуществимо. Что касается пилюль Божественного Следа, что мне нужно подумать, как это провернуть…

Комментарии