Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

486. Смертный приговор для Бай Сяочуня

Глаза Чжао Луна широко распахнулись, а Лю Ли поражённо ахнула. У всех были схожие выражения на лицах, пока они смотрели, как Бай Сяочунь стоял и дико хохотал.

— Пилюля афродизиака? — спросил Бай Линь удивлённо.

Прежде чем кто-либо успел ещё что-то спросить, Бай Сяочунь взмахнул рукавом, забирая восемь алхимических печей с собой, а потом, используя силу Неумирающих сухожилий на ногах, подпрыгнул в воздух и полетел к великой стене.

— А теперь, толстопузые животные, — сказал он, сверкая глазами и паря в воздухе, — Бай Сяочунь идёт к вам!

Бай Линь подавил замешательство и последовал за Бай Сяочунем. Чжао Лун и остальные, немного подумав, тоже полетели в сторону великой стены. Им стало очень любопытно, что за пилюли в итоге получились у Бай Сяочуня, учитывая, в каком состоянии он их готовил.

Вскоре Бай Сяочунь уже ступил на великую стену, где он издал вопль и запустил свои алхимические печи на поле боя. В это время гиганты из диких племён под прикрытием почти бесконечного моря душ шли в наступление. Теперь, когда нашёлся способ нейтрализовать алхимические печи, мстительные души уже не испытывали былого ужаса, и их стало проще контролировать. В результате у некромантов появилась сила, которую можно было использовать ещё для чего-то. Эти сила пошла на то, чтобы повысить уровень некоторых из мстительных душ, делая их гораздо более мощными, чем раньше.

Грохот на поле боя стал ещё интенсивнее. Увеличение силы душ привело к тому, что всё меньше гигантов погибало в бою, в то же время давление на пять легионов возросло. Что касается восьми раскалённых докрасна алхимических печей, то они парили в воздухе, представляя собой поразительное зрелище. Одна мысль о том, что произойдёт, если они взорвутся, повергала всех со стороны диких земель в страх. На самом деле при появлении печей гиганты-дикари тут же почувствовали зарождающийся в сердце ужас. Однако они не паниковали. Пока они наблюдали за летящими печами, старик в чёрных одеяниях, сидящий на чёрном алтаре, а также некроманты и вожди племён смотрели за происходящим на водяном экране.

— Выжимаем последние капли, да? — холодно сказал старик в чёрном. — Эти печи больше не сработают!

С ледяным выражением лица он выполнил жест заклятия правой рукой и затем указал пальцем в сторону водяного экрана. По поверхности воды пошла рябь, и сразу же более десятка шарообразных зверей на поле боя внезапно подняли свои головы и взвыли. На их мордах появилось выражение презрения, и они широко открыли пасти, чтобы втянуть воздух. Тут же восемь алхимических печей закачались туда-сюда, а потом устремились к шарообразным зверям, которые начали драться между собой за то, кому достанутся печи. В один миг все алхимические печи уже проглотили. Те звери, которым ничего не досталось, взвыли от досады. Когда старик в чёрном увидел происходящее, то он слегка улыбнулся с презрением в глазах. Уже второй раз культиваторы пяти легионов стали свидетелями того, как звери поглотили алхимические печи. Бай Линь молчал, а остальные культиваторы расстроенно вздыхали. И только Бай Сяочунь стоял и пристально наблюдал за восемью зверями, которые проглотили алхимические печи.

— Скушайте всё, — пробормотал он, — и не подавитесь!

Послышался приглушённый грохот, огромные животы зверей раздулись ещё больше, а потом снова вернулись к нормальным размерам. Потом звери угрожающе посмотрели в сторону великой стены, издали устрашающий вой и развернулись, чтобы уйти с поля боя. В тот же миг их окружила большая группа гигантов-дикарей, чтобы защитить от возможных атак. Тут же гиганты на поле боя начали издевательски улюлюкать.

— Это всё, что вы можете? Эти магические предметы теперь бесполезны против нас!

— Эти идиоты с великой стены не понимают с первого раза, поэтому используют старые трюки! Этих восьми алхимических печей не хватило, чтобы накормить наших зверей!

— Да они просто полные дауны! Зачем пытаться снова делать то, что не сработало в прошлый раз?

Когда культиваторы пяти легионов услышали подобные слова и издевательский смех, то стиснули зубы от досады. Если бы не приказ дэва не покидать свои посты на стене, то они бы уже наверняка отправились на поле боя, чтобы пролить реки чужой крови. Бай Линь вздохнул и повернулся к Бай Сяочуню, собираясь что-то сказать. Но прежде чем он успел хоть что-то произнести, глаза Бай Сяочуня сузились, и он пробормотал:

— Уже скоро, теперь в любой момент их смех может оборваться. Когда я злюсь, то пугаю даже самого себя!

Подобные слова застали Бай Линя врасплох. И затем, прежде чем он успел хоть что-то спросить, восемь зверей, проглотивших алхимические печи, внезапно замерли на месте. Через мгновение выражение их морд изменилось, и медленно их глаза начали наливаться красным. Они задрожали, открыли пасти и рыгнули розовым дымом. На самом деле казалось, что их тела начали источать красное свечение.

Послышалось хриплое тяжёлое дыхание, которое вскоре превратилось в звенящий вой. Окружающие дикари поражённо наблюдали, как восемь зверей, внезапно обезумев от желания спариваться, повернулись и набросились на них. Два зверя с отчаянным воем набросились на себе подобных. Через минуту восемь зверей уже пытались наброситься и пристроиться ко всему, что движется… Их полностью захватило действие пилюли афродизиака. Более того, из-за того что пилюли взорвались внутри зверей, их воздействие было практически невозможно рассеять. Сложно выразить словами, насколько мощными оказались эти пилюли, ведь их очищали четыре раза!

Не имело никакого значения, был зверь самкой или самцом. Как только пилюля взорвалась в их желудке, они полностью лишились способности соображать и оказались захвачены воздействием пилюли афродизиака. Если бы всё ограничилось только этим, то не было бы ничего страшного. Однако они постоянно рыгали, испуская розовый дым, который никак не действовал на мстительные души, но, определённо, сильно влиял на гигантов-дикарей. Все те из них, кто вдохнул хотя бы немного дыма, тут же сильно краснел. Взгляд у таких людей терял осмысленность, и глаза наливались кровью, после чего они запрокидывали головы и издавали рёв.

В мгновение ока всё поле боя погрузилось в хаос… Вопли и крики раздавались со всех сторон. Теперь подступы к великой стене больше не походили на поле боя, и на них развернулись сцены полного безумия. Одна из причин, почему эта версия пилюли афродизиака оказалась невероятно эффективной, крылась в том, что Бай Сяочунь скомбинировал изначальную формулу с формулой пилюли Грёз. Он даже выполнил духовное улучшение некоторых основных ингредиентов. Так эти пилюли стали намного более поразительными, чем когда-либо ранее. Культиваторы на великой стене смотрели вниз, и их головы шли кругом. На их лицах отражалась растерянность и удивление, они с трудом могли поверить собственным глазам.

— Э-э-это… Это…

— Они же… Чёрт побери! Что же именно тут происходит?

— Что это за лекарственные пилюли такие? Небеса!

Все культиваторы пяти легионов обсуждали происходящее, будь то простые солдаты, лейтенанты, капитаны или даже полковники и генерал-майоры. Подобные события всех без исключения заставили потерять самообладание. Даже Бай Линь — генерал одного из пяти легионов — был ошеломлён. На самом деле разыгравшаяся перед великой стеной сцена была настолько шокирующей, что даже огромный глаз на пагоде оказался под впечатлением. Затем показался Чень Хэтянь, Даже этот уважаемый дэв не сдержал поражённого вздоха, а потом он с очень странным выражением на лице посмотрел на Бай Сяочуня.

«Как такое могло случиться у великой стены?» — подумал он.

У остальных тоже были подобные мысли. В этот миг имя создателя пилюль Бай Сяочуня навсегда отпечаталось в сознании всех присутствующих. «До конца своих дней я ни за что не стану провоцировать этого ужасающего Бай Сяочуня!»

Послышалось множество охов и ахов, а на поле боя продолжался хаос. Старик в чёрных одеждах, а также некроманты и вожди племён вокруг него наблюдали за происходящим через водяной экран. Между ними повисла мёртвая тишина, а взгляды всех присутствующих приклеились к изображению на экране. Никто не то что не мог произнести ни слова — все они почти позабыли как дышать. Их дыхание восстановилось только через какое-то время, а затем оно стало тяжёлым, пока наконец все собравшиеся не затряслись. Потом с алтаря послышались разъярённые крики:

— Бай Сяочунь!

— Дикие земли уничтожат тебя или погибнут, пытаясь.

— Проклятый небесами Бай Сяочунь! Ты умрёшь в страшных муках!

— Смертный приговор ему! Передайте всем и каждому: этот Бай Сяочунь должен умереть! Если он останется жить, то дикие земли не смогут смыть с себя этот позор!

Комментарии