Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

484. Ярость Бай Сяочуня

В городе Великой Стены Бай Сяочунь сидел со скрещёнными ногами. По какой-то причине он чувствовал себя очень неспокойно. Внезапно его глаза распахнулись, и он огляделся со странным выражением на лице. Однако прошло немного времени, ничего не произошло, и он вернулся к культивации. Наконец на закате он глубоко вздохнул и вышел из дома. Прочистив горло, он сказал:

— Принести алхимические печи!

Тут же Лю Ли, Чжао Лун и остальные принялись за дело и выстроили пятьдесят алхимических печей вокруг него. К этому времени они уже успели привыкнуть к тому, как Бай Сяочунь работал, и к его славе после того, как в диких землях он попал в список приговорённых к смерти. В то же время он хорошо к ним относился и часто выдавал им лекарственные пилюли и магические предметы. В конце концов, несмотря на то что он не обладал большим запасов боевых баллов заслуг, их приток на его счёт рос с каждым днём, а он никогда не был прижимистым. Когда он был счастлив, то хотел, чтобы и окружающим было хорошо. Поэтому Чжао Лун и остальные с радостью подчинялись ему.

После того как алхимические печи были установлены, подчинённые Бай Сяочуня заняли свои места, встав на стражу. Посмотрев на сделанные приготовления, Бай Сяочунь удовлетворённо кивнул. Взмахом руки он открыл все алхимические печи, затем в воздухе оказалось большое количество лекарственных растений. Как обычно, для каждой из пятидесяти печей он сделал свои небольшие вариации в лекарственной формуле. Алхимические печи начали нагреваться, а Бай Сяочунь стал расхаживать между ними и время от времени добавлять лекарственных растений или регулировать огонь. Прошло около двух часов, все нужные поправки были сделаны, и он запечатал алхимические печи. Сразу после этого Чжао Лун и остальные переглянулись и стали перешёптываться:

— Интересно, сколько из них взорвётся на сей раз?

— Спорим, что их будет двадцать или меньше!

— Вчера взорвалось семнадцать, так что я думаю, сегодня будет больше двадцати.

Так всё обычно и происходило… После запечатывания печей, Бай Сяочунь отряхнул руки и ушёл к себе в дом, больше не обращая на печи никакого внимания. Прошло ещё восемь часов, и от одной из печей начал доноситься треск. Как обычно, тут же появился Бай Линь, и Бай Сяочунь завершил свою сессию медитации, чтобы выйти и встретить его.

— Спасибо за прекрасную работу, грандмастер Бай, — сказал Бай Линь с улыбкой. С каждым днём он всё лучше относился к Бай Сяочуню.

— Это не составило большого труда, — великодушно ответил Бай Сяочунь с видом важного героя. — Я сделаю всё для великой стены. Однако, старший Бай, у меня почти закончились алхимические печи, и очень мало лекарственных растений, особенно земляных духовных клубней. В следующий раз доставьте немного больше, чем обычно.

— Без проблем. Я займусь этим прямо сейчас.

Бай Линь с блеском в глазах продолжал наблюдать за печами, пока не стало раздаваться ещё больше треска. Чем больше алхимических печей начинали выказывать признаки скорого взрыва, тем больше радовался Бай Линь. Более того, чтобы удостовериться, что все они взорвутся одновременно, он часто использовал силу своей собственной основы культивации и замедлял реакции в самых раскалившихся. Наконец, когда двадцать семь алхимических печей оказались близки к взрыву, а остальные явно не собирались выказывать не малейших признаков опасной реакции, Бай Линь от души рассмеялся и, взмахнув рукавом, полетел с печами к великой стене.

Бай Сяочунь, как обычно, последовал за ним, чтобы посмотреть, что произойдёт на поле боя. В конце концов, то, что он видел эти взрывы своими глазами, помогало ему в следующий раз лучше корректировать лекарственные формулы. Бай Линь знал, что Бай Сяочунь любит лично наблюдать за взрывами, поэтому не летел слишком быстро, чтобы тот смог угнаться за ним. Когда они достигли великой стены, то Бай Линь запустил двадцать семь печей на поле боя в различных направлениях.

Когда культиваторы пяти легионов увидели происходящее, то они начали радостно восклицать. Дикари на поле боя, напротив, стиснули зубы и стали отступать. Что касается мстительных душ, то, как только появились алхимические печи, они попытались выйти из-под контроля некромантов и сбежать. От одного вида того, что происходит ещё даже до взрыва печей, Бай Сяочунь начинал чувствовать себя просто великолепно. Однако…

Пока дикари и души отступали, на поле боя появилось более двух десятков зверей шарообразной формы. Они с невероятной скоростью полетели навстречу алхимическим печам и в то же время на глазах стали быстро увеличиваться в размерах, становясь похожими на сферы в тридцать метров диаметром. Приблизившись к печам, звери раскрыли пасти. Потом начали втягивать воздух внутрь, притягивая к себе алхимические печи. Неожиданные события произошли так быстро, что никто на великой стене не успел среагировать, а шарообразные звери уже проглотили алхимические печи.

Через мгновение из их желудков послышались приглушённые звуки взрывов. Существа раздулись ещё больше, их глаза полезли на лоб, но потом всё вернулось в норму, они опять прикрыли глаза, и ничего не произошло. Затем медленно они снова начали уменьшаться до своих обычных размеров. Наконец, они стали сыто рыгать, выпуская изо рта струйки чёрного дыма, который медленно развеивался на ветру.

Всё поле сражения затихло. Культиваторы со стены смотрели на всё округлившимися глазами, а Бай Линь дрожал, в его глазах отражалось быстро растущее намерение убивать. Вокруг нескольких десятков шарообразных зверей мерцало защитное поле, очевидно, что их бдительно защищали мощные хранители. Если бы Бай Линь лично вышел, чтобы разобраться с ними, то оказался бы в большой опасности, а остальные культиваторы пяти легионов на стене вынуждены были бы решать, оказать ему поддержку, рискуя потерять ещё больше людей, или нет.

— Проклятье! — прорычал Бай Линь, намерение убивать в его взгляде стало ещё сильнее. К этому моменту он уже понимал, что главной задачей сил диких земель в этой военной кампании было выманить из города патриарха дэва Чень Хэтяня. Если это произойдёт, то, скорее всего, сработает заранее подготовленная ловушка и его постараются убить.

«Никогда бы не подумал, что они смогут придумать способ противостоять алхимическим печам меньше, чем за полгода. Эти странные звери, очевидно, только недавно выведены…»

Пока Бай Линь удручённо вздыхал, дикари за пределами стены захохотали как безумные. Что касается мстительных душ, то их убийственные ауры стали ещё сильнее, и они снова устремились в атаку. В этот раз они неслись с ещё большей озлобленностью и яростью, чем раньше. Тут же послышался грохот и жалобные крики. Культиваторам пяти легионов ничего не оставалось, кроме как крепиться и снова прилагать все усилия для защиты великой стены.

В этот момент почти никто больше не обращал внимания на Бай Сяочуня, все понимали, что теперь его алхимические печи стали практически бесполезными. Бай Сяочунь буквально онемел от шока, увидев своими глазами, как нейтрализованы печи, которые он с таким большим трудом подготовил к взрыву. Он чувствовал себя так, словно ему по голове ударили кувалдой. «Как такое может быть? Что это за звери?» Его сердце сжималось от боли, мало чем отличающейся от физической.

«Больше не будет боевых баллов заслуг? Больше не будет лекарственных растений и алхимических печей? И, более того, я напрасно потратил столько времени и энергии на создание лекарства в этих печах!» Бай Сяочунь издал разъярённый вой, а его глаза полностью налились кровью.

В это мгновение он ощущал себя так, словно кто-то испортил ему жизнь. Без прежнего дохода его мечта о повышении до капитана будет полностью разбита. Когда он думал об этом, то гнев разгорался с новой силой. Более того, его алхимические печи уничтожили прямо на глазах у других культиваторов, что оказалось для него подобно пощёчине — серьёзному удару по самоуважению. Он стоял на стене, гневно взирал на шарообразных зверей и ощущал себя так, словно упал с небес на землю.

«Только подождите немного! Да как вы посмели поглотить алхимические печи Бай Сяочуня. Я заставлю вас пожалеть об этом!» В ярости он развернулся и отправился обратно в оружейный квартал. Что касается Бай Линя, то он посмотрел на реакцию Бай Сяочуня и вздохнул. Бай Линь понимал, что вскоре подобные звери появятся у всех племён дикарей. Очевидно, что этих зверей вывели специально, чтобы разделаться с алхимическими печами Бай Сяочуня.

Бай Сяочунь вернулся в оружейный квартал и приземлился у себя во дворе. «Да как вы посмели поглотить мои алхимические печи. Как посмели уничтожить мои лекарственные пилюли! Вы бросаете мне вызов, да? Ничтожные зверюшки. Одним щелчком пальцев я, Бай Сяочунь, превращу вас в прах».

— Чжао Лун. Лю Ли. Встаньте на стражу и никого сюда не пускайте. Я ухожу в уединённую медитацию, — взмахнув рукой, он забрал с собой в дом восемь алхимических печей, а потом за ним с шумом захлопнулась дверь. Чжао Лун и остальные поражённо вздохнули, не зная что и думать. Никто из них ещё никогда не видел Бай Сяочуня в подобном состоянии.

— Что происходит?!

Они неловко переглянулись, и на сердце у них стало неспокойно.

Комментарии