Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

480. Повышение до лейтенанта

Равнина, которую покрывала магическая формация, была обширной и наполненной чёрным туманом и бессчётными мстительными душами, чьи крики разносились по окрестностям и заставляли туман клубиться. Однако так происходило только на границах областей, заполненных туманом. Посередине магической формации располагались потрёпанные палатки, очевидно, сделанные из шкур огромных зверей. Палаток было так много, что их невозможно было пересчитать даже с большого расстояния.

В каждой палатке находилось множество гигантов-дикарей, их одежда тоже была изготовлена из шкур животных. Некоторые спали, другие ходили между палаток. Каждый раз, когда кто-то из них смотрел в центр большого лагеря, на его лице появлялось выражение благоговения. Более того, если гиганты случайно встречались взглядами друг с другом, то казалось, они с трудом удерживаются от того, чтобы не начать драться. Очевидно, что они были очень агрессивными и вспыльчивыми. Те из них, которые не могли сдержаться и начинали драку, быстро её заканчивали под воздействием божественного сознания главы племени.

Лагерь разделялся на десять областей по числу племён. Хотя гиганты и выглядели похоже, но у них явно прослеживались различия в цвете кожи и глаз. Помимо гигантов в лагере ещё находились звери, которых держали за десятками тысяч палаток. Каждый зверь сидел на железной цепи, время от времени издавая громогласный рёв, потрясающий небеса и землю. В центре палаточного лагеря находилась территория, окружённая кольцом из более чем тысячи девятиметровых чёрных валунов, которые излучали мощное давление во все стороны. На самом деле по этой причине воздух в радиусе тридцать километров шёл рябью и искажался, словно изолируя эту область от всего мира. Очевидно, что чёрные валуны использовались там не для красоты, а выполняли магическую функцию.

Время от времени люди входили и выходили за границу мерцающего света, отбрасываемого валунами. Хотя эти культиваторы и не были богато одеты, они, очевидно, отличались от гигантов. Они были очень хороши собой, а также казались очень опрятными и чистыми с виду. Очевидно, что это были не кто иные, как… культиваторы душ диких земель. Каждый раз, когда такой культиватор показывался из центральной области, защищённой камнями, гиганты-дикари, увидев его, падали на колени и начинали уважительно кланяться ему. В диких землях у культиваторов душ было особое положение, практически как у знати. Они походили на богов, поработивших дикарей и командующих морями душ. Ещё в центре области, отделённой чёрными камнями… в воздухе парил… чёрный алтарь.

— Проклятье!

На лице у старика, сидящего на алтаре, показалось очень неприглядное выражение, в его глазах горела злость, пока он смотрел на то, что демонстрировал экран на воде. Тринадцать алхимических печей перелетели через стену, а затем взорвались, создавая совершенно пустую область в целых тридцать километров в строе атакующих великую стену. На лицах гигантов отразился страх, а что касается мстительных душ, то они явно были в ужасе…

— Алхимические печи… — пробормотал старик, в его глазах зажглась ненависть.

Он уже второй раз наблюдал, как с великой стены кидали алхимические печи. Конечно, поразительным были не сами взрывы, а лекарственная сила, содержащаяся в пилюлях, готовящихся в печах. Хотя невозможно было точно сказать, что это были за пилюли, но они оказались чрезвычайно эффективными против мстительных душ.

— Как мы сможем привести в исполнение план главного старейшины в таких условиях?.. Нам нужно выманить Чень Хэтяня за пределы великой стены и убить его…

Старик нахмурился. Он не был уверен, сколько времени потребуется вождям племён, чтобы осознать, что влечёт за собой появление нового оружия у защитников великой стены. Пока они используют эти жуткие алхимические печи, от моря душ никакого толку. Поэтому у гигантов-дикарей не будет прикрытия, их станет сложно заставлять идти в бой.

В это время появление огромной пустоты диаметром в тридцать километров вызвало полное молчание на поле боя у великой стены. На самой великой стене культиваторы пяти легионов поражённо вздохнули, и у них отвисли челюсти. Потом поднялась большая шумиха.

— Это были… такие же алхимические печи, как и в прошлый раз?

— Небеса! В этот раз всё было ещё невероятнее, чем в прошлый. Тринадцать взорвавшихся алхимических печей действительно нанесли огромный урон морю душ!

— Множество мстительных душ… жутко перепуганы!

В конце концов, все сталкивались с тем, что их близких друзей ранили или убивали в бою. По этой причине они испытывали сильные эмоции, многие из людей на стене с ярко сияющими глазами повернулись посмотреть в сторону части города Сдирателей Кожи. После битва продолжилась. Однако очевидно, что мстительные души и дикари утратили боевой дух и начали колебаться. Время от времени они поглядывали на небо, опасаясь, что оттуда снова посыпятся алхимические печи.

Бай Линь был в восторге. Он развернулся и покинул стену. Бай Сяочунь в оружейном квартале рассеянно смотрел на невзорвавшиеся алхимические печи, думая о том, что же сейчас происходит за стеной. Однако в городе всё было по-прежнему. Только если случилось бы что-то невероятное, как появление душ прямо из Подземной реки, к примеру, тогда бы люди в городе Великой Стены услышали бы о том, что происходит за стеной.

Вскоре в воздухе показался Бай Линь, смех которого послышался ещё до того, как он успел долететь до места. Как только Бай Сяочунь услышал смех, его сердце тут же успокоилось, и он встал в горделивую позу. Сложив руки за спиной, он стоял с видом человека, превзошедшего всё смертное, элегантного и величественного до невозможности.

— Бай, мальчик мой, ты отлично постарался! — до сих пор пребывающий в восторге Бай Линь приземлился и взмахнул рукой, отправляя по воздуху в сторону Бай Сяочуня пурпурный командный медальон со знаком Сдирателей Кожи. — У пяти легионов гильдии Стальной Воли чёткая система наград и наказаний. Бай Сяочунь, благодаря твоим успехам в Дао медицины ты заслужил себе право стать командиром десяти солдат. С этих пор ты — лейтенант в легионе Сдирателей Кожи.

Учитывая, что Бай Сяочунь совсем недавно появился у великой стены, он ещё плохо освоился и не знал подробностей о звании лейтенанта. Однако четыре молодых стража, которые наблюдали за ними, сразу же с завистью уставились на пурпурный командный медальон. Все они состояли в легионе Сдирателей Кожи уже немало лет, но до сих пор не дослужились до звания лейтенанта. А Бай Сяочунь только появился и уже получил повышение. При многих других обстоятельствах они бы с трудом смогли принять подобное. Однако страх, который поселился в них после взрыва алхимических печей, привёл к тому, что они просто переглянулись и признали, что это разумное решение.

— Этот командный медальон не только будет содержать информацию о твоём статусе и положении в легионе Сдирателей Кожи, но ещё там будет фиксироваться всё, что касается твоих боевых баллов заслуг. Количество врагов, погибших при взрыве каждой алхимической печи, будет тоже учитываться там.

Одобрение в глазах Бай Линя было таким явным, что, по правде говоря, если бы не строгие правила пяти легионов, он бы сразу же повысил Бай Сяочуня до капитана.

— Лейтенант? — пробормотал Бай Сяочунь, принимая пурпурный командный медальон. Когда он взял его в руки, то от медальона пошёл тёплый поток энергии, который проник в его тело, отчего Бай Сяочунь тут же оживился. В этот миг он понял, что этот командный медальон — вещь очень непростая. Когда он соединил с ним своё божественное сознание, то ощутил странную связь между собой и огромной пагодой в центре города Великой Стены.

— Всё верно, — сказал Бай Линь. — Не недооценивай звание лейтенанта. Теперь ты можешь выбрать себе десять культиваторов, которые станут твоими личными подчинёнными. У них не будет выбора, кроме как подчиняться твоим приказаниям.

Ещё немного подбодрив его, Бай Линь сказал, что надеется на ещё больше число взрывающихся алхимических печей, желательно помощнее. Наконец, он ушёл. Бай Сяочунь какое-то время стоял и смотрел на командный медальон лейтенанта, потом моргнул несколько раз и перевёл взгляд на своих четверых стражей. Тут же все четверо сделали шаг вперёд и торжественно отсалютовали ему.

— Приветствуем, лейтенант!

В отличном расположении духа Бай Сяочунь посмотрел на четвёрку, потом на мгновение глянул на медальон. Прочистив горло и снова посмотрев на стражей, он сказал:

— Вы находитесь рядом со мной уже какое-то время, а я до сих пор не знаю ваших имён.

— Чжао Лун, к вашим услугам.

— Сунь Ли, к вашим услугам.

— Сюй Дэшань, рад служить!

— Чжоу У, готов служить!

Учитывая всё, что этим четырём пришлось увидеть за последние несколько дней, и тот факт, что теперь Бай Сяочунь стал лейтенантом, они смотрели на него с благоговением. Особенно это касалось Чжао Луна, который находился на позднем возведении основания и, казалось, сильнее всех восхищается Бай Сяочунем. Отчасти причиной этому послужил полёт этого самого юноши в неведомые дали несколько дней назад…

— С этих пор вы четверо переходите под моё командование. Нам нужно набрать ещё шесть человек, я позволю вам четверым заняться этим вопросом. Поспешите и выберите правильных людей. Под моим началом мы с триумфом покорим самые высокие из высот! — Бай Сяочуню казалось, что произнесённые им слова чрезвычайно впечатляющие и вдохновляющие.

Чжао Лун и его товарищи понимали, что Бай Сяочунь сейчас быстро продвигается по службе, и последовать за ним — это хороший выбор для них. Немного помедлив, они переглянулись, потом приняли его распоряжения и отправились найти ещё людей. Когда они ушли, Бай Сяочунь снова заглянул в алхимические печи. Ближе к вечеру Чжао Лун и остальные вернулись и привели ещё шесть культиваторов. Среди них было четверо мужчин и две женщины, все они с любопытством смотрели на Бай Сяочуня.

Комментарии