Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

478. Ты знаешь, что ты натворил, Бай Сяочунь?

«Взрыв обладает лишь второстепенной важностью, — подумал Бай Линь, свет в его глазах начинал сиять всё ярче. — Самый важный аспект — это лекарственный эффект силы притяжения, который увеличивает поражающую способность в несколько раз». Наконец он громко рассмеялся, потом развернулся и полетел обратно в сторону оружейного квартала.

Тем временем расстроенный Бай Сяочунь нервно наблюдал за пятью оставшимися алхимическими печами. Немало культиваторов прилетали, чтобы посмотреть, что за оглушительные взрывы слышались из этих мест, и поражённо наблюдали разгром. Хотя резиденция Бай Сяочуня выстояла, ей был нанесён значительный урон. Из четырёх стражей одного занесло в неведомые дали, а остальные трое теперь взирали на Бай Сяочуня со страхом в глазах. Что касается грандмастеров, то они пили лекарственные пилюли и бросали злобные взгляды в сторону Бай Сяочуня.

— Я тут не виноват, — нервно сказал он. — Я всех предупреждал заранее… Послушайте меня, люди. Либо отойдите подальше, либо используйте защитные магические предметы. В конце концов, вы сами сюда пришли. Я вас сюда не звал. Раньше, когда я занимался перегонкой лекарств, никто не смел подходить близко. На Средней Вершине в секте Кровавого Потока, как только я начинал изготавливать лекарства, вся гора, на которой я находился, мгновенно пустела.

Скорее всего, лучше бы Бай Сяочунь ничего не говорил. Как только недавно раненные люди услышали его, они тут же воспылали гневом.

— Ты разгромил оружейный квартал! Ты навредил своим собратьям по секте! Посмотрим, как ты всё объяснишь генералу, Бай Сяочунь!

— Когда алхимические печи взрываются у других, то они просто теряют пилюлю и всё. Ну, а ты, очевидно, решил устроить большие проблемы!

Все враждебно смотрели на него и сжимали челюсти, особенно грандмастеры, которые теперь рьяно ненавидели Бай Сяочуня. В конце концов, они просто пришли посмотреть, что тут происходит, они и подумать не могли, что на самом деле взрыв алхимических печей может быть опасен для их жизни. Ещё более ужасным был эффект, который пережили их души, едва не вырванные из тела.

Бай Сяочунь уже ощущал, что грядёт большая головная боль, и она только усиливалась при мысли о том, насколько рассержен был Бай Линь, когда приходил. Очевидно, что Бай Линь проигнорировал все его изначальные предупреждения. Подумав об этом, он ещё больше помрачнел и стал ещё больше вздыхать. Пока он пытался придумать что-нибудь удачное в своё оправдание, вдалеке показался луч света, несущийся по воздуху в его сторону. И это был не кто иной, как генерал Бай Линь! Он двигался с такой невероятной скоростью, что оказался над оружейным кварталом уже через мгновение. Там он приземлился прямо напротив Бай Сяочуня. Он выглядел очень серьёзным, а в глазах у него был странный блеск. Посмотрев на Бай Сяочуня, он сказал:

— Ты знаешь, что ты натворил, Бай Сяочунь?

Бай Сяочунь понятия не имел о том, что произошло за великой стеной, поэтому его сердце быстро забилось от страха и гнева. Он тут же решил отбросить осторожность и пойти ва-банк.

— Генерал, — громко заявил он, — я ведь говорил вам, что случается, когда я начинаю перегонять лекарства. Вы сказали, чтобы я ни о чём не переживал и сосредоточился на своей работе. Вы обещали взять ответственность за последствия на себя. Вы сказали, что результаты моей работы не будут иметь ко мне никакого отношения. Вы сказали…

Прежде чем он успел договорить, Бай Линь сделал шаг вперёд и схватил его за руку. Он не только очень быстро двигался, но ещё и обладал большим преимуществом в уровне основы культивации. Поэтому Бай Сяочунь никоим образом не смог бы увернуться. Как только Бай Сяочунь почувствовал, что генерал схватил его, по его телу сразу пробежала дрожь, и он уже приготовился использовать ледяную ци, чтобы защититься. Однако тут он понял, что на лице Бай Линя очень странное выражение. Его глаза невероятно ярко сияли, он с трудом сдерживал учащённое дыхание. Он смотрел на Бай Сяочуня, словно тот какой-то редкий драгоценный камень.

— Как это результаты не имеют к тебе никакого отношения? Скорее уж наоборот! Ха-ха-ха! Бай, мальчик мой, ты определённо не разочаровал! Продолжай в том же духе! Перегоняй лекарства сколько душе угодно. Кому какое дело до взрывающихся алхимических печей, верно? Делай всё так, как тебе хочется. Чем больше будет взрывов, тем лучше. На самом деле, если ты сможешь сделать, чтобы взрывы были мощнее, будет вообще отлично! Чем мощнее, тем лучше. И не беспокойся, каждый раз в опасной ситуации буду появляться я и заботиться обо всём!

После этого он запрокинул голову назад и раскатисто рассмеялся. Не только Бай Сяочунь оказался потрясён словами Бай Линя, но и остальные, наблюдающие за происходящим, кто ранее считал, что Бай Линь сейчас будет рвать и метать. Они и подумать не могли, что всё обернётся совершенно противоположно тому, чего они ожидали.

— Что… Что происходит?..

Недавно пострадавшие грандмастеры не верили своим глазам. Это настолько превосходило их воображение, что казалось практически нереальным. Все поражённо смотрели на Бай Линя, который думал о случившемся за пределами великой стены и всё больше приходил в восторг. С его точки зрения, каждая взрывающаяся алхимическая печь являлась смертоносным оружием, которое он мог обрушить на души и дикарей. Более того, их можно было использовать для накапливания боевых баллов заслуг.

За все эти годы секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей придумала немало способов, чтобы справляться с врагом. Они пробовали использовать всяческие техники, уничтожающие души, но ни одна из них не могла применяться длительное время. Обычно противник находил способ нейтрализовать любую разрушительную технику, и она переставала быть эффективной. Более того, Бай Линь ожидал, что и новый метод Бай Сяочуня тоже недолго продержится. Однако даже если он позволит временно доминировать над морем мстительных душ, то и это уже замечательно. Более того, недавно стали извлекать души прямо из Подземной реки, а это было крупное событие. Даже дэв Чень пришёл в ярость, когда узнал об этом.

— Бай, мальчик мой, — серьёзно произнёс Бай Линь, — у меня есть только одно требование. Ты должен работать быстрее. Можешь ли ты ускорить перегонку?

Бай Сяочунь немного растерялся. Обращение Бай Линя «мой мальчик» звучало как-то слишком интимно. Ему потребовалось какое-то время, чтобы осознать, что его вовсе не ругают, а наоборот, просят делать как можно больше взрывающихся алхимических печей.

«Не могу поверить, что кто-то хочет, чтобы я нарочно делал взрывающиеся алхимические печи. Наверное, Бай Линь нашёл способ, как получить большую пользу от взрыва…» Не в силах больше сдерживать своё любопытство, он напрямую спросил об этом Бай Линя. Тот не стал ничего скрывать. Он рассказал, что только что случилось за великой стеной, и лицо Бай Сяочуня озарила радость. Гордо вскинув голову, он сказал:

— Что ж, я так и думал, что произойдёт что-то подобное. Неужели вы думали, что мои исследования направлены только на улучшение пилюли Собирающей Души? Очевидно, что я пытался создать нечто более полезное, и вот, у меня получилось. Когда Бай Сяочунь перегоняет лекарства, он всегда думает о том, как это сделать самым эффективным образом. Понимаете, я изначально планировал, что можно будет использовать взрывы алхимических печей. Более того, лекарственные пилюли в печах оказались готовы только на девяносто процентов. Финальный скачок энергии при взрыве позволял лекарству быстро достигнуть готовности, чтобы максимальная лекарственная эффективность у него была именно в момент взрыва.

После этого он взмахнул рукавом и выпятил подбородок. Все вокруг неловко переглянулись. Если бы они не слышали, как Бай Сяочунь судорожно пытался оправдаться до этого, то, возможно, они бы ему и поверили…

Бай Линь прочистил горло, но не стал прерывать хвастливую речь Бай Сяочуня. Очевидно, что он даже одобрял её. Уже одно это само по себе поразило всех ещё больше. Никто из них никогда не видел, чтобы Бай Линь с кем-то так вежливо обходился. Судя по всему, он необычайно высоко ценил Бай Сяочуня. Гордо взмахнув рукавом, Бай Сяочунь сказал:

— Не волнуйся, брат Бай, мне понадобится самое большее три дня, чтобы подготовить новую партию взрывающихся алхимических печей. Никаких проблем.

Бай Линь от души рассмеялся, потом объявил, когда именно придёт за печами, после чего развернулся и ушёл. Прежде чем исчезнуть, он зловеще глянул на грандмастеров вокруг, отчего они пригнули головы и быстро разбежались. Они очень расстроились после всего произошедшего, но ничего поделать не могли. Оставалось только стиснуть зубы и терпеть.

Что касается трёх молодых стражей, то им как следует влетело от генерал-майора за то, что произошло. Позже их друзья рассказали им, что случилось за стеной, повергнув их в благоговейный восторг. Через какое-то время наконец обнаружили и молодого стража, которого унесло в неведомые дали. Он с трудом стоял на ногах, учитывая, что его чуть не разорвало на кусочки. Теперь он испытывал жуткий ужас перед Бай Сяочунем.

Так всё и закончилось. Что касается уцелевших пяти алхимических печей, то, когда позже ночью Бай Сяочунь открыл их, никаких пилюль внутри не оказалось, а вместо них были просто обгоревшие лекарственные останки. Он потратил немного времени, чтобы обдумать неудачу в перегонке, а потом пошёл отдыхать. На следующее утро на рассвете он вышел из дома, сел напротив алхимических печей и глубоко вдохнул, а потом прокричал:

— Все назад! Не говорите, что я не предупреждал вас. Бай Сяочунь начинает перегонку лекарств!

Его голос, словно гром, прокатился по всему оружейному кварталу. Остальные грандмастеры в гневе поспешили покинуть свои резиденции и скрылись вдали. Что касается четвёрки молодых стражей, то, несмотря на то что они совсем не хотели оставаться, выбора у них не было. Им оставалось только крепиться и вращать основы культивации, оставаясь предельно внимательными. Очевидно, что предупреждение Бай Сяочуня оказалось очень эффективным. Очень довольный собой, он взмахнул рукой и приступил к перегонке. В этот раз он решил начать работу сразу над двадцатью партиями.

Комментарии