Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

476. Они взорвутся!

В сторонке Бай Сяочунь увидел склад из нескольких десятков бездонных сумок. Проверив их, он ахнул при виде десяти тысяч кристаллов земного огня. Более того, без исключения всё, о чём он попросил, было здесь. Даже духовный алкоголь доставили в полном объёме.

«Бай Линь не просто так хвастал. Три дня. Ему потребовалось всего три дня, чтобы достать всё это!» К этому времени в его глазах засияли восхищение и решимость. Более того, раз Бай Линь полностью выполнил всё обещанное, то и ему не имело смысла сдерживаться, а нужно было приложить все усилия, чтобы выполнить взятые на себя обязательства.

Придя к такому выводу, Бай Сяочунь посмотрел на генерал-майора.

— Если это не слишком сложно, — сказал он, — прошу, передайте генералу, что я выложусь по максимуму, выполняя свою работу.

Старик кивнул.

— Это четверо моих лучших людей. На тебе большая ответственность, поэтому я оставлю их здесь, постоять на страже и позаботиться о том, чтобы тебя никто не беспокоил.

На этом старик развернулся и улетел.

У четырёх солдат на лицах были очень холодные выражения, они отошли на какое-то расстояние и сели со скрещёнными ногами. Судя по всему они пришли сюда не столько защищать его, сколько присматривать за ним. В конце концов, все доставленные ему предметы и ингредиенты были очень ценными, и Бай Линю пришлось постараться, чтобы достать их. Бай Сяочунь сразу же начал игнорировать взгляды четырёх солдат. Он был слишком сильно взволнован. При виде такого количества лекарственных растений и алхимических печей ему не терпелось начать работу.

— Давненько я не занимался перегонкой лекарств… — пробормотал он, облизывая губы.

При мысли о том, что возможные побочные проблемы — не его забота, Бай Сяочунь невольно ощутил, что сейчас жизнь как нельзя прекрасна. Он даже запрокинул голову и весело рассмеялся. Что касается четырёх солдат, то они смотрели на него нахмурившись, но ничего не предпринимали.

«Чтобы мои пилюли Собирающие Души стали мощнее, нельзя просто добавить больше ингредиентов при приготовлении. Мне нужно полностью переделать формулу…» После этого он уселся со скрещёнными ногами и начал доставать лекарственные растения из бездонной сумки. Затем он приступил к исследованию их на глубоком уровне, и в его глазах засветился особый огонёк. Вскоре у него в голове появилась основа для новой лекарственной формулы.

Три дня пролетели как вспышка молнии, всё это время Бай Сяочунь не спал и не отдыхал. Он полностью погрузился в процесс изменения лекарственной формулы. Вскоре его глаза налились кровью, периодически он вставал и начинал ходить по двору из стороны в сторону, бормоча себе под нос:

— Нет, это не сработает! Может быть, использовать техники переплавки? Но тут мало духовной энергии, поэтому сложно будет заставить это сработать… Полностью запечатать алхимические печи? Неочищенная жизненная энергия заставит ингредиенты расплавиться быстрее, но с таким количеством ци возрастёт риск взрыва печей…

Бай Сяочунь бормотал и хмурился, казалось, что он одержим. Что касается четырёх охранников, то они часто обменивались неловкими взглядами, наблюдая за странным поведением Бай Сяочуня. В это время остальные грандмастеры оружейного квартала прознали, что Бай Сяочунь приступил к перегонке лекарств. Их сердца наполнились презрительным смехом. Некоторые из них приходили к резиденции Бай Сяочуня, чтобы одним глазком взглянуть, чем он занимается. Охранники не обращали на них никакого внимания. Пока они не заходили на территорию резиденции, те не собирались никак мешать им.

— Он специально напускает таинственности. Не могу дождаться, когда увижу истинный уровень его способностей.

— Хм! Если он не сможет приготовить успешно первую партию, то его просто четвертуют.

Конечно, даже для этих грандмастеров один вид ста алхимических печей лучшего качества казался поразительным, что вызывало сильную зависть с их стороны. Прошло ещё два дня и некоторые из грандмастеров снаружи стали терять терпение и уходить. Вскоре из них осталось только восемь человек. Бай Линь приходил с визитом. У него было очень мрачное лицо из-за боёв у великой стены. Посмотрев, чем занят Бай Сяочунь, он решил, что сейчас его лучше не беспокоить и ушёл. На шестой день Бай Сяочунь внезапно уставился вперёд. Его глаза налились кровью, а лицо немного осунулось. Однако в его зрачках виднелся странный огонёк.

«Мне понадобится лист облачной души в качестве главного ингредиента. Точно. Я катализирую формулу, добавив немного земляного духовного клубня, потом использую уникальные свойства воздушного цветка, а потом полностью запечатаю алхимическую печь. Так сила пилюли Собирающей Души увеличится в несколько раз. Что ж, есть только один способ узнать, прав ли я. Начнём с десяти партий».

К этому моменту Бай Сяочунь уже потерял счёт времени и даже не знал, что рядом кто-то наблюдает за ним. Убеждённый в своей теории, он взмахнул правой рукой и десять алхимических печей, подлетев ближе, выстроилось напротив него. Потом он взмахнул рукавом и открыл крышки. Затем он положил под печи кристаллы земляного огня и активизировал их силу. В мгновение ока десять алхимических печей раскалились докрасна и начали источать мощный жар.

Четыре молодых стража очень внимательно наблюдали за происходящим. Бай Сяочунь полностью сосредоточился на печах. Пока они продолжали разогреваться, он незамедлительно начал складывать в них лекарственные ингредиенты, следуя формуле, которую только что изобрёл. Из-за того, что сейчас он пробовал следовать ей впервые, он очень осторожно проделывал каждую операцию, надеясь избежать провала к концу процесса перегонки. Он даже складывал ингредиенты в печи в очень строгом порядке. В этот раз он был в отличной форме: формула была тщательно продумана, и для перегонки у него было достаточно сил. Из осторожности он взял только десять печей, а также очень внимательно следил за порядком добавления ингредиентов. Наконец его глаза засияли и он, закрыв печи крышками, выполнил жест заклятия двумя руками, а потом взревел:

— Запечатать!

Множество магических печатей слетело с его рук и оказалось на одной из печей, которая в ответ задрожала. После того, как он выполнил запечатывание, крышка этой печи оказалась очень прочно закреплена — не осталось ни малейшей щели. Он использовал более сотни печатей, пока не удостоверился, что крышка абсолютно плотно прилегает. Ни малейшего намёка на дым или запах не могло просочиться из печи.

Когда Бай Сяочунь закончил с этим, у него со лба ручьями лил пот. Однако он не сводил глаз с печей. Хлопнув по своей бездонной сумке, он вынул бутылку духовного алкоголя и выпил её залпом, а потом продолжил добавлять печати на алхимическую печь. Когда он наконец остался доволен проделанной работой, то отправился запечатывать остальные девять печей. В конце он сделал несколько шагов назад со слегка бледным лицом. Потом он уселся со скрещёнными ногами и начал выполнять дыхательные упражнения. Четыре молодых стража всё это время наблюдали за ним. Хотя они притворялись, будто понимают, что происходит, на самом деле это было не так. А вот подсматривающие грандмастеры действительно всё понимали.

— Он запечатал все лекарственные ингредиенты?

— Нет, не может быть. Ведь запечатывать ингредиенты в печах нельзя. О чём он только думает?

— Если их запечатать, то повысится вероятность взрыва печи. Этот Бай Сяочунь вообще знает, как изготавливать лекарства?

— Он просто напрасно переводит драгоценные лекарственные растения! Я гарантирую, что эти печи взорвутся в течение следующих восьми часов. Хм! Когда придёт время, просто подождите и увидите, что я прав.

Презрение, которое грандмастеры питали к Бай Сяочуню, казалось очевидным.

Шло время, восьмой час был на исходе. Грандмастеры не сводили глаз с алхимических печей, как они и предсказывали, печи уже не просто раскалились до ярко-красного цвета, а дрожали и из них доносился треск. Время от времени от них во все стороны исходили волны жара.

Особенно плохо всё выглядело с пятью определёнными печами. По их поверхности уже распространились трещины, и казалось, что эти печи вот-вот взорвутся. Глаза Бай Сяочуня полезли на лоб, когда он увидел эти признаки на пяти печах. Отступив, он закричал:

— Эти печи сейчас взорвутся. Берегись!

Пока он отходил, его руки мелькали в жестах заклятия. Он пытался защитить те пять печей, которые до сих пор оставались целыми.

Что касается его четырёх стражей, то на их лицах появились холодные улыбки. Эти люди сражались во многих битвах, у них были мощные основы культивации формирования ядра. По их мнению, они чего только уже не повидали в этой жизни, поэтому о взрывах нескольких алхимических печей не стоило и беспокоиться. Ведь так?

Что касалось грандмастеров за пределами резиденции, то они смотрели на происходящее с презрением и без интереса, словно им всё и так ясно.

— Можно подумать, что взрыв алхимической печи это жутко опасно. Ерунда. Грандмастер Бай просто не умеет держать себя в руках.

— Когда перегонка завершается взрывом алхимической печи, то его мощность определяется типом алхимической печи и типом пилюли, которую пытались изготовить. Алхимическая печь третьего ранга громко бабахнет, но в этом нет ничего страшного.

— Запечатывание печи могло сделать пилюлю внутри немного мощнее и привести к взрыву, но на самом деле не такой уж и мощный бывает при этом взрыв.

Когда четверо молодых стражей услышали разговоры грандмастеров, то они немного успокоились. Однако, учитывая, насколько близко они находились от печей, трое из них достали защитные магические предметы, просто на всякий случай.

Комментарии