Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

467. Сдиратели Кожи

Когда группа приблизилась к великой стене, то в какой-то момент их накрыло волной колебаний, которые заставили их замереть и не шевелиться. Колебания нельзя было увидеть невооружённым глазом, их невероятная ограничивающая сила почти сразу полностью сковала каждого в группе. Даже Чжао Тяньцзяо внезапно остановился и не мог пошевелить и пальцем. То же самое случилось с Чень Юэшань, Бай Сяочунем и остальными. Все они внезапно встали столбом и застыли как вкопанные.

Потом окружившая их сила использовала какие-то неизвестные способы, чтобы изучить их удостоверяющие медальоны и убедиться, что они принадлежат именно им. Даже дочь трехглазого Чень Хэтяня Чень Юэшань очень внимательно досматривали. После этого колебания проникли внутрь и начали исследовать их души! Это продолжалось всего мгновение, но даже короткий миг такого обследования заставил всех задрожать от страха, словно после соприкосновения с самой смертью. В конце концов, если бы при этом досмотре сила обнаружила у них хотя бы намёк на враждебные намерения, то их вне всяких сомнений сразу бы убило. После тщательного досмотра колебания постепенно отпустили их, исчезая, и группа снова смогла двигаться. Помрачнев, они продолжили путь к городу Великой Стены.

В то время, пока небольшую группу проверяли на подступах к городу, где-то в городе Великой Стены открылась дверь, и из неё вышел культиватор средних лет в чёрных доспехах. Он излучал колебания великой завершённости формирования ядра, а также холодную убийственную ауру, которая становилась всё более осязаемой с каждой минутой. Человек сделал всего четыре шага, но при этом смог сразу же оказаться прямо перед группой новоприбывших. Даже Чжао Тяньцзяо ощущал, что убийственная аура этого человека необычна и уникальна. Когда тот увидел Чень Юэшань, то тут же соединил руки и поклонился.

— Я ваш покорный слуга, полковник Ли Хунмин из легиона Сдирателей Кожи. Проверка, которую вы прошли, является частью обязательного протокола. У магической формации города Великой Стены есть специальная функция, которая строго изучает всех приходящих. Я надеюсь, что вы простите меня за это неожиданное неудобство, — по тому, как говорил Ли Хунмин, было ясно, что он не ожидает ответа от кого-то из них, а напротив, хочет, чтобы они внимательно его слушали. — Внутри города Великой Стены останавливаться и гостить запрещено, поэтому всех остальных участников испытания огнём даже не пускают внутрь. Они могут только выходить за пределы стены и возвращаться обратно через боковые ворота. При этом проходить через ворота нужно не дольше, чем горит палочка благовоний. Однако патриарх-дэв отдал приказ, чтобы вашу группу пропустили в город, но только на один день. Потом вам придётся уйти… Мне поручено сопровождать вас на протяжении вашего визита в город, вы должны постоянно находиться в моей зоне видимости. Пожалуйста, не нарушайте это предписание, — потом он повернулся и пошёл к городу.

Когда Бай Сяочунь рассмотрел Ли Хунмина, то понял, что основа культивации того только немного превосходит основу культивации его самого, но при этом убийственная аура намного сильнее. Более того, глаза полковника, казалось, излучали кровавый свет, словно он убил так много душ, что даже сложно посчитать. На самом деле то, что такой человек был всего лишь полковником — имел в подчинении всего тысячу человек, потрясло Бай Сяочуня, оставив глубокое впечатление о мощи пяти легионов. После какого-то времени, проведённого в молчании, Чжао Тяньцзяо поспешил за Ли Хунмином и спросил:

— Брат Ли, почему при досмотре на входе в город исследовали даже наши души?

Не поворачивая головы в сторону Чжао Тяньцзяо, Ли Хунмин ответил:

— Один шестидесятилетний цикл назад мстительные души с той стороны великой стены изобрели уникальную технику, чтобы вселяться в людей и маскироваться под культиваторов. Они использовали этот способ для проникновения в город Великой Стены с целью убить генералов. С тех пор мы приняли меры, чтобы избежать повторения подобного. Любой, желающий попасть в город, должен пройти досмотр души.

Чжао Тяньцзяо кивнул, но больше ничего спрашивать не стал. Бай Сяочунь осторожно следовал за остальными, в то время как Ли Хунмин привёл их в сам город Великой Стены. Бай Сяочунь тут же понял, что это место отличается от города Восточного Моря и Мирового города. Во-первых, нигде не было видно ни одного магазина. Хотя людей на улицах было немало, но подавляющее большинство ходило в доспехах и с холодным лицом, лишённым выражения. Это был не город, а огромная военная база! Все культиваторы здесь принадлежали к одному из пяти легионов. Каждому легиону отводилась своя часть города. Везде царила жёсткая, тяжёлая атмосфера, которая заставила Бай Сяочуня и остальных в группе почувствовать себя немного неуютно. Это повлияло даже на Чжао Тяньцзяо.

Когда Ли Хунмин увидел реакцию Бай Сяочуня и остальных, то на его лице появилась холодная улыбка, а в глазах промелькнуло презрение. Очевидно, что он был невысокого мнения о них, и если бы не приказ дэва, то никогда бы не опустился до того, чтобы показывать им город. По его мнению, это просто отрывало его от настоящих дел — сражения и культивации.

«Они просто кучка заносчивых детишек из секты, пришедших сюда, чтобы посмотреть, на что похожа война». Хотя его сердце наполняло презрение, пока он вёл их по городу, на его лице было безразличное выражение. По дороге многие культиваторы пяти легионов бросали взгляд на Ли Хунмина, а увидев, какие доспехи он носил, соединяли руки, почтительно приветствуя его.

— Приветствую, полковник!

— Моё уважение, полковник!

Бай Сяочунь, услышав все эти приветствия и наблюдая за всеобщим почтением, невольно заинтересовался рангом полковника. Чжао Тяньцзяо и остальные были погружены в собственные мысли, пока смотрели на пурпурные стены города. В городе всё имело пурпурный оттенок и источало запах крови.

— Город Великой Стены разделён на пять частей по числу легионов. Сейчас мы в части города, принадлежащей Сдирателям Кожи, даже она одна по размерам превосходит Мировой город. Часть города Сдирателей Кожи дальше разделена на территории десяти гарнизонов. А вон та территория принадлежит… генералу Бай Линю, — Ли Хунмин указал на большую область, где было расположено здание высотой в триста метров, похожее на пурпурный гроб.

На гробу виднелся отличительный знак Сдирателей Кожи, и он источал очень зловещую ауру. Оглядевшись, Бай Сяочунь заметил в глазах культиваторов, смотрящих на огромный гроб, выражение рвения и преданности. Это касалось даже Ли Хунмина.

— Остальные части города подобны этой, поэтому я не поведу вас туда.

Сделав круг по городу, Ли Хунмин наконец привёл их к обычного вида двору. Потом он посмотрел на полуденное солнце и спокойно заявил:

— Уже поздно, поэтому почему бы вам не отправиться отдыхать. Вечером действует комендантский час, поэтому помните о нём и будьте осторожны.

Бай Сяочунь посмотрел на солнце, понимая, что сейчас ещё слишком рано, а до вечера очень далеко. Очевидно, что Ли Хунмину не хотелось тратить время и показывать им всё вокруг.

— Завтра утром на рассвете я сопровожу вас к выходу из города.

После этого Ли Хунмин уже хотел уйти. Чжао Тяньцзяо нахмурился и хотел было что-то сказать, но тут Чень Юэшань сделала шаг вперёд и произнесла:

— Брат Ли, прошу, подожди минутку.

Ли Хунмин остановился. Если бы кто-то другой из группы подал голос, то он бы проигнорировал его, но статус Чень Юэшань отличался от остальных. Немного нахмурившись, он повернулся и посмотрел на неё.

— Брат Ли, не можешь ли ты отвести нас на великую стену немного осмотреться? — сказала она непринуждённо, озвучив то, о чём подумал Чжао Тяньцзяо. Немного помолчав, Ли Хунмин медленно ответил:

— Сейчас идёт сражение, это будет довольно опасно. Если мы пойдём туда, то я не смогу гарантировать вашу безопасность. Вы уверены, что хотите пойти?

— Да, мы уверены! — сказал Чжао Тяньцзяо, кивая.

Бай Сяочунь немного помедлил, но видя, что все кивают, тоже решил присоединиться.

— Мы определённо хотим посмотреть на это!

Ли Хунмин больше не стал пытаться разубеждать их. Повернувшись в другую сторону, он пошёл к великой стене.

Комментарии