Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

466. Невероятная великая стена!

— Сяочунь, — сказал Чжао Тяньцзяо серьёзным голосом, — ты же знаешь, за десять лет этого испытания огнём каждый должен как минимум три раза выйти за пределы великой стены. Ты можешь выбирать, когда именно пойти, но не можешь избежать этой задачи. Другими словами… когда-нибудь тебе всё равно придётся выйти за великую стену! — Чжао Тяньцзяо положил ладонь ему на плечо и слегка сжал. — Когда придёт время, тебе придётся идти, даже если ты не хочешь… Иначе ты не сможешь пройти последнюю проверку и вернуться в секту.

Бай Сяочунь содрогнулся внутри. При мысли о необходимости трижды выйти за стену мир вокруг сразу начал казаться гораздо более неприветливым местом. Хотя он слышал про это распоряжение, но пока не особо задумывался над ним, считая, что беспокоиться об этом не стоит. Однако, увидев во время их путешествия, насколько опасны дикие земли, он понял, что малейшая ошибка в них может привести к гибели. Теперь, думая о трёх обязательных вылазках за пределы великой стены, он не мог отделаться от ощущения, что на самом деле это просто смертельные ловушки… Однако он не дал страху проявиться на лице. Напротив, он выпятил подбородок, как будто его мало волновала эта тема.

— Это же всего три раза, верно? Это ж ерунда. Тебе не нужно напоминать мне об этом, старший брат Чжао. Когда придёт время, я сделаю всё, что требуется.

Чжао Тяньцзяо громко рассмеялся и хлопнул Бай Сяочуня по плечу.

— Отлично! Так и должен поступать младший брат Чжао Тяньцзяо Бай! Хорошо, я больше не буду снова возвращаться к этой теме. Учитывая нашу скорость, мы увидим великую стену где-то через полмесяца. Там наши дороги разойдутся… Надеюсь, что когда мы свидимся снова, будь то по эту или по ту сторону великой стены, мы оба уже будем очень известными личностями!

После этого он вынул флягу с алкоголем, довольно много глотнул из неё и протянул Бай Сяочуню. В это мгновение Чжао Тяньцзяо казался таким высоким и могущественным, неимоверно впечатляющим. Чень Юэшань стояла немного в стороне и смотрела на него с сияющими глазами. Бай Сяочунь ударил себя в грудь, взял флягу и тоже отхлебнул большой глоток. Несмотря на то, каким величественным он пытался выглядеть, к своему разочарованию, он осознал, что Чень Юэшань и остальные в группе смотрят только на Чжао Тяньцзяо.

«Эм, — подумал он. — Не выделяться. Я должен стараться не высовываться…»

Прошло полмесяца. Однажды утром, когда на востоке показались первые солнечные лучи, Бай Сяочунь открыл глаза и, посмотрев на горизонт, заметил там нечто, похожее на горную цепь. Это была… великая стена! Этот вид так потряс Бай Сяочуня, что это почти не поддавалось описанию. Великая стена напоминала массивного дракона, который лежал на горизонте, извиваясь всю дорогу, насколько хватало глаз. Он был шесть километров в высоту и представлял собой барьер, полностью разделявший земли по ту и по эту сторону, не пропуская ничего оттуда сюда.

Кроме самой стены ещё можно было рассмотреть чёрный, мерцающий свет защитного барьера, который уходил от стены в небеса. Этот защитный барьер полностью опечатывал границу. Вместе стена и защитное поле представляли собой непреодолимый барьер. Что касается стены, то она была не чёрного, а пурпурного цвета. Бай Сяочунь даже ощущал запах крови, который исходил от неё. Очевидно, что когда-то давно стена была чёрной, но со временем на неё пролилось такое количество крови, что она изменила цвет.

Земли на подходах к стене были полностью пустынными и лишёнными жизни. Угрюмость этого места, казалось, воздействует даже на облака в небе, окрашивая их в пурпурный цвет и закручивая в воронку, из которой время от времени доносился грохот. Рядом с воронкой мелькали красные молнии, словно летающие вокруг и ревущие драконы. Стена была пурпурной, защитное поле — чёрным. Каждый блок в кладке стены источал неимоверное давление, а всё вместе это создавало… непроницаемую границу между землями Достигающими Небес и дикими землями. Сверху на стене виднелось больше сотни магических пушек, мощного оружия, способного, казалось, уничтожить небеса и разрушить землю.

Прямо по курсу, являясь частью великой стены, виднелся город, который был раз в десять больше и города Восточного Моря, и Мирового города. В городе находились ворота, ведущие за пределы великой стены. Внутри города можно было ощутить множество аур, каждая из которых пульсировала кровью бесчисленных сражений, смешанной с полнейшей и непоколебимой решимостью. По ощущениям Бай Сяочуня, внутри был не один миллион таких аур. Более того, большое количество таких аур принадлежало культиваторам зарождения души, но кроме них было ещё нечто… что могло потрясти небеса и землю, нечто настолько могущественное, что казалось частью самого творения. Это была аура… дэва!

Дэвы встречались очень редко, но в городе определённо такой имелся. Более того, этот дэв был знаком и Бай Сяочуню, и Чжао Тяньцзяо. Это был отец Чень Юэшань, трехглазый Чень Хэтянь, который прибыл в город намного раньше них. Его задачей в последующие годы было возглавлять оборону против диких земель.

В центре города на тридцать километров вверх в небо уходила пятиугольная пагода. С вершины башни было хорошо видно всё происходящее по обе стороны великой стены. Мощный свет, который мерцал из неё, мог ошеломить любого, бросившего на неё взгляд. На верху пагоды располагалось трехсотметровая жемчужина, внутри которой клубился туман, время от времени формирующий глаз с двумя зрачками. Любой, на кого устремлялся взгляд этого глаза, сразу начинал дрожать, словно воля небес обрушивалась на него. Пока Бай Сяочунь поражённо смотрел на башню, Чжао Тяньцзяо прошептал:

— Пагода Звёздного Неба.

Когда Чжао Тяньцзяо смотрел на пагоду, то в его взгляде читалось неподдельное рвение и глубокое уважение.

— Это священный предмет в нашей секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Пагода Звёздного Неба. Я слышал, что внутри жемчужины заключена… истинная душа!

— Истинная душа? — сказал Бай Сяочунь, и на его лице отобразилось полное удивление.

— Даже я не знаю, что такое истинная душа. Но учитель говорил: пока истинная душа находится в жемчужине пагоды, великая стена — одушевлённый предмет. Она обладает своей собственной жизненной силой. У пагоды есть не только множество необычных защитных сил, но ещё она является сердцем великой стены. Всё, что касается боевых баллов заслуг и распределения ресурсов, контролируется пагодой, — внезапно Чжао Тяньцзяо глубоко вздохнул и указал вперёд пальцем. — Сяочунь, смотри! Вокруг Пагоды Звёздного Неба развеваются знамёна пяти легионов!

И точно, вокруг пагоды можно было заметить пять знамён, представляющих великолепное зрелище. На полотнищах можно было даже чётко заметить различия. Каждое из пяти знамён было своего цвета и со своими отличительными знаками. Все знаки были уникальны, но Бай Сяочуню в глаза больше всего бросился один из них. Этот знак на знамени отображал варвара из диких земель, с которого заживо содрали кожу. Изображение было настолько правдоподобным, что можно было даже увидеть, как оставшийся без кожи варвар воет от боли. Бай Сяочунь практически мог услышать душераздирающий вопль, когда смотрел на знамя.

— Эти знамёна принадлежат пяти легионам, которые составляют гильдию Стальной Воли. Каждый легион внёс свой внушительный вклад в военные действия за все эти тысячелетия. Пять легионов — это Сдиратели Кожи, Чёрные Демоны, Звёзды Погибели, Потрошители Дикарей, Забойщики Душ.

— Сдиратели Кожи! — поражённо охнул Бай Сяочунь. По какой-то причине это название заставило его разум затрепетать.

— У каждого легиона своё знамя, которое не только представляет, чего они добились в бою, но так же демонстрирует, насколько они невероятны. Видишь знамя Сдирателей Кожи? Я слышал, что этот легион неописуемо кровожаден. Каждый раз, когда они идут в бой, то заживо сдирают кожу с врагов. Уже одно их имя заставляет варваров за великой стеной содрогаться от страха.

По тому, как глаза Чжао Тяньцзяо восхищённо сияли, можно было сразу понять, что он хотел присоединиться к одному из пяти легионов. Бай Сяочунь с трудом сглотнул. Когда он увидел знамёна, то решил во что бы то ни стало держаться от легионов подальше. Чжао Тяньцзяо с энтузиазмом рассказал ему всё, что знал.

— Сяочунь, а знаешь ли ты, что по ту сторону великой стены у варваров есть так называемый список приговорённых к смерти? Как только твоё имя попадает в него, то любой варвар пойдёт на всё, только чтобы убить тебя. Генералы пяти легионов находятся в первой десятке этого списка, и самое высокое положение в нём у генерала Сдирателей Кожи Бай Линя. У него такая же фамилия, как у тебя, и в списке приговорённых на смерть он идёт сразу после пяти дэвов секты.

Чем больше Бай Сяочунь узнавал о великой стене, тем всё более опасной она ему казалась.

Комментарии