Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

460. Тот самый, с хребтом

Дэв вернулся!

— Отец!

— Учитель!

Чжао Тяньцзяо и Чень Юэшань тут же отстранились друг от друга, словно их только что поймали на горячем. В то же время они разволновались и смутились. Трехглазый Чень Хэтянь с мрачным видом сердито глянул на Чжао Тяньцзяо. За ним виднелись пять культиваторов зарождения души. Очевидно, что все они очень устали, но при этом на лицах у них играли загадочные улыбки. Они смерили взглядом Чжао Тяньцзяо и Чень Юэшань, и у них на лицах показались очень странные выражения.

Из-за грозного взгляда Чень Хэтяня и странных выражений лиц экспертов зарождения души, Чжао Тяньцзяо и Чень Юэшань поняли, что те слышали всё признание Чжао Тяньцзяо. Более того, те странные явления в небе и на море были определённо вызваны вмешательством Чень Хэтяня. В сторонке Бай Сяочунь ощутил, как по спине прокатился холодок. Внезапно у него появилось очень плохое предчувствие. Он уже хотел сбежать по-тихому, но решил, что это будет неподобающе. Вместо этого он посмотрел в другую сторону, притворившись, что он так, мимо проходил, наслаждаясь морскими видами. Он даже вынул кувшин с духовным алкоголем и начал медленно поглощать его…

Чжао Тяньцзяо ощутил сильное волнение. Его учитель был тем человеком, которого он на этом свете боялся больше всего. В этот момент он не только волновался, но ещё и был смущён. Однако Чень Юэшань — напротив. После того как она пришла в себя от неожиданного появления отца, она схватила Чжао Тяньцзяо за руку, потом посмотрела на прибывших с выражением, говорящим, что она не уступит ни на йоту.

— Наконец-то у тебя появился хребет, а, Чжао Тяньцзяо? — сказал Чень Хэтянь. Ещё раз грозно глянув на Чжао Тяньцзяо, он холодно хмыкнул и посмотрел на то место, где скрывался Бай Сяочунь. Его взгляд, словно лезвие, тут же проник до самых потаённых глубин души Бай Сяочуня. Бай Сяочунь какое-то время казался задумчивым, а потом сделал так, что его лицо покраснело, словно он был пьян. Немного заплетающимся языком он пробормотал:

— Забористая штука!

Покачиваясь туда-сюда, он отошёл назад, а потом свернул за угол и скрылся с глаз Чень Хэтяня. Затем он заспешил прочь по коридору. Чень Хэтянь снова хмыкнул. Не обращая внимания на Бай Сяочуня, он повёл культиваторов зарождения души в каюты на первой палубе. Чжао Тяньцзяо и Чень Юэшань обменялись взглядами. Затем Чжао Тяньцзяо заставил себя успокоиться. Взяв себя в руки, он отправился формально поприветствовать своего учителя, а также всё ему объяснить. Он не хотел, чтобы учитель плохо думал о Чень Юэшань или Бай Сяочуне. Бай Сяочунь бежал всю дорогу до каюты. Когда он забежал внутрь, на его лице отразилось беспокойство.

— Если бы я знал, что всё так произойдёт, я бы сказал ему признаться вчера. Какое странное совпадение. И почему трехглазый старик вернулся именно сегодня?.. Если он узнает, что это я свёл Чжао Тяньцзяо и его дочь вместе, это может обернуться для меня очень большими проблемами.

Чем больше он думал о сложившейся ситуации, тем больше переживал. Но делать было нечего, кроме как постараться придумать план на экстренный случай.

Прошло несколько дней, а Бай Сяочунь до сих пор не встретил Чжао Тяньцзяо. Однако и Чень Хэтянь не приходил, чтобы разобраться с ним, поэтому Бай Сяочунь начал успокаиваться. Но тут Чень Хэтянь издал приказ для всех на корабле.

— Все ученики должны оставаться в своих каютах до тех пор, пока их не вызовут на первую палубу для допроса! — голос Чень Хэтяня звучал строго, даже рассержено. Никто на борту не смел ослушаться его приказа, поэтому Сун Цюэ и остальные защитники Дао вернулись в предписанные им каюты.

Вскоре Чень Хэтянь и эксперты зарождения души стали делать обходы, обследуя каждую каюту. Очевидно, что они узнали о множестве смертей, произошедших на корабле, а теперь занимались расследованием. Они очень тщательно всё осматривали. Потом Чень Хэтянь и культиваторы зарождения души допросили всех учеников вне зависимости от их места в рейтинге. Вскоре пришла очередь Бай Сяочуня. Он в тревоге отправился на первую палубу и, представ перед трехглазым Чень Хэтянем и остальными экспертами, сложил руки в приветствии.

— Ученик Бай Сяочунь приветствует старших!

— Значит, ты — Бай Сяочунь, да? — сказал Чень Хэтянь с ярко сияющими глазами. Бай Сяочунь нервно кивнул, не сводя глаз с трехглазого старика. Чень Хэтянь внимательно посмотрел на него, а потом холодно сказал: — Значит это ты тот самый, с хребтом…

Потом он закрыл глаза и позволил культиваторам зарождения души продолжить допрос. У одного из экспертов зарождения души взгляд был подобен молниям, он мог проникать через любую иллюзию. Бай Сяочунь ответил на все вопросы и вскоре его отпустили. Когда он уходил, то у него со лба градом лился пот, он вздохнул и подумал: «И что трехглазый старик имел в виду, сказав, что я тот самый, у кого есть хребет?.. Он похвалил меня? Или оскорбил меня? Очевидно, что я просто делал всё возможное, чтобы его ученик и дочь были счастливы до конца своих дней… И что мне делать, если он захочет потом осложнить мне жизнь?» Бай Сяочунь не мог до конца понять, что же всё это значит. Даже потратив на размышления большое количество времени, он был вынужден в итоге вздохнуть и оставить все попытки разобраться в ситуации.

Для того чтобы опросить всех учеников на корабле, потребовалось полмесяца. Даже после расследования, сколько бы Чень Хэтянь и культиваторы зарождения души ни анализировали полученную информацию, они не смогли прийти ни к какому заключению по этому поводу. Конечно, они также обследовали трупы, но в результате только помрачнели и остались в растерянности. Хорошо, что после возвращения Чень Хэтяня смерти прекратились.

Шло время. Пролетело ещё два месяца. Всё это время Бай Сяочунь ни разу не видел Чжао Тяньцзяо и Чень Юэшань. Он на самом деле не имел никакого понятия, что с ними случилось. И только на шестой месяц их путешествия, когда на горизонте снова появилась земля, он наконец вновь увидел их. За это время, казалось, основа культивации Чжао Тяньцзяо улучшилась. Когда он появился на главной палубе, его глаза сверкали, то же относилось и к Чень Юэшань, которая шла рядом с ним. На самом деле на них обоих присутствовала еле заметная аура, свидетельствующая, что, применив всё необходимое для формирования зарождающейся души, они уже могли ступить на следующую стадию культивации. Довольно многие заметили это и сразу же начали завидовать. Очевидно, что Чень Хэтянь вернулся, принеся с собой нечто особенное для ученика и дочери. Бай Сяочунь понуро шёл по главной палубе, когда заметил Чжао Тяньцзяо. Тот тоже в свою очередь увидел Бай Сяочуня и обрадовался. Поспешив навстречу, он отвёл его в сторону и вручил белую бутылочку.

— Твоя невестка и я приберегли это для тебя. Тут немного крови серебряного дракона. Прими её, и твоя основа культивации сможет достаточно быстро вырасти.

Вспомнив, что Чень Хэтянь и эксперты зарождения души уходили, чтобы поймать серебряного дракона, Бай Сяочунь тут же обрадовался и быстро забрал белую бутылочку. Увидев, что Чжао Тяньцзяо по-прежнему доверяет ему, Бай Сяочунь почувствовал большое облегчение.

— Ты хочешь, чтобы я уже называл её невесткой? — сказал он с улыбкой. — А она знает?

Теперь, когда он узнал, что всё разрешилось, он смог облегчённо вздохнуть. Очевидно, что трехглазый старик не будет в будущем создавать ему сложностей… С немного неловким видом Чжао Тяньцзяо прочистил горло и сказал:

— Да, она знает… Твоя невестка попросила меня от души тебя поблагодарить.

Потом он похлопал Бай Сяочуня по плечу, и на его лице появилось очень серьёзное выражение.

— Сяочунь, тебе нужно побольше внимания уделить культивации. Создаётся впечатление, что последнее время ты много бездельничал. Так нельзя. Скоро мы достигнем берега, и там боевая мощь будет иметь ключевое значение. Думаю, ты не много знаешь о диких землях. Позволь, я расскажу тебе несколько важных моментов, чтобы ты знал, что происходит к тому времени, когда мы попадём туда. Есть такие вещи, которые я и сам совсем недавно узнал от учителя.

После этого Чжао Тяньцзяо отвёл Бай Сяочуня ещё подальше от остальных, очевидно не заботясь, что люди могут счесть их закадычными друзьями. Понизив голос, он сказал:

— Море Достигающее Небес находится в самой середине мира Достигающего Небес. Из него вытекают четыре реки, разделяющиеся на более мелкие рукава. В каком-то смысле это напоминает ветви дерева. Области рядом с морем и реками наполнены духовной энергией, но земли слишком обширны, они гораздо больше тех областей, где протекают реки. Поэтому есть большие территории, где совсем нет духовной энергии, и они зовутся дикими землями. Дикие земли находятся не только дальше дельт рек, но и между основными четырьмя реками. Там тоже много мест, где совсем нет духовной энергии. Именно поэтому была построена великая стена.

На лице Бай Сяочуня показалось очень серьёзное выражение. Он воспринимал великую стену очень серьёзно, даже спрашивал о ней Чень Маньяо. Поэтому он знал, насколько великая стена была важна для секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Несмотря на то что он уже кое-что знал, он и сейчас полностью превратился во внимание. В конце концов, это касалось десятилетнего испытания огнём, которое, если не соблюдать осторожность, можно и не пережить.

— Великая стена похожа на защитный периметр, который позволяет основным ветвям реки Достигающей Небес оставаться безопасными. Это своего рода барьер, защищающий от того, что находится в диких землях. Дикие земли пустынные и неплодородные, там постоянно идёт война. Более того, там обитают не только мстительные души, но и гиганты-дикари.

— Гиганты-дикари? — воскликнул Бай Сяочунь. Он невольно подумал, насколько же могущественна та организация, которая стоит за Чень Маньяо.

— Я и сам мало о них знаю. Но очевидно, что гиганты-дикари практикуют культивацию подобно культиваторам, только большинство из них практикуют исключительно совершенствование физического тела. Они дикие и жестокие. Каждый раз, когда им в руки попадает ученик секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, они едят его заживо.

Глаза Бай Сяочуня расширились, и он ахнул.

— Едят заживо?

Комментарии