Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

452. Бесконечно изменяющийся избранный

С налившимися кровью глазами сквозь стиснутые зубы Чжао Тяньцзяо произнёс:

— Завтра. Завтра утром я начну действовать согласно твоему плану!

С наполнившимся решимостью сердцем он благодарно поклонился Бай Сяочуню, развернулся и ушёл. Два его последователя обменялись неловкими взглядами, потом поклонились Бай Сяочуню и поспешили за Чжао Тяньцзяо обратно на вторую палубу. Когда Чжао Тяньцзяо и его последователи ушли, мастер Божественных Предсказаний поднялся на ноги и, совершенно впечатлённый мастерством Бай Сяочуня в вопросах любви, посмотрел на него полным почитания взглядом.

Пословица гласит, что, послушав слова мудреца, узнаешь больше, чем за десять лет изучения книг, — именно это и ощущал сейчас мастер Божественных Предсказаний. Если бы он только смог овладеть совершенными техниками Бай Сяочуня, тогда после возвращения в секту Противостояния Реке смог бы попрать небеса и подняться на вершину мироздания. Подобные мысли вселили в мастера Божественных Предсказаний море энтузиазма. Он тут же проявил инициативу и наполнил чашу Бай Сяочуня алкоголем.

— Младший патриарх, должно быть, ты устал говорить, вот, прошу, промочи пересохшее горло.

Задрав подбородок, Бай Сяочунь посмотрел на мастера Божественных Предсказаний, почувствовав удовлетворение от его услужливости. Глотнув алкоголя, он одобрительно кивнул. Сначала это несколько смутило мастера Божественных Предсказаний, но он быстро восстановил душевное равновесие и добавил:

— Младший патриарх, у тебя, должно быть, устали плечи. Как насчёт того, чтобы я их помассировал.

После этого он поспешил к Бай Сяочуню и начал разминать ему плечи.

— Младший патриарх, — вежливо продолжил он, — как лучше, помягче, пожёстче? Просто скажи.

Неимоверно довольный собой Бай Сяочунь громко рассмеялся и продолжил обмахиваться веером. По его собственному мнению, он и впрямь был невероятным. Он собрал воедино, а потом рассказал всё, что узнал от лже-Черногроба и поразил всех наповал. Сун Цюэ больше не мог на это смотреть, и, хотя втайне он оказался довольно сильно впечатлён, он ни за что бы не признался в этом Бай Сяочуню. Негромко хмыкнув, он поднялся, чтобы уйти, когда вдруг мастер Божественных Предсказаний задал очень интересный вопрос:

— Младший патриарх, мне очень любопытен тот совет, что ты только что дал Чжао Тяньцзяо. Какую одежду ты сказал ему надеть?

Бай Сяочунь поправил свой рукав и ответил:

— А, тебе хочется знать, да?

Тут мастер Божественных Предсказаний решил добавить как можно больше лести.

— Младший патриарх, ты несравненно мудр, умён и храбр. Я знаю, что недостаточно умён, чтобы суметь скрыть от тебя моё любопытство, поэтому я решил, что в этом случае можно спросить прямо.

Бай Сяочунь просто не мог не выдать, насколько он горд собой. Засмеявшись, он продолжил:

— Да, это всё правда. Я — Любовный Святой Бай Сяочунь. Я доминировал на любовном фронте десятилетиями. Есть ли в этой жизни то, что я ещё не видел?! А, не важно. Мы не сможем пойти завтра на вторую палубу, чтобы увидеть это своими глазами, это помешает нашим планам, — после этого Бай Сяочунь хлопнул по бездонной сумке и достал медное зеркало. — Цюэрчик, почему бы тебе не отнести это зеркало старшему брату Чжао. Скажи ему держать его при себе, чтобы мы смогли видеть происходящее и я мог давать ему инструкции по ходу.

Сун Цюэ помедлил, но поймал зеркало, когда Бай Сяочунь подкинул его ему. Хотя он и хотел отказаться, но ему тоже были интересны их планы, поэтому он стиснул зубы и пошёл относить зеркало.

Ночью ничего не случилось. На следующее утро Бай Сяочунь, мастер Божественных Предсказаний, Сун Цюэ и Чень Маньяо собрались вокруг нефритовой таблички, которая излучала над собой мягкий свет, формирующий экран. Картинка на экране была очень чёткая, там виднелась комната, которая была гораздо больше и роскошнее комнаты Бай Сяочуня. Более того, в ней находился Чжао Тяньцзяо, хотя сейчас можно было увидеть только его лицо. Он хмурился, очевидно не уверенный в правильности того, что собирался предпринять. Понятное дело, он знал, что Бай Сяочунь видит его. Наконец, достаточно долго промедлив, он стиснул зубы и сказал:

— Это всё ради младшей сестры Юэшань. Я… Я пойду на всё ради неё.

Чжао Тяньцзяо мгновенно сосредоточился, а потом выполнил жест заклятия правой рукой. Тут же вокруг него появился туман, и оттуда послышался шелест одежды. Бай Сяочунь и остальные наблюдали через медное зеркало, поэтому не могли увидеть, что происходит внутри тумана без помощи специальных техник. Учитывая это, мастер Божественных Предсказаний, Сун Цюэ и Чень Маньяо сгорали от любопытства. Вскоре шелест одежды прекратился, но туман всё не рассеивался. Очевидно, что Чжао Тяньцзяо очень не хотелось, чтобы его увидели. Прошло время. Много времени. Наконец из тумана показались глаза Чжао Тяньцзяо, которые сияли так ярко, словно звёзды.

— Сяочунь, ты же слышишь меня, да? — сказал он, и его голос немного дрожал. — По моим наблюдениям, каждый день примерно в это время младшая сестра Юэшань выходит из своей каюты. Поэтому я собираюсь поступить, как ты сказал. Я собираюсь пойти и сделать так, чтобы она увидела меня, — Чжао Тяньцзяо, казалось, очень нервничает, и даже его мощная основа культивации не помогала ему справиться с волнением. Но в то же время в его волнении было не только беспокойство, но и азарт.

Через мгновение Чжао Тяньцзяо прищурил глаза и зашагал к двери, а туман начал рассеиваться. Когда он открыл дверь, то туман уже полностью пропал и открыл взгляду то, отчего глаза у мастера Божественных Предсказаний, Сун Цюэ и Чень Маньяо стали огромными как блюдца. На нём были розовые одежды: розовые штаны, розовая шляпа и розовый шэньи… Всё было розовым… Даже его лицо казалось розовым, хотя это, скорее всего, от смущения. Но больше всего бросался в глаза розовый веер из перьев, который он держал в руках…

Чжао Тяньцзяо был ни капли не похож на себя обычного. Как правило, он выглядел гордо и независимо, словно некое высшее существо, у которого на лице всегда ледяная, ничего не выражающая, застывшая мина! Но сейчас он был розовым с ног до головы, словно кокетливо искал, с кем пофлиртовать. Преобразование было настолько шокирующим, что даже Бай Сяочунь, который всё это придумал, ощущал, будто его разум поразила молния.

Пока все наблюдатели пытались прийти в себя от шока, Чжао Тяньцзяо стиснул зубы и по намеченному плану вышел за дверь с кокетливым выражением лица. Он медленно стал обмахиваться веером, его глаза сузились, и он даже вынул розовый цветок и зажал его зубами. Потом он пошёл в сторону каюты Чень Юэшань, производя впечатление очень важного государственного чиновника, идущего на встречу для развлечения с женщинами.

— Это… Это правда старший брат Чжао? — заикаясь, спросил мастер Божественных Предсказаний. Сун Цюэ был не менее поражён, а Чень Маньяо вытаращила глаза.

И в этот миг дверь в каюту Чень Юэшань открылась, и она вышла наружу. Она остановилась, облачённая в зелёные одежды, очевидно, только после ванны. На её шее даже осталось несколько капель влаги, которые делали её ещё прекраснее, словно цветок водяной лилии. Хотя неправильно было бы назвать её одной из самых прекрасных женщин на свете, но она определённо относилась к тому типу, который привлекал мужское внимание. Очевидно, что она собиралась пойти на палубу и насладиться морским ветерком, но когда вышла, то увидела Чжао Тяньцзяо. В этот момент её глаза так широко распахнулись, что стали совершенно круглыми. У неё отпала челюсть, она забыла закрыть за собой дверь. Чжао Тяньцзяо так волновался, что не знал, что сказать, и, прежде чем он успел что-то придумать, Чень Юэшань пришла в себя. Её взгляд стал полностью непроницаемым, и она тут же вернулась в каюту и захлопнула за собой дверь. Хлопок дверью на мгновение лишил Чжао Тяньцзяо всякого самообладания, у него даже цветок выпал изо рта. Потом он поспешил обратно в свою каюту и вынул медное зеркало.

— Ну что, как всё прошло, Сяочунь? — спросил он. — Мне… Мне кажется, что всё печально…

В это мгновение пригорюнившийся Чжао Тяньцзяо не выглядел словно самый старший брат секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Вместо этого он больше походил на смущённого подростка.

— Крепись, старший брат Чжао! — сказал со всей серьёзностью Бай Сяочунь через медное зеркало. — Ты ведь не забыл, что я говорил о том, что нужно хранить покой в своём смертном сердце? Я видел всё, что только что случилось. Реакция старшей сестры Юэшань была абсолютно нормальной. Ни о чём не волнуйся. Нам нужно просто действовать и дальше согласно нашему плану.

Бай Сяочуню, казалось, уже не так легко даётся уверенный тон голоса, но Чжао Тяньцзяо ничего не заметил. После слов Бай Сяочуня он взял себя в руки, глубоко вздохнул и серьёзно кивнул.

— Я сделаю всё, как ты скажешь!

— Доверься мне, — сказал Бай Сяочунь, ударяя себя в грудь, — случившееся сейчас — совсем не проблема.

По правде говоря, он чувствовал себя немного виноватым за то, что произошло, но изо всех сил старался звучать воодушевляюще. Стиснув зубы, он ещё сильнее вознамерился помочь старшему брату Чжао завоевать прекрасную Чень Юэшань.

На следующее утро на рассвете… Чжао Тяньцзяо ходил туда-сюда по комнате, пытаясь набраться мужества. Почувствовав себя готовым, он взмахнул рукавом и призвал туман. Когда он открыл дверь своей каюты, то туман развеялся, открывая вид на сей раз на совсем другую одежду…

Комментарии