Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

451. Любовный Святой Бай Сяочунь

— Я… — начал нервно Чжао Тяньцзяо, но растерялся и не знал, что сказать дальше. После того как он услышал всё сказанное Бай Сяочунем, он уже преисполнился глубокой благодарности.

— Затем, — продолжил Бай Сяочунь, — луна олицетворяет правильное время и правильные обстоятельства. Сейчас мы на корабле, вы двое живёте на одной палубе. Это значит, что у тебя есть преимущество, так как вы живёте очень близко. С моей помощью ты определённо добьёшься успеха! — он подчеркнул свои последние слова, громко хлопнув в ладоши, потом повысил голос и продолжил: — Потом идут деньги, тут, я думаю, даже не стоит пояснять. У тебя, определённо, есть достаточно духовных камней. Последнее — иероглиф «смертный», что очень важно и является антитезой иероглифу «смерть». Видишь ли, несмотря на то что ты должен постоянно быть настороже, ты также обязан сохранять спокойствие в своём сердце. Ты не должен поддаваться порывам или смущаться, а обязан постоянно сохранять контроль. И помни: по мере нашего продвижения вперёд я обо всём позабочусь.

Его голос, казалось, вселял энтузиазм и уверенность, заставляя кровь Чжао Тяньцзяо бежать быстрее, а настроение улучшаться. Что касается мастера Божественных Предсказаний и остальных присутствующих, когда они услышали подробное объяснение Бай Сяочуня, то ещё больше воодушевились и все превратились во внимание. В конце концов, они понимали, что слова Бай Сяочуня могут помочь и им. Только Сун Цюэ до сих пор немного пренебрежительно относился к происходящему, но при этом не мог заставить себя перестать внимательно слушать. Сухо покашляв, Бай Сяочунь сказал:

— Рано радоваться, я ещё не закончил.

Чжао Тяньцзяо собственноручно наполнил чашу Бай Сяочуня, после чего Бай Сяочунь пригубил алкоголь, чтобы промочить горло. Потом он продолжил:

— Я объяснил вам свою формулу победы, чтобы вы поняли, как Любовному Святому Бай Сяочуню удавалось десятилетиями доминировать на любовном фронте. А теперь переходим к более детальному рассмотрению вопроса. Видишь ли, на любовном фронте ты должен хорошо знать себя и своего противника. Более того, ты должен желать подстроиться. Если ты хочешь, чтобы она влюбилась в тебя, то сначала должен найти общий язык с её друзьями и семьёй. Если они будут считать, что ты хороший человек, тогда в её глазах ты станешь таким, даже если на самом деле это не так! — Бай Сяочунь говорил с такой полною уверенностью, что его слова звучали крайне убедительно.

Мастер Божественных Предсказаний внезапно ударил себя по ляжкам, и его глаза сверкнули. Сев прямо, он посмотрел на Бай Сяочуня с большим почитанием. Очевидно, что сейчас он начал воспринимать слова Бай Сяочуня, словно это священное писание. Однако Бай Сяочунь, казалось, слегка недоволен тем, что его перебили. Косо глянув на мастера Божественных Предсказаний, он продолжил:

— Есть кое-что, о чём, должно быть, ты не подозреваешь. Очень многим культиваторам-женщинам не хватает ощущения защищённости, так как его достаточно тяжело получить в мире культиваторов, наполненном жестокостью. Если сможешь подарить девушке чувство защищённости, то станешь для неё словно луч света в тёмном царстве. Она естественным образом будет ощущать тягу к тебе. Когда добьёшься в этом успеха, то можно считать, что сделан первый шаг на пути к победе…

В ответ на эти слова брови Чжао Тяньцзяо взлетели вверх. Очевидно, что мастер Божественных Предсказаний забеспокоился, что может забыть то, что слышит, и вынул нефритовую табличку, чтобы навсегда запечатлеть для себя всю информацию. Что касается двух последователей Чжао Тяньцзяо, то они смотрели на Бай Сяочуня с благоговением и почитанием.

— Это две важных техники, которые ты должен освоить. Проще говоря, это два способа сделать себя привлекательным в её глазах. Когда ты привлечёшь её внимание, то тебе нужно действовать словно в словах древней поэмы: «держи лютню в руках и используй её, чтобы скрыть своё лицо». Другими словами, ты должен окружить себя ореолом таинственности. Когда она пытается сблизиться с тобой, делай шаг назад. Когда она отдаляется, прояви инициативу. После того как ты какое-то время будешь использовать эту тактику, она наконец начнёт испытывать нестерпимый интерес! И вот тогда, хе-хе, она наконец окажется у тебя на крючке! — к этому моменту даже Бай Сяочунь оживился и начал выразительно размахивать руками, пока говорил. — Таким образом ты сможешь скрыть тот факт, что хочешь завоевать её, и начнёт казаться, что на самом деле это она пытается завоевать тебя. Когда я был в секте Кровавого Потока, то использовал этот метод, чтобы покорить сердце тёти Цюэрчика.

Выражение лица Сун Цюэ стало ещё мрачнее, внезапно он начал понимать, почему его тётя, которая никогда до этого не обращала внимания на тех, кто младше неё, вдруг влюбилась в Бай Сяочуня… Хотя у Сун Цюэ и возникло желание встать и уйти, но он не мог не признать: то, что рассказывает Бай Сяочунь сейчас, может оказаться очень полезным в будущем. Поэтому он быстро придумал себе оправдание, чтобы остаться.

«Я определённо должен всё послушать, а потом рассказать тёте, чтобы она поняла, какой этот Бай Сяочунь на самом деле!» — подумал он.

Чжао Тяньцзяо оказался полностью поражён. Увидев выражение на лице Сун Цюэ, он понял, что Бай Сяочунь не врёт. Поэтому доверие к его словам у Чжао Тяньцзяо только возросло.

— Но в этот момент ещё рано говорить о том, что ты добился победы на любовном фронте. Твоя позиция будет очень шаткой, и тебе придётся приложить много усилий, чтобы укрепить её.

Бай Сяочунь очень гордился собой и тем, какое сильное впечатление его слова оказывали на окружающих. По правде говоря, в последние три дня он провёл очень много времени, обсуждая эти вопросы с лже-Черногробом, и сам оказался потрясён тем, что услышал.

— Я понял! — обрадованно воскликнул Чжао Тяньцзяо. — Я понимаю, что ты имеешь в виду под укреплением своей позиции. Это как с культивацией. После того как ты сделал прорыв, нужно стабилизировать основу культивации. Я понимаю.

— Нет, ты не понял! — рявкнул Бай Сяочунь, осуждающе глянув на него. — Ты говоришь о том, как строить отношения на уже имеющихся чувствах. А я говорю совсем про другое. Высший пилотаж в этой стратегии — это умение сохранять дистанцию. Ты должен раскачать её эмоции, создать иллюзию, что она может потерять тебя в любой момент. Вот тогда-то ты наконец и должен сделать свой ход! Совершенно определённо, что на этом этапе тебе нельзя проводить с ней много времени. Если ты нарушишь это правило, то она будет спокойно относиться к растущим между вами чувствам. А ты должен сделать так, чтобы она ценила эти чувства. Ты должен сделать так, чтобы ей пришлось потрудиться, чтобы заполучить тебя. Помни, чем легче что-то достаётся, тем меньше оно в итоге ценится.

Внезапно Бай Сяочунь замолчал, и по его лицу было понятно, что он погрузился в воспоминания и скучает по старым временам, словно он вспомнил о своей давней любви и горько-сладких опытах незрелой юности. По правде говоря, он думал о том, что до этого обсуждал с лже-Черногробом, вспоминая, что шло следующим пунктом, и про себя репетируя свою речь. После того как прошло время горения двух палочек благовония, он окончательно привёл свои мысли в порядок. Конечно, всё это время Чжао Тяньцзяо был готов восторженно пасть ниц перед Бай Сяочунем, будучи убеждённым, что у Бай Сяочуня есть множество полезных историй о любви и отношениях.

При других обстоятельствах Чжао Тяньцзяо, учитывая его жизненный опыт, не подпал бы так легко под чужое влияние. Но сейчас его сердце было переполнено мыслями о Чень Юэшань. Поэтому слова Бай Сяочуня попали на благодатную почву, а то, как Бай Сяочунь всё разъяснил, лишило его способности критически мыслить. В глазах Бай Сяочуня по-прежнему читались отблески воспоминаний, когда он тихим голосом, словно позабыл о присутствии Чжао Тяньцзяо, продолжил рассказ:

— Нужно выждать время. Нужно сделать так, чтобы казалось, что ты медленно начинаешь подпускать её к себе… Потом, когда наступит правильный момент, сможешь стать для неё подарком судьбы. Заставь её ощутить, словно единственным разумным решением, чтобы заполучить тебя, будет стать твоей даосской спутницей. А до этого времени она должна мучиться от мыслей о том, что может потерять тебя в любой момент, чтобы потом сильно обрадоваться скреплению ваших отношений. Когда это случится с тобой, старший брат Чжао, я наконец-то смогу поздравить тебя с победой!

К этому времени, казалось, он уже полностью отошёл от воспоминаний о прошлом и посмотрел на Чжао Тяньцзяо. Повысив голос, Бай Сяочунь добавил:

— Однако я должен предупредить тебя, старший брат Чжао: отношения — это непросто. Раз ты решил воспользоваться таким долгим и сложным планом по завоеванию женщины, то должен пообещать, что никогда не бросишь её. Если ты сделаешь это, то тебя наверняка накажут за это небеса!

К этому моменту Бай Сяочунь так громко говорил, что его голос почти оглушал. Чжао Тяньцзяо оказался полностью поражён, он тут же подскочил, сложил руки и низко поклонился. С серьёзным выражением и сияющими решимостью глазами он с большой убеждённостью сказал:

— Я, Чжао Тяньцзяо, сим торжественно клянусь, что если мне удастся завоевать младшую сестру Юэшань, то она станет моей единственной даосской спутницей на всю жизнь. Если я нарушу свою клятву, то пусть небеса уничтожат меня и земля поглотит меня.

— Отлично! — сказал Бай Сяочунь и, словно представитель старшего поколения, одобрительно закивал. — Раз так обстоят дела, то я, Любовный Святой Бай Сяочунь, не зря рассказал тебе мои секреты.

Потом он посмотрел на мастера Божественных Предсказаний и Сун Цюэ, а Чжао Тяньцзяо глянул на двух своих последователей.

— Это касается и всех остальных присутствующих.

Мастер Божественных Предсказаний, не колеблясь ни мгновения, тоже дал подобную клятву. Что касается Сун Цюэ, то, когда Бай Сяочунь посмотрел на него в упор, он почувствовал себя виноватым и чуть тоже не поклялся, но потом лишь холодно хмыкнул и отказался говорить. Что касается двух последователей Чжао Тяньцзяо, то они оказались полностью потрясены и быстро произнесли клятвы, не задумываясь. Бай Сяочунь удовлетворённо кивнул. Немного пригубив алкоголя, он посмотрел на воодушевлённого Чжао Тяньцзяо, потом улыбнулся и выпятил подбородок.

— Хорошо, с формальностями мы разобрались, пришло время тебе наладить отношения с близкими друзьями и семьёй старшей сестры Юэшань.

— Погодите, — расстроенно сказал Чжао Тяньцзяо, — я не могу это сделать. У младшей сестры Юэшань только два близких друга, они оба давно уехали в дикие земли. Более того, что касается её семьи, то её отец — мой учитель, и он очень строгий. Как же я могу наладить с ним отношения?

— Твой учитель — трехглазый старик? — произнёс Бай Сяочунь, и у него отвисла челюсть.

Чжао Тяньцзяо прочистил горло, и уже было хотел поправить Бай Сяочуня в том, как он назвал его учителя, но учитывая, что сам пришёл за помощью, предпочёл притвориться, что не заметил такого обращения. Бай Сяочунь внезапно обрадовался, когда понял, что если ему удастся свести Чжао Тяньцзяо и Чень Юэшань, тогда это будет означать, что появится дэв, который будет к нему расположен. Он тут же начал обдумывать ещё больше способов, как помочь Чжао Тяньцзяо. Через мгновение его глаза внезапно сверкнули.

— Хорошо, тогда сменим тактику. Тебе нужно привлечь внимание старшей сестры Юэшань. Поэтому нам нужно знать, какой тип мужчин её привлекает.

— Я не уверен, — сказал Чжао Тяньцзяо, ещё больше расстраиваясь.

— Не волнуйся. Я обо всём позабочусь. Самый простой способ понять, что за человек перед тобой, — это посмотреть на то, как он одет. Давай так. Предоставь мне выбирать, какую одежду ты будешь надевать в следующие несколько дней. Так мы быстро сможем понять, что ей нравится.

Пока Бай Сяочунь воображал, в какие одежды будет наряжать Чжао Тяньцзяо, он невольно подумал, насколько замечательный у него план. После этого он потянул Чжао Тяньцзяо за руку к себе поближе и начал на ухо рассказывать ему, какую одежду тому нужно подготовить. Выражение лица Чжао Тяньцзяо изменилось. У него округлились глаза, он зашипел, потом ахнул, а потом на его лице показалась горечь.

— Нам действительно нужно поступать таким образом?

— Да, это обязательно. Обрати внимание на её реакцию. Если она нахмурится или просто отвернётся, то это значит, что твоя одежда её не впечатлила. Если она начнёт приглядываться к тебе, то значит, ей стало интересно. В любом случае тебе нужно сразу же обо всём сообщить мне.

Чжао Тяньцзяо, казалось, колеблется. От этого мастеру Божественных Предсказаний и остальным стало только ещё интереснее, что за одежду выбрал для него Бай Сяочунь. Наконец Чжао Тяньцзяо решил пойти ва-банк. Стиснув зубы, он кивнул и сказал:

— Я сделаю всё, как ты скажешь!

Комментарии