Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

449. Значит вот какой ты человек

Пока окружающие продолжали строить догадки, о чём идёт разговор, Сун Цюэ и мастер Божественных Предсказаний поражённо смотрели на Бай Сяочуня и Чжао Тяньцзяо, не зная что и думать. Даже Чень Маньяо сгорала от любопытства. И только у Гунсунь Вань’эр на лице как всегда виднелась лёгкая загадочная улыбка. Тем временем на носу корабля Бай Сяочунь только начал отходить от удивления. Он посмотрел на Чжао Тяньцзяо с очень странным выражением на лице, размышляя о том, что перед ним сейчас стоит первый в рейтинге суперзвёзд, самый старший брат с глубокой основой культивации, способный разделаться с экспертами зарождения души…

«С таким человеком стоит подружиться, — подумал он. — Потом, если кто-то начнёт докучать мне в диких землях, у меня найдётся, у кого попросить помощи. С такими друзьями всё может пройти гораздо глаже». Когда это пришло Бай Сяочуню на ум, он улыбнулся и потрепал Чжао Тяньцзяо по плечу, словно близкого друга. Непринуждённым, словно весенний ветерок, голосом он произнёс:

— Самый старший брат…

Чжао Тяньцзяо не привык, чтобы кто-то касался его, поэтому уже хотел отступить, но, услышав голос Бай Сяочуня, ощутил, что тот говорит искренне. Поэтому он позволил тому положить руку себе на плечо.

— Доверься мне в этом, самый старший брат. Те две девушки, что ты видел со мной, это ерунда. В секте Противостояния Реке я получал любовные письма от десяток тысяч девушек! — Бай Сяочунь вздохнул, старясь слишком уж не выпендриваться.

Решив, что Бай Сяочунь, должно быть, преувеличивает, Чжао Тяньцзяо нахмурился. Конечно, его выражение лица породило ещё больше обсуждений среди наблюдающих. Особенно все оживились, когда Бай Сяочунь положил руку на плечо Чжао Тяньцзяо, а тот позволил ему это сделать. На лицах всех присутствующих появилось сильное удивление. Для них Чжао Тяньцзяо занимал самую вершину, будучи до крайности гордым и неприступным. Он относился к тому типу холодных людей, с которыми никто не мог сблизиться. Поэтому такое нехарактерное для него поведение поразило всех остальных. В это время Чжао Тяньцзяо разочарованно смотрел на Бай Сяочуня, хмурясь. Он даже уже собирался просто развернуться и уйти.

— Эй! Ты до сих пор не веришь мне? Ну хорошо, вот, смотри, — Бай Сяочунь очень не любил, когда люди не верили его словам, поэтому он быстро хлопнул по своей бездонной сумке, и из неё с шелестом начал вылетать ворох любовных писем, рассыпающихся как дождь.

Их было так много, что они образовали небольшую горку на палубе. Чжао Тяньцзяо поражённо вздохнул, и его глаза широко распахнулись. Он даже подобрал несколько писем и прочёл их, и тогда на его лице появилось ещё большее удивление. Ему сразу стало ясно, что всё это были любовные письма, написанные разными людьми, и все они были подлинными. В куче даже лежали несколько нефритовых табличек, на которых можно было рассмотреть прекрасные лица подаривших их девушек…

— Э-э-это…

Чжао Тяньцзяо начал тяжело дышать, его сердце ошеломлённо затрепетало. Он медленно посмотрел на Бай Сяочуня с таким выражением, как если бы смотрел на дэва. Гордо взмахнув рукавом, Бай Сяочунь выпятил подбородок и сказал:

— Видишь? Теперь-то ты мне веришь? И это только часть моей коллекции. У меня в сумке есть ещё. По щелчку пальцев, я, Бай Сяочунь, завоевал сердца бесчисленного числа учениц секты Противостояния Реке!

Странная сцена, разыгравшаяся на носу корабля, заставила наблюдателей широко распахнуть глаза от удивления. Никто не слышал, о чём говорили эти двое, божественное сознание тут было бесполезно, поэтому они могли только наблюдать визуально. Когда люди увидели, как из бездонной сумки Бай Сяочуня высыпалась большая гора писем, то они не знали что и думать. Сначала многие не придали письмам особого значения, но вскоре они заметили, что немало из них сложены в форме сердца.

— Что это там? Небеса! Самый старший брат даже читает некоторые из них! Почему у меня такое чувство, что это любовные письма?

— Неа. Не может быть. Ты когда-нибудь видел, чтобы кто-то получал столько много любовных писем? Там должно быть более десяти тысяч! Очевидно, что это не могут быть любовные письма. Кроме того, посмотри на выражение лица самого старшего брата. Ясно, что он узнал какой-то загадочный секрет, видишь?

— Как может этот Бай Сяочунь предстать ещё более таинственным?!

Конечно, когда Чень Маньяо узнала любовные письма, то она фыркнула, казалось, не зная, смеяться ей или плакать. Прежде чем люди могли поближе всё рассмотреть, чтобы проанализировать происходящее, Чжао Тяньцзяо глубоко вздохнул и взмахнул рукой, заставляя барьер внезапно стать непрозрачным так, что больше уже никто не мог их видеть. С очень торжественным выражением и очень искренне Чжао Тяньцзяо соединил руки и низко поклонился Бай Сяочуню.

— Младший брат Бай, я с трудом могу поверить, что кто-то настолько юный, как ты, может обладать таким несравненным навыком. Могу ли я узнать, найдётся ли у тебя время и желание обучить меня нескольким премудростям?

Бай Сяочунь снова оказался застигнут врасплох тем, с каким серьёзным видом Чжао Тяньцзяо произнёс эти слова.

— Ты хочешь научиться подобным вещам? — озадачено спросил Бай Сяочунь. Торжественно и мрачно сверкая глазами, Чжао Тяньцзяо сделал глубокий вдох и снова низко поклонился.

— Младший брат Бай, прошу, научи меня. Я хочу прожить счастливую жизнь, если ты сможешь помочь мне с сердечными делами, я никогда не забуду этого до конца своих дней!

Бай Сяочунь пару раз моргнул, а потом наконец понял, что же происходит. Чжао Тяньцзяо, очевидно, был таким человеком, который казался очень холодным и отстранённым на поверхности, но внутри был очень страстным и романтичным. Через мгновение Бай Сяочунь от души рассмеялся.

— Эй, мы же братья, верно? Какие ещё несколько премудростей? Давай запланируем время, и я обучу тебя всему, что я знаю сам. Просто скажи мне, кто же тебе нравится. Нет такого вызова, с которым бы не смог справиться Любовный Святой Бай Сяочунь, — Бай Сяочунь даже гордо ударил себя в грудь, чтобы подчеркнуть свои слова.

Чжао Тяньцзяо облегчённо вздохнул. Они тут же назначили время встречи для обсуждения деталей, после чего Чжао Тяньцзяо низко поклонился, рассеял барьер и с мрачным и торжественным видом удалился. Бай Сяочунь убрал любовные письма, потом гордо зашагал к своим защитникам Дао. Мастер Божественных Предсказаний, казалось, сгорает от любопытства, и, хотя Сун Цюэ делал вид, что ему это совершенно неинтересно, было очевидно, что он тоже внимательно наблюдает за Бай Сяочунем. Через мгновение мастер Божественных Предсказаний не выдержал и спросил:

— Младший патриарх, о чём вы говорили с Чжао Тяньцзяо?

— Я не могу сказать, — ответил Бай Сяочунь, покачав головой с очень таинственным видом. — Это затрагивает то, что для старшего брата Чжао важнее всего в жизни. Как я могу так запросто рассказать об этом? — соединив руки за спиной, он горделиво зашагал в сторону своей каюты.

Конечно, такая секретность только спровоцировала ещё больший интерес у мастера Божественных Предсказаний, и это касалось и остальных людей, ставших свидетелями разговора. На самом деле многие начали потихоньку наводить справки, надеясь что-то разузнать, но никто не смог ничего выяснить.

В течение трёх дней Бай Сяочунь не покидал своей каюты. Он терпеливо ожидал, когда Чжао Тяньцзяо придёт к нему за консультацией. Видя это, мастер Божественных Предсказаний несколько раз пытался спросить о причине происходящего, но каждый раз Бай Сяочунь отказывался что-либо пояснять. И вот наконец он вздохнул и ответил:

— Я кое-кого жду.

— Чжао Тяньцзяо? — тут же выпалил поражённый мастер Божественных Предсказаний. Даже Сун Цюэ навострил уши.

— Так и есть, — спокойно ответил Бай Сяочунь. — По правде говоря, единственный человек на всём корабле, который может ему помочь, это я, Бай Сяочунь.

После этого он закрыл глаза и продолжил медитировать, гордый собой как никогда. Мастер Божественных Предсказаний и Сун Цюэ обменялись заинтригованными взглядами. Однако все их предположения не смогли помочь им догадаться, в чём дело. Наконец вечером на третий день за дверью послышался голос Чжао Тяньцзяо:

— Младший брат Бай здесь?

Мастер Божественных Предсказаний и Сун Цюэ посмотрели на Бай Сяочуня, который медленно открыл глаза.

— Цюэрчик, поспеши и открой дверь. Маньяо, прошу, оставь нас на время.

Чень Маньяо негромко хмыкнула. У неё были свои догадки насчёт происходящего, но выбора не было, она удалилась в свою комнату и закрыла за собой дверь. Глаза Сун Цюэ сузились, и он гневно зыркнул на Бай Сяочуня, но он понимал, что находится здесь в гостях, поэтому просто стиснул зубы и пошёл открывать дверь. Как только дверь открылась, появился как всегда мрачный и торжественный Чжао Тяньцзяо, который пришёл с двумя последователями.

У последователей на лицах были обеспокоенные выражения. Они оказались теми двумя избранными из гильдии Истребителей Дьяволов, к которым Бай Сяочунь обращался с просьбой купить для него лекарственный ингредиент. Тогда они оба по-своему отказали ему. Один из них запросил астрономическую цену за услуги посредника, а другой притворился, что ему нужно заняться уединённой медитацией на несколько лет. Они и подумать не могли, что Бай Сяочунь внезапно с блеском сможет подняться на вершину рейтинга в фиолетовый сегмент радуги и прославиться на всю секту. Но даже после всего этого они до последнего времени верили, что Бай Сяочунь не будет пытаться им мстить, ведь они были последователями Чжао Тяньцзяо.

Но теперь, как ни тяжело им было в это поверить, оказалось, что Чжао Тяньцзяо и Бай Сяочунь водят дружбу. Ещё более поразительным оказалось то, что Чжао Тяньцзяо пришёл с очень серьёзным лицом и был очень вежлив. Это невольно сильно потрясло этих двоих. Войдя, Чжао Тяньцзяо глубоко вздохнул и, проигнорировав то, что в комнате находились ещё мастер Божественных Предсказаний и Сун Цюэ, соединил руки и низко поклонился.

— Младший брат Бай, я надеюсь, ты не станешь смеяться надо мной, если я скажу, что всегда был влюблён в младшую сестру Юэшань. Я просто не знаю, как завоевать её. Если говорить о вознаграждении, то я дам тебе всё, что пожелаешь, если это будет в моих силах. Даже душу зверя-дэва.

Комментарии