Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

439. У меня есть только стремление

Хотя это может показаться невозможным, но шум снаружи ещё больше усилился. В этот второй раз, когда Бай Сяочунь бросил вызов испытаниям огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, он смог последовательно несколько раз продемонстрировать одно чудо за другим. Сначала он с невероятной скоростью преодолел первые испытания, а потом победил эксперта стадии позднего формировании ядра, будучи на среднем, и, наконец, он совершил прорыв в культивации. Из-за этого всего у наблюдающих голова шла кругом. В конце концов, из всех девяти культиваторов, которые достигли фиолетового уровня, восемь были на великой завершённости формирования ядра, и только Гунсунь Вань’эр находилась на позднем формировании ядра. И вот появился человек, который смог попасть туда, находясь на среднем формировании ядра, и сразу же поднялся до позднего.

Пока все обсуждали случившееся, Бай Сяочунь дрожал и ощущал, как ледяная ци в нём устаканилась и он полностью закрепился на позднем формировании ядра. Однако у него не было времени, чтобы проверять свою основу культивации в деле, он ринулся к свету телепортации. Тут же множество точек света начали собираться вместе, формируя новую статую. Это была статуя Бай Сяочуня.

Когда он на мгновение обернулся, то увидел, что она его вылитая копия, и даже аура очень похожа. Однако выражение на лице статуи было холодным, безэмоциональным и застывшим. Бай Сяочунь глубоко вздохнул. Он знал, что теперь любой, кто попытается прорваться на фиолетовый уровень, будет сражаться с этой статуей на последнем этапе своего пути. Потом он развернулся и зашёл в свет телепортации, после чего пропал! Конечно, обсуждения среди зрителей не прекратились. Подобные вещи редко происходили в секте, особенно учитывая, что теперь в ней стало десять невероятно знаменитых культиваторов. Это было большое радостное событие.

Так как прорыв в культивации Бай Сяочунь совершил уже после победы на синем уровне, то любой претендент, бросивший вызов синему испытанию огнём, в дальнейшем должен был сражаться с его статуей среднего формирования ядра, а не позднего. Подобная статуя олицетворяла определённый статус в секте. Пока она будет оставаться непобеждённой, никто не сможет добраться до фиолетового уровня. И теперь на статую смотрели больше людей, чем ранее наблюдало за Бай Сяочунем. Что касается Бай Сяочуня, когда он ступил в свет телепортации, то исчез из голубого испытания огнём и появился уже на фиолетовом. В то же время на фиолетовом сегменте радуги появилась десятая звезда, и все, кто смотрел на статую, теперь обратили взоры на звезду.

Хотя сейчас никто не видел, что происходит с Бай Сяочунем, всем это было очень интересно. Уже одно неведение того, что ожидает претендентов на фиолетовом уровне, делало его ещё более загадочным. Дополнительный уровень таинственности заставлял всех более чем когда-либо желать узнать, что случится дальше. Всего за несколько коротких месяцев уже два человека достигли фиолетового сегмента радуги. Любопытство о том, что происходит на фиолетовом испытании огнём, было ещё одним мотивационным фактором для многих других культиваторов. Пока эти мысли наполняли головы всех присутствующих, Бай Сяочунь появился на фиолетовом уровне, где никто не мог за ним наблюдать, и огляделся. Это измерение отличалось от всех других испытаний огнём. Прямо перед ним протянулась река, он стоял на её берегу. В его глазах показался растерянный взгляд, словно он что-то забыл. Более того, повнимательнее приглядевшись к окружению, он ощутил, будто всё тут не совсем реально.

«Что же я забыл?» — подумал он удивлённо, усаживаясь на берег реки, чтобы подумать. Однако даже после некоторого времени он с трудом смог вспомнить только своё имя. Все остальные воспоминания, казалось, исчезли. Смятение в его взгляде стало ещё отчётливее. Он изначально собирался покинуть испытания огнём, как только попадёт на фиолетовый уровень. В конечном итоге, он уже достиг своей цели и мог попросить силу дэва для Большого толстяка Чжана. Сейчас нельзя было терять и минуты. Однако как только он вошёл на загадочный фиолетовый уровень, он тут же обо всём этом забыл.

— Нет, — пробормотал он, — я помню, что мне нужно сделать нечто очень важное, — нахмурившись, он попытался напрячь память, чтобы вспомнить забытое. И в это мгновение он услышал, как кто-то поёт.

Голос то звучал выше, то брал низкие ноты, но слова песни разобрать было невозможно. Однако по голосу человек, поющий песню, казался старым, даже древним. Через мгновение на реке показалась одинокая лодка. В ней сидел старик в широкой бамбуковой шляпе, который толкался большим бамбуковым шестом о дно реки, управляя движением лодки. Когда он приблизился к берегу, то посмотрел на Бай Сяочуня, повернув к нему своё морщинистое от возраста лицо. Улыбнувшись, он спросил:

— Твоё сердце неспокойно?

Бай Сяочунь посмотрел на старика в лодке. Немного смутившись, он ответил:

— Я чувствую, что что-то забыл.

— Все иногда что-то забывают, — ответил старик с улыбкой. — Не хочешь ли зайти ко мне на лодку и послушать мою балладу? Возможно, тогда ты сможешь вспомнить то, что забыл.

Бай Сяочунь какое-то время молча сидел на месте, но потом поднялся на ноги и запрыгнул на лодку. После этого старик оттолкнулся бамбуковым шестом, и лодка снова поплыла вниз по течению. Когда Бай Сяочунь уселся в одинокой лодке, старик снова запел. Странно, но как бы внимательно Бай Сяочунь ни вслушивался, он так и не смог разобрать слов песни. Через какое-то время он не вытерпел и спросил:

— А что ты поёшь?

— Это народная песня, — ответил старик.

Бай Сяочунь ещё немного послушал и снова спросил:

— А у неё есть название?

— Нет, — улыбнулся старик и продолжил: — Это баллада, конца которой никто никогда не услышит. Девять человек приходило сюда до тебя, но никто из них не дослушал песню до конца. Первый человек слушал песню дольше всех, но в итоге сдался, — после этого он снова запел.

Бай Сяочунь молча сидел, одновременно слушая и пытаясь вспомнить, что же он забыл. Вода в реке была неспокойна. По её поверхности гуляли волны, и через какое-то время одна довольно-таки большая ударила о борт лодки. Пока Бай Сяочуня качало туда-сюда на борту, что-то зашевелились в его сознании, и он внезапно что-то вспомнил. Он был в комнате со своим отцом, который крепко сжимал его руку, говоря:

— Сяочунь, ты должен жить дальше…

По телу Бай Сяочуня пробежала дрожь, это воспоминание зажгло пламя, которое прокатилось по его сознанию, заставляя воспоминания огромным потоком с силой, переворачивающей горы и осушающей моря, обрушиться на него.

«Мне нужно спасти самого старшего брата!» — подумал он и задрожал, вспоминая всё, что забыл ранее. Внезапно он встал, и тут же лодка и река исчезли. Он оказался в абсолютно пустой комнате. Напротив него стоял старик, который повернулся и глянул на Бай Сяочуня с загадочным и странным светом в глазах.

— Теперь ты всё понял? — спросил старик.

— А? — сказал Бай Сяочунь. — Ох. Я не хочу принимать участие в этом испытании огнём. Мне нужно кое-кого спасти!

Теперь, когда он всё вспомнил, это испытание огнём стало казаться ему ещё страннее, чем раньше. Старик какое-то время пристально смотрел на него, а потом повторил:

— Теперь ты всё понял?

Бай Сяочунь начал немного сердиться.

— Я…

Однако он успел произнести только одно слово, прежде чем старик покачал головой и, вздохнув, перебил его:

— Ладно, я знаю, о чём ты думаешь. Достигну фиолетового испытания огнём и попрошу кое-что у секты. Если это не что-то чрезмерное, твоё желание выполнят. Например, перестать считаться заложником.

— Мне нужна сила дэва! — тут же сказал Бай Сяочунь. Старик кивнул.

— После того как ты покинешь это место, тебе её предоставят.

Затем он взмахнул рукой, и в пустоте появилась воронка, которая начала затягивать Бай Сяочуня.

Прежде чем покинуть уровень, Бай Сяочунь остановился и оглянулся на старика, который уходил от него прочь, удаляясь в пустоту.

— Только что, — сказал Бай Сяочунь, — ты спросил, понял ли я что-то. О чём ты спрашивал?

Старик не обернулся. Холодным голосом он ответил:

— О твоём Дао!

Бай Сяочунь растерялся. Старик продолжал удаляться, и, когда Бай Сяочунь уже зашёл в воронку, он крикнул вдогонку:

— Я не уверен, каково моё Дао, но у меня есть стремление жить вечно!

Старик остановился, оглянулся и улыбнулся.

— Это и есть твоё Дао.

Послышался грохот, и Бай Сяочунь исчез, а через мгновение уже появился у входа на испытания огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Первое, что он услышал, — это шум множества разговоров, а затем его зрение прояснилось. Почти сразу он увидел, как бессчётное множество культиваторов взирают на него с завистью и уважением. В то же время послышался торжественный голос со стороны части радуги Мириад Звёзд, где жил глава секты.

— Заложник секты Противостояния Реке Бай Сяочунь, твоя просьба удовлетворена. Тебе дарят силу дэва.

Тут же с неба начал опускаться яркий луч, который появился перед Бай Сяочунем в форме хрустального листика, пульсирующего невообразимой силой. Все вокруг ощутили невероятное давление, исходящее от него, от которого даже дышать стало тяжело, будто кто-то подавлял их основы культивации. Поразительно, но листик содержал в себе силу дэва элемента дерева. Более того, он был заряжен силой на полную, а не всего лишь слегка.

Комментарии