Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

426. Шаловливый мост

«Какой этот кузнец жмот…» — подумал Бай Сяочунь, на полной скорости влетая в выход. Он только телепортировался на следующий уровень, а уже тосковал по морю с ледяной ци. За то короткое время, что он провёл в нём, его основа культивации сумела достичь пика среднего формирования ядра. До того как он пришёл сюда, он и подумал не смел о подобной удаче.

«Если бы только я смог побыть там ещё, я бы точно прорвался на позднее формирование ядра!» Нехотя покинув третье испытание огнём, он появился на четвёртом. Четвёртый уровень соответствовал зелёному сегменту радуги. Бай Сяочунь быстро оставил всякие сожаления о третьем уровне и сосредоточился на том, что предстало перед ним. Через мгновение его бдительное созерцание превратилось в удивление. Небо здесь было синим с белыми облачками. Нежный ветерок обласкал его лицо — всё казалось мирным и безопасным.

«Хм. Что-то тут не так», — подумал он. Согласно тому, что ему удалось узнать до этого, четвёртое испытание огнём имело отношение к грому и молниям. Уже одно то, что он достиг этого уровня, помещало его очень близко к лучшей тысяче. «Это моя цель — лучшая тысяча…»

Он с сомнением огляделся ещё раз, но потом подумал о том, насколько простым показался третий уровень, выпятил грудь и пошёл вперёд. Однако как только он сделал шаг, солнечное небо внезапно заполнилось множеством чёрных молний, которые полетели в его сторону. Помрачнев, Бай Сяочунь отступил, и молнии ударили прямо перед ним, раздирая пространство и образуя разрыв, в который мог пройти человек. Внутри разрыва Бай Сяочунь увидел другое измерение. Оно было наполнено молниями, подобно тем чёрным, что ударили только что, но внутри они были нестерпимо яркими. Там находилось столько молний, что их количество невозможно было подсчитать. Более того, ещё там виднелся огромный мост, сделанный из молний, который пересекал всё измерение.

Невозможно было угадать, каким образом этот мост построили, но создавалось ощущение, что именно слившиеся воедино молнии формировали всю его поверхность. Поразительно, но где-то на середине моста находился человек, с большим трудом продвигавшийся вперёд. Это бы не кто иной, как Чжао Идун! С каждым его шагом на него обрушивался град молний, которые не давали ему двигаться вперёд и даже пытались снести его с моста. Вид происходящего заставил Бай Сяочуня ахнуть, но в то же время он понял, что этот мост из молний будет не так то просто пересечь.

«Сначала огонь, потом камни, затем раскалённый металл. Не могу поверить, что в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей есть самый настоящий мост из молний. Вот это выпендрежники». Ощущая небольшое раздражение, он решил, что по возвращение в секту Противостояния Реке он тоже договорится с патриархами, чтобы создать нечто подобное у себя в секте. Посозерцав какое-то время мост, он стиснул зубы и произнёс:

— Я должен попасть в лучшую тысячу!

С таким видом, будто смотрит в глаза самой смерти, он ринулся в разрыв и попал в мир молний. Почти сразу же молнии образовали большую сеть, которая начала обрушиваться на него. Это произошло так быстро, что он не успел ничего сделать, чтобы уклониться, и молнии ударили по нему, заставив вскрикнуть от боли. Чжао Идун на мосту услышал этот крик и, обернувшись, с презрением покачал головой.

— Ещё один идиот, переоценивший свои силы, — сказал он, стиснул зубы и снова пошёл вперёд.

Когда Чжао Идун отвернулся, остатки молний рассеялись вокруг Бай Сяочуня. Его одежда была порвана, а волосы стояли дыбом. Он даже немного дрожал. После того как его ударило так много молний, он ощутил, что внутри всё завибрировало, но при этом он ничуть не пострадал. Через мгновение он испустил длинный вздох, и его глаза ярко засияли. На его лице появилось выражение экстаза, он не смог удержаться и негромко застонал от удовольствия.

— Вот это кайф…

При этом он осознал, что после удара молниями множество нечистот, которые накапливались в его теле от потребления различных лекарственных пилюль многие годы, начали измельчаться и выходить через поры. Это было словно процесс очистки при перегонке, а по ощущению будто множество маленьких ручек одновременно массировали всё его тело. Покалывания оказались очень приятными, подобных ощущений ему не приходилось испытывать за все годы практики культивации. Когда люди снаружи заметили, какое у него выражение лица, то они онемели. Хотя у большинства из них были свои догадки о том, каким образом Бай Сяочунь преодолеет это испытание огнём, никто из них не мог представить, что всё обернётся подобным образом.

— Он вообще… человек?

— До чего же прочная у него кожа, он не почувствовал боль от удара молний, но получил от этого удовольствие?

— Там есть ограничение силы молний, каждая обладает мощью, сравнимой со средним формированием ядра. А среди тех, которые возникают на мосту, есть и сравнимые с поздним формированием ядра.

Пока все снаружи поражённо обсуждали увиденное, у Бай Сяочуня в измерении молний заблестели глаза, когда он понял, насколько ему комфортно. Он ощутил, как духовная энергия загудела в его теле, и те каналы ци, которые обычно было сложно обнаружить, теперь стали отлично заметны. Из-за очищения молнией его основа культивации тоже немного возросла. Обрадовавшись, он двинулся в сторону моста, из-за чего на него обрушилась новая лавина молний. Но это вызвало у него лишь новые стоны удовольствия.

— Что за потрясающее место! — сказал он, дотрагиваясь до своей кожи и проверяя, что она действительно в порядке. По его мнению, эти испытания огнём на деле оказались слишком простыми. Потом он начал делать несколько шагов вперёд и снова отступать. Каждый раз, когда молнии ударяли в него, он снова и снова стонал от удовольствия. У Чжао Идуна глаза полезли на лоб от удивления.

— Он правда пришёл, чтобы преодолеть это испытание? — поражённо вздохнув, он посмотрел на Бай Сяочуня, потом на себя и продолжил движение вперёд.

Наконец Бай Сяочуню стало казаться, что эти молнии уже слабоваты для него, и он зашёл на мост. Чжао Идун оглянулся, и его рот скривился в холодной улыбке…

— Закончил выпендриваться? Кому какое дело, что ты легко переносишь молнии? Молнии на мосту сильно отличаются от тех, что были у тебя на подступах к нему. Если у тебя с ними всё хорошо получалось, это ещё не значит, что на мосту тоже всё пройдёт глад… — однако прежде чем Чжао Идун смог договорить, с губ Бай Сяочуня сорвался громкий стон. Ещё больше нечистот были изгнаны из его тела, после чего он глубоко вздохнул и оглядел мост сияющими глазами.

— Этот мост такой шаловливый, просто ужас. Невозможно шаловливый!

После этого он сделал ещё один шаг вперёд, задрожал и застонал снова. Он стонал на каждом шагу, и этот звук был немного слышен тем, кто наблюдал за ним извне. Вскоре на лицах наблюдателей появились смущённые выражения, и они начали неловко переглядываться. Особенно это касалось учениц: все они покраснели.

— Совершенно бесстыжий!

— Очевидно, что этот мост должен испытывать пределы крепости физического тела. Но с появлением этого парня всё изменилось!

— Проклятье! Он просто хвастается прочностью своей кожи. Вот выпендрежник!

В это время Большой толстяк Чжан, мастер Божественных Предсказаний, Чень Маньяо и Сун Цюэ, несмотря на то что хорошо знали Бай Сяочуня, не могли сдержать улыбки. Что касается мастера Облако Дао, то он находился в гильдии Истребителей Дьяволов и в этот момент раскрыл рот от удивления.

Бай Сяочунь не знал, что именно происходит. Каждый раз, когда он пытался пройти уровень, случалось что-то особенное, из-за чего его имя за короткий срок разлетелось по всей секте. А в это время он наслаждался оргазмическими ощущениями и с радостью наблюдал, как из его тела уходят нечистоты, понимая, что снова приближается к прорыву. Счастливо шагая по мосту, он наконец догнал Чжао Идуна, и, когда их глаза встретились, выражение глаз у того было таким мрачным, что дальше некуда. Оттого что его обходят играючи, он почувствовал ярость и стиснул кулаки. Оживлённо помахав рукой, Бай Сяочунь произнёс:

— Приветствую тебя, старший бра…

Однако Чжао Идун просто холодно хмыкнул и отвернулся. Стиснув зубы, он сделал ещё один шаг вперёд, дрожа всем телом, когда очередная молния ударила в него. Бай Сяочунь поспешил его догнать и опустил руку ему на плечо.

— Ты делаешь это трудным способом! Посмотри, я тебе покажу. Нужно выдыхать с вот таким звуком! Тогда всё пойдёт гораздо проще.

— Проваливай! — закричал Чжао Идун.

Бай Сяочунь тут же рассердился и гневно глянул на Чжао Идуна. Он хотел помочь из лучших побуждений, а с ним так грубо обошлись. Холодно хмыкнув в свою очередь, он пошёл вперёд, продолжая стонать всю дорогу до конца моста. Затем он развернулся и, гневно глянув на Чжао Идуна последний раз, выпрыгнул в выход. Чжао Идун только стиснул зубы от досады на ту лёгкость, с которой Бай Сяочунь преодолел это испытание огнём. Он сделал ещё несколько шагов и понял, что достиг своего предела и пришло время сдаться. Но потом он вспомнил слова Бай Сяочуня и засомневался. Наконец он решился на то, чтобы попробовать последовать его совету. Он открыл рот и резко выдохнул, одновременно делая шаг вперёд…

Он не понял, показалось ему или это действительно произошло, но на этот раз давление словно бы уменьшилось. Более того, в том воздухе, что он выдохнул, из тела ушла нечистая жизненная энергия. Поражённый, он стиснул зубы и решил повторить за Бай Сяочунем. Пока он шёл вперёд, в него снова ударяли молнии, но ему удалось продвинуться ещё метров на тридцать, прежде чем он больше не вытерпел и вынужден был телепортироваться. За мгновение до того, как он покинул испытание огнём, в его глазах зажглась радость, когда он понял, что теперь знает ключ к прохождению моста.

«В следующий раз я непременно дойду до конца!»

Комментарии