Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

420. Ты смотришь на меня свысока

Бай Сяочунь гневно прищурился: если бы мастер Облако Дао не пытался утащить его прочь, то он обязательно бы начал ругаться с Ченем, который холодно наблюдал за их уходом. Затем послышался громкий хлопок, и за ними закрылась дверь. Через мгновение из пещеры раздался голос:

— Не можешь подождать? Тогда иди и сам пройди испытания огнём!

— А вот и пройду! — разозлено рявкнул Бай Сяочунь в ответ. — Что такого особенного в том, чтобы входить в первую тысячу рейтинга? Если не хочешь помогать, ну и ладно, но зачем так отвратительно себя вести.

Мастер Облако Дао горько улыбнулся и быстро постарался успокоить Бай Сяочуня.

— Не обращай внимания, младший брат Бай, — он покачал головой. — Послушай, все культиваторы в лучшей тысяче — элита. Это не те люди, которым можно указывать, что делать. Секта считает, что в будущем они станут заметными фигурами в её жизни, особенно те, что находятся в первых нескольких сотнях рейтинга. К примеру, я слышал, что не так давно Сыма Фэйжу занял целый район культивации и не давал никому туда зайти. Это причинило массу беспокойства многим культиваторам, но в итоге не повлекло за собой никаких последствий. Никто не хочет рисковать его обидеть.

Бай Сяочунь уже слышал раньше про этого Сыма Фэйжу и знал, что он находится где-то в девяностых местах рейтинга. Этот человек был ярким и доминирующим избранным, который состоял не в гильдии Истребителей Дьяволов, а в гильдии Святилища Секты. Затем мастер Облако Дао повёл разочарованного Бай Сяочуня в третье место, а потом в четвёртое…

Среди нескольких десятков культиваторов гильдии Истребителей Дьяволов, состоящих в первой тысяче, большинство находилось в уединённой медитации, а других не было дома. Прошёл целый день, а ни один избранный так и не снизошёл до того, чтобы согласиться помочь Бай Сяочуню и мастеру Облако Дао. Их либо игнорировали, либо просто отказывали. Хотя способ отказа у всех был свой, но никто из них не скрывал высокомерия, которое прямо так и сочилось в их словах и поведении. Бай Сяочуня это очень бесило.

— Они похожи на надутых индюков и духовных хвостатых кур!

К этому времени уже начало смеркаться, Бай Сяочунь злился и чувствовал себя униженным в результате этого, казалось бы, пустякового дела. На самом деле он уже был готов просто сам пойти и пробиться в ряды этих суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.

— Младший брат Бай, послушай, есть ещё один человек. Он более адекватный, чем остальные, нам наверняка удастся договориться с ним. Не сердись. Просто таковы уж все избранные. Они пробили себе путь через толпу из десятков тысяч и теперь гордятся этим. Только подумай, насколько опасно было прохождение испытаний огнём. Вполне естественно, что теперь они немного заносчивы и высокомерны… — Мастер Облако Дао целый день пытался успокоить Бай Сяочуня подобным образом. Хотя он оказался немного смущён тем, как всё прошло в этот день, но и сам он чувствовал некое презрение к Бай Сяочуню за то, что тот всегда полагался на Фэн Юдэ, чтобы чего-то сделать. Если бы у него хватало способностей, то он мог бы просто взять и пройти испытание огнём сам, вместо того чтобы выпрашивать помощь.

Бай Сяочунь глубоко вздохнул, подавил разочарование и пошёл за мастером Облако Дао к последней пещере бессмертного. Оказалось, что и правда культиватор в ней более сговорчивый. Он выслушал просьбу и тут же улыбнулся.

— Ах, это такой пустяк. Я и раньше уже делал подобное. Однако я возьму плату за услуги посредника. Младший брат Бай, я многое о тебе слышал, поэтому всего за миллион баллов заслуг я достану для тебя эти лекарственные растения.

Бай Сяочунь вытаращил глаза. Хотя он мог позволить себе заплатить миллион, но семицветная трава туманного моря, которую он хотел приобрести, стоила всего несколько десятков тысяч баллов заслуг. И этот парень хотел получить с него миллион за услуги? Увидев реакцию Бай Сяочуня, культиватор улыбнулся с презрением и уверенностью в себе одновременно.

— Думаешь, это дорого? Не хочешь платить? Нет проблем. Если бы ты сам был достаточно хорош, то смог бы самостоятельно попасть в суперзвёзды секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Если сможешь оказаться в лучшей тысяче, то тебе не понадобится моя помощь.

Стараясь дышать как можно спокойнее, Бай Сяочунь развернулся и, ничего не ответив, ушёл. Мастер Облако Дао последовал за ним, вздыхая. Он беспокоился, что Бай Сяочунь сейчас разбушуется, и уже подготовился его утешать. Однако, пройдя сколько-то, Бай Сяочунь остановился и повернулся к нему.

— Большое спасибо за твою помощь, мастер Облако Дао.

Немного помедлив, мастер Облако Дао сказал:

— Эм… Младший брат Бай, послушай, мы всё равно можем выйти из положения. Давай поговорим с главой гильдии. Он может издать дхармический указ и принудить их помочь тебе, даже если они не хотят.

Бай Сяочунь, очевидно, заметил скрытое презрение, которое мастер Облако Дао пытался не показывать целый день. Сжав зубы, он сказал:

— Мне это не понадобится!

У мастера Облако Дао округлились глаза.

— Ты имеешь в виду…

— Это ведь всего лишь лучшая тысяча, верно? Я просто сделаю это.

Взмахнув рукавом, он превратился в луч света и полетел в сторону своей пещеры бессмертного. Мастер Облако Дао стоял и смотрел ему вслед. Потом он тихо засмеялся. «Если у тебя и правда хватит на такое способностей, тогда зачем ты ходил и упрашивал всех помочь тебе? Могу поспорить, что через несколько дней ты снова появишься у главы гильдии и будешь просить помощи».

Вернувшись в свою пещеру бессмертного, Бай Сяочунь немного отдохнул, потом отправил сообщение своим защитникам Дао, прося их собрать как можно больше информации о суперзвёздах секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. За последующий месяц они многое узнали. Прошло ещё полмесяца. Наконец Бай Сяочунь почувствовал, что он достаточно подготовлен. Стиснув зубы, он сказал:

— Это ведь всего лишь лучшая тысяча, верно? Что тут такого необычного? Когда я вернусь, я наверняка буду в лучшей тысяче.

Сверкнув глазами, он взял с собой всё необходимое и отправился к порталу телепортации, ведущему на радугу Мириад Звёзд к испытаниям огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.

Испытания огнём занимали почти тридцать процентов радуги Мириад Звёзд, в любое время дня и ночи у входа туда толпилось очень много народа. Люди заходили внутрь постоянно, и, если кому-то удавалось подняться в рейтинге, это тут же все замечали и начинали завидовать. Вход на территорию испытания огнём представлял собой чёрную дверь с зелёным отливом высотой в три километра и с множеством вырезанных на её поверхности магических символов, источающих странный свет и неимоверное давление. По обе стороны от двери стояли две статуи, изображавшие не культиваторов, а скорее двух похожих на львов зверей, с виду очень свирепых и диких. Дверь была открыта совсем немного, издалека щель казалась очень маленькой, но на самом деле она была несколько десятков метров в ширину, чего вполне хватало, чтобы впускать и выпускать культиваторов. Когда Бай Сяочунь пришёл на место, то увидел, как красивый мужчина в зелёных даосских одеждах летит ко входу на облаке. Как только люди у входа увидели его, то начали восклицать:

— Это Чжао Идун с радуги Звёзд! Старший брат Чжао!

— В этот раз старший брат Чжао наверняка попадёт в лучшую тысячу!

— Да, я тоже так думаю. Старший брат Чжао является избранным с радуги Звёзд и состоит в гильдии Морских Стражей. Когда он проходил испытания в первый раз, то попал в лучшие пять тысяч. Второй — в лучшие три тысячи. В третий раз он смог достичь тысяча пятисотых мест. Это его четвёртый раз, у меня такое чувство, что на этот раз он точно попадёт в лучшую тысячу.

Пока они громко обсуждали это между собой, звезда старшего брата Чжао на зелёном сегменте радуги загорелась ярче, чтобы ещё больше людей обратило на неё внимание. Пока все сосредоточились на Чжао Идуне, Бай Сяочунь глубоко вздохнул и тоже пошёл к воротам. Практически никто не обратил на него никакого внимания. Всем хотелось узнать, сможет ли Чжао Идун достичь лучшей тысячи.

Основными достижениями в испытании огнём считались преодоление десятитысячного места, затем тысячного, пятисотого и сотого. Более того, если кому-то удавалось подняться ещё выше, то и награду он получал намного больше. Подняться в рейтинге суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей означало сделать себе имя. Оказаться в числе лучших десяти тысяч уже было предметом особой гордости, но добраться до лучшей тысячи означало стать настоящим избранным в своей гильдии. Любой, поднявшийся выше пятисотого места, становился избранным своей радуги. После новый шаг — это достижение лучшей сотни. Любой, кто добивался этого, считался истинной суперзвездой всей секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.

«Я тоже смогу!» — думал Бай Сяочунь, и в его глазах горела решимость. Из-за того, что ему пришлось пережить, пока он обращался с просьбой о помощи к другим суперзвёздам лучшей тысячи в гильдии Истребителей Дьяволов, и из-за оживлённой атмосферы, окружающей его, Бай Сяочунь почувствовал прилив энтузиазма. Неожиданно он словно бы вернулся в дни, когда находился на стадии конденсации ци и соревновался в знаниях растений и растительной жизни.

С этим настроем он полетел вперёд к двери и в мгновение ока попал внутрь. Послышался грохот, у него всё поплыло перед глазами, словно перед ними промелькнуло множество образов. Всё слилось в сплошное пятно, словно весь мир перевернулся. Сразу за дверью началась телепортация, сопровождаемая невероятным давлением, и он ощутил, словно огромная рука схватила его и втянула в другое измерение. Всё его тело охватила дрожь, а с его лица ушли все краски. Впервые он переживал настолько жёсткую телепортацию. Если бы не его мощная основа культивации, он, возможно, сейчас бы уже потерял сознание.

На самом деле каждый, попадающий на испытание огнём, переживал подобное. По правде говоря, те, кто не мог выдержать давления, сразу же отправлялись обратно за дверь. Сама телепортация уже была началом испытания огнём. Как только всё вокруг прояснилось, ему в лицо ударил мощный поток жаркого воздуха. По появившемуся характерному запаху он даже заподозрил, что у него сгорела какая-то часть волос. Он быстро отступил на несколько шагов и обнаружил, что находится в мире, чьей границей служил алый утёс. За обрывом находилось море лавы, которое уходило так далеко, насколько хватало взгляда. Пламя полыхало, расплавленные камни двигались в лаве, издавая мощный грохот. В то же время множество диких зверей вылетали снизу утёса, пытаясь перебраться на ту сторону моря лавы. Однако многие из них погибали в огне и превращались в пепел, который тут же поглощало море огня.

Комментарии