Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

418. У каждой горы есть дух

Пока защитники Дао Бай Сяочуня погрузились в уединённую медитацию, пытаясь пробиться на стадию формирования ядра, Бай Сяочунь летал над плато Бесконечных Гор в поисках нужной горы.

«Какая же из этих гор связана со мной судьбой?» — расстроенно думал он. В этом мире, полном облаков, находилось так много гор, многие из них выглядели очень впечатляюще, но ни одна не вызывала ощущения родства. Бай Сяочунь не знал, что делать, и просто летел без цели. Он даже не помнил, сколько уже прошло времени. Наконец он просто решил выбрать первую попавшуюся гору. Тут он заметил в море облаков очень необычную скалу вдали, и по его телу пробежала дрожь.

Эта гора не столько походила на скалу, сколько на статую. Она отображала гиганта, стоявшего на одном колене и протягивавшего руку, чтобы ухватить небеса. Черты его лица уже стёрлись, и их невозможно было разобрать, но что-то в этой статуе поразило Бай Сяочуня до глубины души. Он практически услышал сотрясающий небеса и переворачивающий землю рёв в ушах и словно увидел, как огромный гигант пытается разорвать небеса.

«Он чем-то похож на Кровавого Предка!» — подумал он. Подлетев поближе, он ощутил дрожь и понял, насколько мощное от горы исходит давление. Тут же его глаза ярко вспыхнули.

— Может ли быть такое, что это и есть та гора, что связана со мной судьбой? Если это не так, тогда почему я ощущаю такое давление, когда смотрю на неё? Это ведь доказывает, что мы связаны судьбой, верно?!

Обрадовавшись, он начал подлетать ещё ближе к статуе. В это мгновение из бездонной сумки показалась голова черепашки, а потом послышалось презрительное бухтение:

— Судьбой? Ну да, как же… Эта статуя находится прямо посередине этого измерения. Любой, кто долетит досюда, почувствует давление, если, конечно, он не труп. Не давай своему воображению слишком разыграться, малыш Бай.

— Захлопнись! — разозлено рявкнул Бай Сяочунь. Проигнорировав слова черепашки, он продолжал приближаться к статуе, пока не поравнялся с её раскрытой ладонью. В этот момент он ещё сильнее ощутил, насколько статуя похожа на Кровавого Предка, поэтому он быстро уселся со скрещёнными ногами, чтобы помедитировать.

«Эта статуя определённо связана со мной судьбой. Определённо!» После этого он продолжил культивировать Заклятие Живой Горы, преисполнившись твёрдой уверенности.

На следующий день он открыл глаза и расстроенно понял, что сколько бы он ни пытался слиться с горой, никакой реакции при этом не следовало. «У каждой горы есть дух…» — подумал он, покачав головой. После этого он снова закрыл глаза и потратил ещё три дня, пытаясь разгадать эту загадку. Однако в результате только ещё больше расстроился.

«У неё правда есть дух? — подумал он. — Я ничего не чувствую…» Он ещё поразмышлял над этим, пытаясь придумать хоть что-то, после чего снова закрыл глаза.

Шло время. В какой-то момент он потерял счёт тому, сколько попыток уже проделал, но, несмотря на все его усилия, за ними не последовало ровно никакой реакции от статуи. Однако благодаря своей непоколебимой настойчивости он начал замечать некоторые особенности, и вскоре в его голове появились слои различных колебаний. Хотя это не помогло полностью решить проблему, Бай Сяочунь стиснул зубы и продолжил прикладывать усилия.

Через два месяца Сун Цюэ вышел из уединённой медитации на радуге Неба под звуки громоподобного грохота. В то же время от него во все стороны начала распространяться аура формирования ядра, заставляя облака заклубиться вокруг и притягивая внимание многих людей поблизости. Сун Цюэ поднялся в небо, подняв ураганный ветер, его глаза блестели, как звёзды, а тело сияло, как драгоценный камень. Сила основы культивации волнами исходила от него, а давления формирования ядра было достаточно, чтобы разорвать небо и землю. Восемь кристаллизованных духовных морей находились у него внутри и формировали земное ядро. Земное ядро с восемью морями давало ему силу, делавшую его одним из наиболее могущественных культиваторов на стадии формирования ядра.

«Как долго я ждал этого дня! Наконец-то. Формирование ядра!» Сун Цюэ запрокинул голову и раскатисто рассмеялся.

— Бай Сяочунь, — восторженно заявил он, — ты не успеешь опомниться, как я уже обгоню тебя! — в его глазах сияло нетерпение, и он полетел обратно в свою пещеру бессмертного, чтобы стабилизировать свою основу культивации.

Вскоре после того как Сун Цюэ достиг формирования ядра, Чень Маньяо и мастер Божественных Предсказаний тоже добились успеха. Если бы это случилось в секте Противостояния Реке, то стало бы большим событием, но в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей культиваторы формирования ядра были достаточно обычным явлением. Конечно, учитывая, насколько огромной была сама секта и как она контролировала весь восточный мир культиваторов, в этом был смысл.

В этой секте были собраны множество могущественных экспертов, и обычные культиваторы формирования ядра не привлекали всеобщего внимания. Только достигая зарождения души, эксперт становился достаточно сильным, чтобы доминировать над любой территорией в восточном мире культиваторов. Несмотря на то что достижение формирования ядра не считалось событием в секте, мастер Божественных Предсказаний и Чень Маньяо очень сильно радовались этому.

Тем временем на Плато Бесконечных Гор Бай Сяочунь упорно пытался снова и снова слиться в своём сознании с огромной статуей. «Почему это не работает?»

Прошёл ещё месяц, Бай Сяочунь уже готов был взвыть. До сих пор все его попытки оставались тщетными, он добился только того, что смог ощутить дух горы в её глубинах. «С такой скоростью у меня уйдёт ещё сотня лет, чтобы добиться успеха!» Бай Сяочунь уже начал сходить с ума. После того как он попал в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей, он навёл справки и узнал, что Заклятие Живой Горы является одной из трёхсот секретных магий секты. Более того, оно находилось в десятке самых мощных из них. Начиная с древних времён и до сих пор, только несколько человек смогло его успешно культивировать, откуда становилось ясно, насколько это сложно. Хотя некоторым удавалось добиться успеха почти сразу, другие не могли освоить его и за всю жизнь.

«А, чёрт с ним. Это слишком сложно». Подавленный, он поднялся на ноги, посмотрел на гору, подобную статуе, и потом тихонько хмыкнул. «Что ж, если я не могу использовать Заклятие Живой Горы, то ничего не поделаешь. У меня по-прежнему есть Озёрное Царство и сила притяжения и отталкивания!»

Когда дело касалось магии притяжения и отталкивания, то его обширные изыскания позволили ему создавать небольшие сферы, содержащие силы притяжения и отталкивания. Судя по всему, время, когда он сможет до конца овладеть этой магией, было не за горами. Ну, а Озёрное Царство являлось его козырем, который он использовал только в безвыходных ситуациях.

По-прежнему немного расстроенный, он сошёл с горы и оказался в воздухе. Бросив последний взгляд на статую, он вздохнул и полетел в сторону выхода. Вскоре он уже покинул Плато Бесконечных Гор. Как только огромная рука поставила его на землю перед входом, он посмотрел на культиватора Каменная Скала, который сидел на камне, выглядя словно статуя обезьяны, в той же самой позе, что у него была, когда Бай Сяочунь вошёл на Плато Бесконечных Гор несколько месяцев ранее. Но тут Каменная Скала приоткрыл один глаз и посмотрел на Бай Сяочуня.

— Никому никогда не удавалось слиться с горой с первой же попытки. Даже люди с невероятным скрытым талантом пытались как минимум десять раз. Чтобы слиться с горой, нужно забыть себя, а потом забыть гору. Позже, когда ты пробудишься, то ты станешь горой, а гора станет тобой…

Бай Сяочунь остановился на мгновение, подумал о том, что только что сказал Каменная Скала, а потом кивнул. Соединив руки, он поклонился и ушёл. Вернувшись в свою пещеру бессмертного, он сел со скрещёнными ногами, а потом какое-то время размышлял над тем, что ему сказали. Вскоре его глаза распахнулись и ярко сверкнули. «Формирование ядра?!» Вскоре луч света пронзил небо на пути в его сторону, а потом превратился в необычайно красивую молодую женщину в жёлтых одеждах, которые выгодно подчёркивали её фигуру.

— Здравствуй, старший брат Бай.

Это была не кто иная, как Чень Маньяо. Очаровательно улыбнувшись, она приземлилась около пещеры бессмертного Бай Сяочуня и уже хотела ещё что-то сказать, когда дверь отворилась и он вышел наружу. Цокнув языком, он обошёл вокруг неё и оглядел с головы до ног. Она покраснела, игриво надула губки и сказала:

— Что это ты делаешь, старший брат Бай?!

Он отвернулся и сказал с налётом лёгкого флирта:

— Прошло несколько месяцев с тех пор, когда мы виделись последний раз, жёнушка. Поздравляю с достижением формирования ядра!

Ещё в Небесном городе Чень Маньяо начала звать себя женой Бай Сяочуня — в то время она желала владеть его баллами заслуг. Однако когда она услышала, как он теперь использовал это слово, она ещё сильнее покраснела. Соблазнительно сверкнув глазами, она сделала шаг, приближаясь к нему вплотную.

— Старший брат Бай, — нежно сказала она, её дыхание коснулось его щеки, — если только ты пообещаешь мне одну вещь, то сможешь делать со мной всё, что только пожелаешь.

— И что же это за одна вещь? — Бай Сяочунь сухо покашлял и воззрился на округлости Чень Маньяо.

— Это просто. Присоединяйся к…

— Можешь не продолжать! — перебил он её, покачав головой. Чень Маньяо уже не первый раз затрагивала эту тему. Ещё в Небесном городе она раз за разом намекала Бай Сяочуню, что ему стоит присоединиться к людям диких земель, но он всегда отказывался. «Секты на реке Достигающей Небес ортодоксальные, — гордо говорил он, — а культиваторы диких земель — отступники. Я, Бай Сяочунь, из самой знаменитой ортодоксальной секты, и меня поддерживают такие могущественные люди, что я даже не знаю, кто они. Как я могу присоединиться к кучке предателей?»

Конечно, он знал про них только по словам самой Чень Маньяо. Однако, всё как следует обдумав, он решил, что присоединяться к отступникам, скорее всего, будет опасно для его бедной-несчастной жизни.

— Может быть, когда-нибудь ты изменишь своё мнение, — сказала Чень Маньяо с лёгкой улыбкой, словно она вовсе не возражала против того, что он отказывал ей. После этого она сменила тему. — Ах да. Старший брат Бай, я пришла сегодня сюда потому, что у меня есть некоторые зацепки о Ду Линфэй…

Комментарии