Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

401. Невероятно нахален!

Позже ночью Сун Цюэ открыл глаза и обнаружил, что лежит в одной из комнат таверны. Растерянно оглядевшись, он понял, что произошедшее ранее днём вовсе не игра воображения. С одной стороны, он готов был расплакаться, но с другой неимоверно рассердился. «Как такое могло произойти?.. Я… Я целый год работал на износ. Я экономил на еде и одежде. Я рисковал жизнью… А Бай Сяочунь… Почему? Почему?! Ну почему?!»

Сун Цюэ чуть не плакал. Он оглянулся на всю свою жизнь и понял, что её можно было разделить на два больших периода. В первом он был неимоверно успешным. Он являлся избранным в секте Кровавого Потока с неограниченными возможностями в будущем. Однако этот период в его жизни завершился, когда он встретился с Бай Сяочунем, и вот тогда начался второй период, состоящий из унижения и страданий.

«Я не был равным ему ни в Бездне Упавшего Меча, ни в секте Кровавого Потока, ни в секте Противостояния Реке. Теперь то же самое снова происходит здесь, в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Я… Я просто не ровня ему ни в одном аспекте!» Разгневанный Сун Цюэ решил, что он слишком опозорен, чтобы дольше оставаться в этом месте. Стиснув зубы, он вышел из комнаты и поднялся в воздух, чтобы улететь.

Но потом неожиданно со стороны радуги Неба к нему устремился луч света. Поражённый, он быстро проверил свои баллы заслуг, и его глаза широко распахнулись. На его счету оказалось более двух миллионов, что сильно превосходило необходимую для получения жёлтых одежд сумму. На самом деле там было достаточно для того, чтобы ему не нужно было самому идти и платить их. Магическая формация секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей автоматически отправляла таких учеников на радугу. Таковы были правила в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей.

Когда свет сошёл вниз, то культиваторы Небесного города увидели его, и от этого их глаза засветились завистью и надеждой. Что касается Сун Цюэ, то на его лице отразились смешанные эмоции, и он посмотрел на таверну внизу. Даже он не знал наверняка, как к этому относиться. Он был первым в группе из секты Противостояния Реке, кто получил жёлтые одежды и попал на радугу. Однако в итоге он оказался самым большим неудачником. Пока он думал обо всём этом, из таверны показался Бай Сяочунь и посмотрел на него. Прочистив горло, он помахал ему ручкой на прощание.

— Сосредоточься на культивации, когда попадёшь на радугу. Смотри, не опозорь меня и свою тётю! Если у тебя возникнут трудности или кто-то будет тебя обижать, обязательно скажи мне. Я ведь твой дядя, твоя семья! Давай, не теряйся…

Сун Цюэ и без того испытывал сложные эмоции, а эти слова только подлили масла в огонь. Злобно глянув на Бай Сяочуня, он вздохнул, и луч света объял его, унося в направлении радуги Неба. После того как он улетел, в воздухе осталось только семицветное сияние, которое заставило сердца всех наблюдателей наполниться желанием тоже испытать подобное на себе. Проводив Сун Цюэ, Бай Сяочунь вернулся в свою комнату исключительно довольный собой и своими добрыми делами. Он легко мог представить выражение лица Сун Цзюньвань, когда он, вернувшись, расскажет ей о том, как заботился о её племяннике.

«Цюэрчику повезло, что у него такой дядя, как я!» Ощущая себя великодушным представителем старшего поколения, он уселся медитировать и работать над заклятием Развития Воли Ледяной Школы.

Теперь, когда он достиг уровня ледяного адепта, скорость его культивации увеличилась, что привело к ещё более сильной потере жизненной энергии. По этой причине он каждый день поглощал просто невероятное количество духовной пищи. Так как еды в его распоряжении было предостаточно, он решил, что в работе над Неумирающими сухожилиями пора переходить к голове. Бай Сяочунь считал, что кулак — это слишком очевидное оружие в бою, и сейчас скорости и силы его левой ноги уже было достаточно для использования в схватке. По его мнению, меньше всего противник ожидает удара головой, поэтому она и показалась ему лучшим выбором. При мысли о том, как он долбанёт кого-то головой в бою, он почувствовал оживление, поэтому с большим энтузиазмом приступил к работе над сухожилиями головы.

Бизнес в таверне устаканился, и происшествия случались всё реже. Доходы Общества Лазурного Дракона выровнялись, и теперь они даже начали откладывать. К этому времени они превратились в уникальную организацию в Небесном городе. Они были очень знамениты и могущественны, оказавшись по сути на одном уровне с Обществом Божественного Неба. Они уже намного превзошли старую версию Общества Лазурного Дракона. Однако когда стало ясно, что таверна Вечная Жизнь просуществует в Небесном городе ещё долго, руководство Общества Божественного Неба почувствовало отчаяние. Печально, но таверна была построена на земле, находящейся в личных владениях, поэтому ни один из их планов разобраться с противником не подходил. Даже если бы они решились применить силу против Бай Сяочуня, они бы проиграли и к тому же нарушили бы законы секты. Единственное, что им оставалось делать, — это обратиться к своим хозяевам в клан дэва.

Уже прошёл целый год с тех пор, как доходы Общества Божественного Неба начали падать, и наконец старейшина клана, который занимался внешними делами, обратил на это внимание. Прочитав последний отчёт от Общества Божественного Неба, он холодно хмыкнул и произнёс:

— Какой-то жалкий ученик в оранжевых одеждах! И просто невероятно нахален! Можешь задирать людей, если тебе так нравится, но как ты смеешь воровать то, что принадлежит нашему клану!

Этот старейшина был культиватором зарождения души, и, хотя он не считался особо важным человеком в клане, его слова всё же имели некоторый вес. Немного подумав, он решил, что лучше не предпринимать ничего необдуманного, поэтому вынул нефритовую табличку и начал наводить справки, по какой причине Бай Сяочуню дали возможность владеть участком земли в Небесном городе.

«Глава горы радуги Неба обменял её на формулу пилюли Грёз. Что ж, даже если у Бай Сяочуня есть связи с главой горы радуги Неба, мне наплевать, я всё равно проучу его!» Взмахнув рукавом, он уже собирался издать указ избить Бай Сяочуня и отобрать у него землю, когда неожиданно за пределами его комнаты раздался пронзительный свист.

Через мгновение в комнату через защитную магическую формацию прилетела пурпурная нефритовая табличка, остановившись прямо напротив него. Лицо старейшины зарождения души помрачнело, когда он посмотрел на нефритовую табличку и увидел надпись «Вышний» на ней. Задрожав, он уважительно принял табличку двумя руками и просканировал её божественным сознанием. Затем его глаза широко распахнулись.

«Какая же поддержка у Бай Сяочуня?..»

Пурпурный свет угас, и табличка растворилась в воздухе. Когда она исчезла, старейшина зарождения души немного оклемался после произошедшего, но в его глазах всё ещё виднелся страх. Он тут же отказался от мысли издать приказ относительно Бай Сяочуня, и в то же время он почувствовал, как в нём закипает гнев, что он только что чуть не навредил всему клану. Холодно хмыкнув, он тут же отправил людей, чтобы к нему на аудиенцию привели босса Общества Божественного Неба.

Боссом Общества Божественного Неба являлся мужчина средних лет. Когда ему сообщили, что его на радугу вызывается старейшина зарождения души клана дэва, то он тут же поспешил к порталу телепортации. Сначала он подумал, что ему сейчас прикажут избить Бай Сяочуня и отобрать вход в катакомбы. Однако оказалось, что старейшина зарождения души позвал его, чтобы отчитать.

— Не могу поверить, что ты посмел докучать мне такими пустяковыми проблемами. Почему ты сам не разберёшься с этим?!

Старейшина зарождения души буквально орал на него, заставляя босса Общества Божественного Неба содрогаться от страха. После того как многократно со всем согласился и извинился, он поспешил уйти почти в слезах. Каждый раз, когда ему приходилось иметь дело с Бай Сяочунем, у него создавалось такое впечатление, будто он бьётся головой о стену.

— И что он хотел этим сказать «пустяковые проблемы»?.. У босса Лазурного Дракона одобренная сектой личная собственность! А я просто культиватор возведения основания. Как может член внешнего клана, такой, как я, разобраться с чем-то подобным?

Постоянно вздыхая о несправедливости всего произошедшего, он шёл через двор имения клана, размышляя о том, что раз клану, похоже, всё равно, то ему самому лучше не провоцировать Бай Сяочуня.

— А, не важно. Если клан хочет, чтобы всё было как есть, тогда ладно.

Когда он уже собирался телепортироваться обратно в Небесный город, то увидел молодого человека в изысканного вида жёлтых одеждах, идущего с группой других культиваторов. Этот юноша занимал высокий пост в клане, и высокомерное выражение на его лице идеально ему подходило. Босс Общества Божественного Неба тут же узнал в нём избранного клана Ли Юаньшэна, который достиг формирования ядра за меньше, чем сто лет. Несколько лет назад, когда он всё ещё находился на стадии возведения основания, он приходил в Небесный город, чтобы получить баллы заслуг Общества Божественного Неба, поэтому босс его хорошо помнил. Босс тут же соединил руки и поздоровался, когда вся группа проходила мимо. Ли Юаньшэн остановился и посмотрел на него. Вспомнив об их последней встрече, он сказал:

— Что привело тебя сюда?

Босс Общества Божественного Неба почувствовал, как его сердце радостно забилось. Он тут же начал в красках рассказывать об очень расстраивающем его деле босса Лазурного Дракона. Друзья Ли Юаньшэна сразу же начали подначивать того.

— Брат Ли, твой клан правда позволяет другим просто так присваивать свой бизнес?!

— Как забавно, босс Общества Лазурного Дракона — обычный культиватор формирования ядра, но он посмел красть у тигра из пасти?

Босс Общества Божественного Неба соединил руки и низко поклонился, а затем сказал:

— Молодой господин, прошу вас, можете ли вы взять ситуацию в свои руки?!

Глаза Ли Юаньшэна сверкнули во многом из-за слов других культиваторов в его компании. Холодно хмыкнув, он сказал:

— Что ж, сегодня мне скучно, поэтому могу сходить и проверить, что там к чему. Не могу поверить, что этот парень так невероятно нахален!

Комментарии