Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

400. Цюэрчик, это ты!

Руины храма сильно отличались от остальной территории пустыни. Прямо посередине развалин виднелась огромная дверь, которая вела в катакомбы. Рядом с развалинами и дверью находилась таверна Общества Лазурного Дракона, а шумные павильоны были переполнены бесчисленными культиваторами. Многие из них подсчитывали свои доходы от похода в катакомбы, другие заканчивали пить свою чашечку чая, прежде чем идти туда. Правила сейчас отличались от тех, что устанавливало Общество Божественного Неба, когда заправляло на этой территории. Хотя Общество Лазурного Дракона собирало только десятипроцентную пошлину, они ещё требовали, чтобы каждый желающий войти в катакомбы покупал чашечку духовного чая за десять баллов заслуг, прежде чем пойти туда.

Новые правила оставляли в руках культиваторов Небесного города больше прибыли, чем при старых порядках Общества Божественного Неба, и культиваторы казались этим очень довольны. Конечно, они никогда не забывали, что находятся на личной собственности, и это всегда вселяло опасения. Более того, по городу ходило множество пугающих слухов про босса Лазурного Дракона — никто не смел сделать ничего, что могло бы его обидеть.

Шум и гам продолжался в павильонах, в то время как Сун Цюэ приближался к таверне с холодным выражением на лице и убийственной аурой, распространяющейся вокруг. Именно так он привык держаться за пределами секты. Обычно всё решалось намного легче, когда он выглядел угрожающе. У Сун Цюэ не было планов заходить в один из павильонов, он просто пошёл к руинам, чтобы сразу же разведать в катакомбах, что там к чему. Однако один молодой культиватор Общества Лазурного Дракона заметил, что он не собирается заходить в павильон и быстро поспешил на перехват. Сложив руки и вежливо улыбнувшись, он сказал:

— Приветствую, собрат даос, хочу пригласить тебя выпить чашечку духовного чая.

Любезность и обходительность в обращении с посетителями были результатами правил, установленных Чень Маньяо. В конце концов, их пребывание здесь являлось предметом бесконечной зависти, и, несмотря на уменьшение пошлины, им всё равно приходилось вежливо обходиться со всеми посетителями. В то же время, если кто-то не хотел отвечать им вежливостью, то Общество Лазурного Дракона всегда могло донести до посетителей, что возмутителей спокойствия сюда не пускают.

— Духовный чай? — удивлённо сказал Сун Цюэ. — Я не желаю покупать никакого духовного чая!

Хотя ему это не понравилось, но когда он подумал о том, насколько могущественно Общество Божественного Неба в этом городе, то он подавил своё раздражение и показал командный медальон.

— Вот, видишь? У меня есть командный медальон!

Он говорил на повышенных тонах, и это тут же привлекло внимание других культиваторов поблизости, которые посмотрели на него со странными выражениями на лицах. Молодой человек из Общества Лазурного Дракона, казалось, совсем не обиделся, и улыбка не покинула его лица ни на мгновение. После того как они обустроились на этом месте, Общество Лазурного Дракона не раз сталкивалось с теми, кто ничего не знал об изменении правил. Снова соединив руки, молодой человек вежливо пояснил:

— Мне очень жаль, собрат даос, но твой командный медальон принадлежит Обществу Божественного Неба, а они больше не распоряжаются на этой территории. Сейчас хозяином является Общество Лазурного Дракона, и правила под его управлением несколько изменились.

После этого молодой человек терпеливо объяснил новые правила, и, пока он говорил, выражение лица Сун Цюэ многократно изменилось. Он так много отдал за этот медальон только для того, чтобы не платить тридцать процентов с прибыли Обществу Божественного Неба. А теперь ему говорят, что его командный медальон бесполезен. Сун Цюэ оказался пойманным врасплох.

— Как такое вообще возможно? — сказал он. — Общество Божественного Неба такое могущественное, а вы…

Сун Цюэ уже начал переживать. Если его командный медальон и правда был бесполезным, то это окажется большим ударом по его планам получить жёлтые одежды в самое ближайшее время. К этому моменту убийственная аура Сун Цюэ начала опасно пульсировать, он уже и так терял терпение, но, учитывая, как он разволновался, его слова начинали звучать слишком резко.

— Вы не можете так поступать! Этот командный медальон очень дорогой!

Культиваторы вокруг начали потихоньку отходить подальше. Они с интересом наблюдали за разыгрывающимся представлением. Среди толпы находились также культиваторы, которые тайно работали на Общество Божественного Неба, и они с радостью начали раздувать пламя конфликта.

— Общество Лазурного Дракона должно ответить за это!

— Да, точно. Я тоже купил подобный медальон за большие деньги! Только не говорите мне теперь, что он бесполезен!

Выражение лица молодого человека из Общества Лазурного Дракона внезапно стало очень мрачным. Холодно хмыкнув, он сказал:

— А ну пошли все отсюда! Если вы пришли сюда создавать проблемы, то не вините потом Общество Лазурного Дракона, что оно невежливо с вами обошлось!

После целого года опаснейших для жизни ситуаций намерение убивать Сун Цюэ вспыхивало при малейшей провокации. Его глаза холодно сверкнули, и он активизировал силу основы культивации псевдо-ядра, заставив мощный ветер распространиться во все стороны, когда он сделал шаг вперёд. Молодой человек из Общества Лазурного Дракона оказался поражён, и вокруг послышались удивлённые возгласы. Судя по всему, сейчас должна была начаться большая заваруха. Однако в этот момент кто-то озадаченно произнёс:

— Сун Цюэ?

Мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай как раз проходили мимо, и когда они оглянулись и увидели Сун Цюэ, то у них отвисли челюсти. Сун Цюэ как раз ощетинился, источая убийственную ауру, но тут заметил мастера Божественных Предсказаний и Сюй Баоцая, после чего у него на лице отразилось изумление. Особенно его поразил здоровый лоск их кожи и то, как все культиваторы Общества Лазурного Дракона смотрели на них с выражением крайнего почитания.

— Вы двое…

Сун Цюэ показалось, что что-то тут не так, но, прежде чем он успел ещё что-то предпринять, Бай Сяочунь, который услышал шум и уже успел поправить одежды, собираясь выйти, просканировал местность божественным сознанием. Увидев Сун Цюэ, он несколько раз моргнул, а потом широко улыбнулся и выбежал из таверны. Когда он появился снаружи, то множество культиваторов Общества Лазурного Дракона обратило на него благоговейные взгляды, и все они опустились на колени, чтобы поклониться.

— Здравствуйте, босс.

Такая реакция культиваторов Общества Лазурного Дракона вызвала движение в толпе. Люди стремились посмотреть на Бай Сяочуня, потом ахали и поспешно соединяли руки и склоняли головы.

— Приветствуем, босс Лазурный Дракон.

Прошло несколько мгновений, и к приветствию присоединились все находящиеся в павильоне культиваторы. Что касается Сун Цюэ, то посмотрев на Бай Сяочуня, он оказался полностью застигнут врасплох, его голова пошла кругом, а разум опустел.

— Цюэрчик! — воскликнул Бай Сяочунь, на его лице отобразились забота и любовь, и он поспешил вперёд. — Наконец-то и ты вернулся! Как ты дошёл до подобной жизни? Я имею в виду, я думал, что у меня всё плохо, но очевидно, что у тебя всё гораздо хуже, чем у меня.

Когда люди услышали слова Бай Сяочуня, то послышалось ещё больше аханий, затем они посмотрели на Сун Цюэ с завистью. Учитывая, что сам босс Общества Лазурного Дракона обращался к нему «Цюэрчик», очевидно, что у них были родственные или близкие дружеские отношения. Понятно, что Цюэрчик был на поколение моложе босса Лазурного Дракона, если говорить о рангах в семье.

Сун Цюэ побледнел, как простыня, на его разум обрушилось неожиданное цунами. Ему казалось, словно весь мир перевернулся с ног на голову. Перед ним стоял Бай Сяочунь, сияя светом магических сокровищ и множеством нефритовых подвесок, навешанных на него со всех сторон. С первого взгляда можно было сказать, что общая стоимость украшений на нём превышает миллион баллов заслуг. Более того, вокруг него толпилось более десятка марионеток-служанок, каждая из которых держала на поводке духовного зверя. Их общая стоимость исчислялась миллионами баллов заслуг. Сун Цюэ целый год кровью и потом зарабатывал на жизнь, порой недоедая, рискуя жизнью, и всё ради того, чтобы накопить на жёлтые одежды. Но теперь он ощущал, как его разум распадается на куски.

— Ты… Ты — босс Лазурный Дракон? — спросил он, запинаясь. Перед его глазами всё поплыло, словно бы невероятность подобной ситуации оказалась для него невыносимой.

В это время подошли Большой толстяк Чжан и Чень Маньяо. Сун Цюэ перевёл взгляд с Бай Сяочуня на них, и когда он увидел, как хорошо они одеты и какие на них украшения, то у него появилось очень нехорошее чувство.

— Ребята, вы…

Сюй Баоцай прочистил горло и с сочувствием посмотрел на Сун Цюэ.

— Сун Цюэ, это место принадлежит нам. Младший патриарх превратил Общество Лазурного Дракона в то, чем оно сейчас является, а эта таверна построена нами. Вся эта территория находится в личной собственности у младшего патриарха. Твой командный медальон действительно бесполезен здесь. Но, учитывая, что ты племянник младшего патриарха, мы же с тобой одна команда, верно? Кому какое дело до командных медальонов! Просто выброси его в мусорку. Ты можешь зайти в катакомбы в любой момент, когда пожелаешь. Правильно, младший патриарх?

Бай Сяочунь с очень серьёзным выражением потрепал Сун Цюэ по плечу. С видом представителя старшего поколения он важно кивнул.

— Цюэрчик, твоя тётя доверила мне твою безопасность. Так как я прихожусь для тебя старшим, то на мне лежит ответственность за тебя. Несмотря на то что ты наглым образом бросил меня, когда мы только попали сюда, ты — мой племянник, поэтому я сделаю для тебя поблажку. Послушай. Эти катакомбы опасны, а как твой дядя я не могу смотреть на то, как ты подвергаешься такой опасности. Сколько баллов заслуг тебе нужно? Я добавлю до нужной суммы, и ты сейчас же станешь учеником в жёлтых одеждах. Для этого будет достаточно одного моего слова.

В ответ на это со всех сторон послышались аханья, многие с завистью уставились на Сун Цюэ. Большинство людей здесь могли только мечтать, чтобы когда-нибудь стать учениками в жёлтых одеждах, но они всё лично слышали, как Бай Сяочунь обещал оказать такую честь Сун Цюэ, сделав ему подобный подарок. Зависть окружающих читалась слишком явно. Однако Сун Цюэ был очень гордым человеком, поэтому когда он услышал про «дядю» и «Цюэрчика», то его ярость достигла небес. Из его рта брызнула кровь, потом он не удержался и грохнулся в обморок, завалившись лицом прямо в землю.

Комментарии