Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

398. Стадия среднего формирования ядра

Как только Бай Сяочунь воткнул флажок, выданный ему главой горы радуги Неба, то земли пустыни в радиусе пяти километров от флажка стали его личной собственностью. Это происшествие сразу же наделало много шума во всём Небесном городе. Новость распространялась, словно пожар, пока весь город ошеломлённо не начал говорить об этом. Люди с трудом верили в происходящее.

— Личная собственность? Как… такое вообще возможно?

— Во всём Небесном городе не найдётся и десяти мест, которые находятся в личной собственности. Предоставление подобной награды означает, что человек выполнил невероятно значимую службу для радуги Неба. У Общества Лазурного Дракона очевидно есть очень влиятельные покровители!

— А про что я говорил! Всем было интересно, как Общество Лазурного Дракона посмело бросить вызов Обществу Божественного Неба, и теперь всё прояснилось! Босс Лазурный Дракон невероятно загадочный и непредсказуемый. Я не удивлюсь, если ему помогает дэв.

Пока подобные разговоры звучали на каждом углу города, эту новость сообщили руководителям Общества Божественного Неба, которых это немало озадачило. Они потратили столько усилий, чтобы разобраться с Обществом Лазурного Дракона. И теперь Бай Сяочунь нанёс смертельный ответный удар. В тот момент, когда казалось, что Общество Лазурного Дракона окончательно побеждено, он обратил поражение в победу. Общество Божественного Неба просто не могло с этим смириться.

— Личная собственность?

Множество поражённых возгласов раздалось на собрании, а сердца многих людей наполнились горечью и неуверенностью. В одно мгновение общественное мнение об Обществе Лазурного Дракона полностью изменилось. В конце концов, теперь они контролировали вход в катакомбы. Что касается всех тех, кто недавно покинул Общество Лазурного Дракона, то они были готовы кусать локти из-за того, что так поспешили, но теперь уже ничего нельзя было изменить. Общество Лазурного Дракона больше не набирало людей в свои ряды, отказывая всем, кто пытался вступить в него.

Вскоре в пустыне в западной части города, прямо рядом с входом в катакомбы, немногим более сотни членов Общества Лазурного Дракона построили таверну. Это было огромное здание, состоящее из множества различных строений, у них даже было множество павильонов с навесами, где можно было посидеть на открытом воздухе. Более сотни человек из Общества Лазурного Дракона начали работать официантами в таверне, специализирующейся на продаже духовного чая. Теперь владельцы командных медальонов Общества Божественного Неба уже не могли беспрепятственно входить и выходить из катакомб. А перед входом им надо было обязательно выпить кружечку чая.

Таверну построили всего за несколько дней, и она быстро начала функционировать. Конечно, Небесный город подчинялся радуге Неба и никто в нём не стал возмущаться по поводу происходящего. Очевидно, никого на радуге это тоже не волновало, что уже само по себе о многом говорило. Это подлило масла и в без того бурные обсуждения таинственного происхождения босса Лазурного Дракона.

Время шло, и Обществу Божественного Неба пришлось просто самим разбираться с ситуацией. Вскоре число приходящих в катакомбы снова вернулось на прежний уровень, а пошлина в десять процентов, установленная Обществом Лазурного Дракона, сподвигла ещё большее число культиваторов отправляться на задания в катакомбы. В результате каждый день туда приходило более ста тысяч учеников. Учитывая такой поток клиентов, не удивительно, что Общество Лазурного Дракона постоянно было очень занято. Вскоре павильоны на открытом воздухе уже не могли вмещать всех желающих и пришлось достроить ещё.

Когда Бай Сяочунь проверил, какой доход они получают, то ахнул. Они зарабатывали настолько больше, чем от продажи пилюли Грёз, что это было просто ужасающе.

— Общество Божественного Неба должно быть просто непристойно богато! — сказал он, сглатывая с трудом. Рядом с ним в отчёты по баллам заслуг смотрел Большой толстяк Чжан, и его глаза засияли, когда он точно так же отозвался об Обществе Божественного Неба.

Никто не хранил доходы на личном счету. Они собирали их на командном медальоне, принадлежащем организации в целом. Таким образом миллионы баллов заслуг не могли вызвать срабатывания магической формации и принудительного вручения жёлтых одежд вместе с выдворением на радугу. На самом деле Бай Сяочунь беспокоился, что однажды с ним может произойти нечто подобное и он случайно станет учеником в жёлтых одеждах. Если такое случится, то он, скорее всего, будет очень горько рыдать и умрёт с горя. Поэтому он очень пристально следил за тем, чтобы на его личном счету никогда не было больше нескольких сотен тысяч баллов заслуг. Практически все баллы заслуг хранились на общем командном медальоне Общества Лазурного Дракона.

Прошло ещё несколько дней, таверна продолжала становиться всё популярнее. Что касается Общества Божественного Неба, то их доходы сильно снизились. Они потеряли пилюлю Грёз и контроль над входом в катакомбы. Всё обсудив, они отправили людей, чтобы договориться с Обществом Лазурного Дракона. Проводили переговоры Бай Сяочунь, мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай. Конечно же, Общество Лазурного Дракона не пошло ни на какие компромиссы и в итоге просто выгнало культиваторов Общества Божественного Неба.

Бай Сяочунь был невероятно доволен собой. Теперь он по-настоящему ощущал себя в Небесном городе как дома, а его доля дохода в баллах заслуг была очень немалой.

— Ах, вот это жизнь, — подумал он, стоя на балконе таверны, оглядывая суету внизу.

Ещё больше Бай Сяочунь радовался недавнему прогрессу в культивации, где скоро у него намечался прорыв. По его оценке ещё через несколько дней он доберётся до стадии среднего формирования ядра. Поэтому он отложил все остальные вопросы и отправился в уединённую медитацию в секретной комнате в таверне, надеясь достичь прорыва как можно скорее. Эта сессия уединённой медитации продлилась целый месяц.

Когда глаза Бай Сяочуня наконец распахнулись, то в их глубине мерцал яркий синий свет. В то же время вокруг него распространились мощные потоки ледяной ци. Ледяная ци заполнила помещение, из-за чего в нём стало очень холодно. Послышался треск, когда на полу, стенах, потолке и крыше начала образовываться корка изо льда.

«Ледяной аколит может формировать ледяные тени и использовать магию ледяной стужи. Ну, а ледяной адепт может заморозить площадь в три километра радиусом». С этими словами он взмахнул рукой. Его рука мгновенно превратилась в ледяной кристалл, внутри которого можно было увидеть течение крови по венам под его кожей. Очевидно, что холод помещения ни капли не вредил ему.

— Время делать прорыв, — сказал он. Поднявшись на ноги, он выбрался из тайной комнаты и прежде чем кто-либо мог заметить это, уже покинул таверну. В луче света он улетел далеко в пустыню. Он выбрал удалённое место без каких-либо признаков жизни и, определённо, без культиваторов из Небесного города. Только несколько людей забирались настолько далеко в пустыню. Здесь стояла нестерпимая жара. Хотя река Достигающая Небес и море Достигающее Небес были поблизости, температура в пустыне была настолько высокой, что в воздухе стояло марево и очертания всего вокруг расплывались.

Пока Бай Сяочунь стоял там, синий свет в его глазах начал сиять ещё сильнее. Убедившись, что поблизости никого нет, он вдруг закрыл глаза и из него вырвался поток мощной ледяной ци, который распространился на триста метров вокруг. В тот же миг нестерпимый жар пустыни отступил и земля покрылась льдом. Из-за внезапного столкновения холода и жара в воздухе начало раздаваться громыхание. Однако всё ещё не закончилось. Бай Сяочунь начал вращать основу культивации, и когда мощь его Заклятия Развития Воли Ледяной Школы активировалась, он выполнил жест заклятия двумя руками, после чего область в триста метров стала быстро расширяться.

Грохот! Шестьсот метров. Девятьсот метров. Полтора километра!

И процесс ещё не завершился. Волосы Бай Сяочуня развевались в разные стороны вокруг него, и хотя его глаза были закрыты, синий свет проникал сквозь его веки и распространялся во все стороны. Обе его руки стали прозрачными, словно кристаллы, так что создавалось впечатление, будто они образованы изо льда. Ледяная ци скоро охватила площадь радиусом две тысячи сто метров, треск продолжал раздаваться, по мере того как жар пустыни отступал. Ледяная ци двигалась всё дальше, две тысячи семьсот метров. Две тысячи семьсот шестьдесят. Две тысячи восемьсот пятьдесят. Две тысячи девятьсот сорок метров. За время нескольких вдохов ледяная ци покрыла область в две тысячи девятьсот девяносто семь метров. Оставалось всего три метра. Три метра и Бай Сяочунь станет ледяным адептом.

— Ледяной адепт! — взревел он, и его глаза распахнулись.

Послышался мощный грохот со стороны его основы культивации, и ледяная ци его золотого ядра небесного Дао продолжила расширяться. В это мгновение площадь покрытия ледяной ци достигла радиуса в три километра! Мощный холод внутри этой территории был настолько сильным, что земля полностью заледенела, превратив всё вокруг в обледеневший мир. И тут золотое ядро небесного Дао Бай Сяочуня совершило прорыв с ранней на среднюю стадию формирования ядра. Одновременно с этим во все стороны распространилась аура небесного Дао. За пределами трёхкилометровой зоны в пустыне было жарко, как и всегда. Однако из-за холода на границе зоны воздух начал крошиться. Подобное зрелище оставляло неизгладимое впечатление.

Глаза Бай Сяочуня переполнились восторгом, потом он моргнул, и внутри ледяной зоны возникло множество иллюзорных проекций, каждая из которых ничем не отличалась от Бай Сяочуня. Они являлись его ледяными тенями. Неожиданно он поменялся местами с одной из них. Для этого не требовалось разгоняться, скорее это походило на телепортацию. Если бы кто-то увидел так много Бай Сяочуней одновременно, то поразился бы до крайности. Через мгновение все ледяные тени собрались воедино и проявился истинный Бай Сяочунь. Взмахнув рукавом, он рассеял область холода, позволяя жару пустыни снова вернуться на своё место. Получившийся вихрь воздуха заставил его волосы развеваться в порывах ветра, а сам он запрокинул голову и от души рассмеялся.

Комментарии