Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

395. Ещё одно появление Ду Линфэй

После этих слов нервозность Бай Сяочуня тут же как рукой сняло, и он вздохнул про себя. В то же время в душе он поблагодарил культиваторов старшего поколения в сектах Духовного и Кровавого Потоков, которые часто пугали его на чём свет стоит, произнося подобные фразы. Как только он услышал эти слова, то тут же понял, что, скорее всего, никаких проблем не ожидается. Каждый раз, когда старшие говорили подобное, то они словно демонстрировали дубинку только для того, чтобы затем вознаградить.

Осознав это, Бай Сяочунь тут же понял, как следует себя вести. Вздохнув, он натянул такое выражение на лицо, в котором смешались сразу горечь, отрицание и злость. В то же время он постарался всем своим видом продемонстрировать уважение к секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, надежду продвинуться в её рядах и одновременно тоску по секте Противостояния Реке. Когда все эти эмоции смешались на его лице, он смог заставить отразиться сложную гамму чувств, характерную для заложника. Он молча стоял, соединив руки и низко поклонившись, словно ему хотелось так много всего сказать, но он сдерживался. На самом деле он просто ждал, что будет дальше. Хотя он молчал, но выражение на его лице говорило само за себя. Бай Сяочунь освоил тактику праведного возмущения в ответ на обвинения ещё в секте Кровавого Потока, и она всегда казалась ему особенно эффективной. Что же касается девушки с холодным взглядом, то когда она увидела его выражение лица, то у неё отвисла челюсть. Какое-то время голос с горы не раздавался, а потом зазвучал вновь:

— Отлично, забудем об этом. В конце концов, ты же заложник из секты Противостояния Реке, а это важная связь для радуги Неба. Отдай мне формулу пилюли Грёз. Она запрещена к продаже, но в то же время может пригодиться в некоторых случаях.

Бай Сяочунь засомневался, как поступить, и позволил паузе растянуться. Потом древний голос снова заговорил из семицветного света, сияющего из храма.

— Я не принуждаю тебя отдать её задаром. Я заплачу тебе миллион баллов заслуг и сразу же сделаю тебя учеником в жёлтых одеждах. Поэтому тебе не придётся больше жить в Небесном городе.

Когда молодая женщина услышала это, то у неё округлились глаза и она ошеломлённо посмотрела в сторону храма. Бай Сяочунь очень обрадовался, но не показал вида. На самом деле сейчас он ощущал немного презрения. Ведь у него и так было очень много баллов заслуг и он совсем не стремился попасть жить на радугу, он уже давно мог сделать это при желании. Он часто тратил десятки тысяч баллов заслуг на одно блюдо, не говоря уже о служанках-марионетках, которые служили ему. Потом ему нужно было заботиться обо всех своих подчинённых. Если посчитать, то его ежемесячные расходы, скорее всего, превышали миллион баллов заслуг.

«Только полный идиот захотел бы переселиться сюда, — подумал он. — Жизнь так прекрасна в Небесном городе! Я самый сильный, моя культивация быстро продвигается, никто не создаёт мне проблем».

Бай Сяочунь уже давно решил, что он не хочет жить на радуге, и этот визит на неё только укрепил его в этом решении. У всех здесь было очень холодное выражение лица, казалось, что здесь совсем не весело жить. Услышав предложение главы горы, Бай Сяочунь глубоко вздохнул, сложил руки и низко поклонился с мрачным лицом. Словно эталон праведности, он громко ответил:

— Глава горы, конечно, ученик с радостью отдаст вам формулу пилюли. Но что касается баллов заслуг, то мне они не нужны. У меня нет никакого желания становиться учеником в жёлтых одеждах таким образом. Подобное не в моих правилах. Бай Сяочунь станет учеником в жёлтых одеждах, когда собственноручно заработает на это достаточное количество баллов заслуг.

Ученица с холодным взглядом снова посмотрела на Бай Сяочуня. Ещё минуту назад предложение её учителя полностью ошеломило её. За всё время её ученичества она первый раз видела, чтобы он был настолько щедрым. Но, к ещё большему её удивлению, Бай Сяочунь отказался от предложения. Она невольно ахнула. Она ещё никогда не видела, чтобы кто-то отвергал подобную возможность. Миллион баллов заслуг — огромная сумма для любого культиватора. Такие сбережения у большинства людей накапливались, как правило, только за шестидесятилетний цикл.

Что касается главы горы, то если бы он уже не знал про все причуды Бай Сяочуня в Небесном городе, то тоже бы сильно удивился. В конце концов, за все годы службы главой горы, он ещё ни разу не видел культиватора, который бы отказался стать учеником в жёлтых одеждах. Он сидел в своём храме со странным выражением на лице и смотрел в сторону смутного образа молодой женщины в белых одеждах. Когда она смотрела на Бай Сяочуня, то в её глазах читалась грусть и смешанные эмоции. Казалось, что она не до конца иллюзорна, но и не до конца реальна, её сложно было чётко рассмотреть. Однако по тому, как воздух вокруг неё искажался и изобиловал разрывами в пространстве, можно было сказать, что у неё либо поразительная основа культивации, либо невообразимо мощное драгоценное сокровище.

Когда молодая женщина не отреагировала на заявление Бай Сяочуня, глава горы радуги Неба почувствовал ещё большее раздражение. По правде говоря, ему совсем не нужна была формула пилюли, и он не хотел её получать. Однако кое-кто, кому он не смел противоречить, дал ему задание позаботиться о Бай Сяочуне, поэтому ему нужно было придумать предлог, чтобы передать тому большую сумму баллов заслуг. Ведь без хорошей причины он не мог снизойти до того, чтобы просто помочь какому-то культиватору формирования ядра. В конце концов, он был главой горы радуги Неба, и хотя ещё не стал дэвом, но уже находился на полпути к этому, а заложник явно не являлся кем-то, о ком ему было положено заботиться. Но вот, Бай Сяочунь внезапно взял и отверг его предложение. Глава горы начинал уже очень сильно раздражаться. В конце концов, тот человек, что потребовал, чтобы он помог Бай Сяочуню, сейчас стоял рядом с ним. Это была не кто иная, как молодая женщина в белом.

— Давай без этого! — сказал он. — Учитывая мой статус, думаешь, что я просто буду обирать тебя? Просто скажи мне, что тебе нужно, и если это в моей власти, то я помогу тебе.

Бай Сяочунь оказался не единственным, кто разинул рот от удивления, услышав эти слова. Ученица с холодным взглядом тоже ахнула. С этого момента её представления об учителе изменились. Очевидно, что он не пытался обменять что-то на формулу, а просто хотел одарить Бай Сяочуня…

«Что за могущественная поддержка у Бай Сяочуня?» — подумала она, смотря на него широко распахнутыми глазами и с громко бьющимся сердцем.

Поражённый Бай Сяочунь посмотрел на сияющий храм на вершине горы и внезапно занервничал. Что-то во всей этой ситуации было странное, словно глава горы не собирался его отпускать, пока не заставит принять что-нибудь в качестве дара. На самом деле казалось, что если он попытается отказаться, то это сильно разозлит главу горы. Пока он раздумывал, глава горы снова потребовал что-то попросить и поскорее. Бай Сяочунь стиснул зубы. С сияющими глазами он посмотрел на храм и сказал:

— Глава горы, ученик очень благодарен за вашу доброту. Если вы правда хотите мне что-то подарить, господин, то… в Небесном городе можно только снимать жильё. И я не могу по-настоящему ощутить себя как дома. После того как я прибыл сюда один, то я всегда очень хотел владеть участком земли, который принадлежал бы только мне. Что скажете? Найдя правильное место, я бы построил там небольшое имение…

После этого он с нетерпением устремил взгляд на гору. Хотя он немного сомневался, стоит ли просить о подобном, но, к его удивлению, тут же появился семицветный луч света, который вылетел из храма и остановился прямо перед ним в форме семицветного флажка.

— Ты не можешь выбрать землю в восточной, южной и центральной частях города. Но любой открытый участок в западной или северной части можно занимать. Просто воткни этот флаг в землю, и всё в радиусе пяти километров от него станет твоей собственностью.

После этого глава горы радуги Неба вздохнул с облегчением и при помощи луча семицветного света отправил Бай Сяочуня и свою ученицу прочь. Ученица просто не могла поверить в то, что произошло, и невольно уставилась на семицветный флажок в руке Бай Сяочуня. Даже будучи личной ученицей главы горы, она никогда не удостаивалась подобного обращения, поэтому невольно её глаза ярко засветились. Могла ли она когда-либо подумать, что учитель подарит Бай Сяочуню личную собственность? В Небесном городе участок радиусом в пять километров был невероятно дорогим, его цену просто невозможно было вообразить, но учитель отдал его без колебаний. Судя по этому, у Бай Сяочуня была невероятно могущественная поддержка.

«Он правда дал это мне?» — подумал Бай Сяочунь, неверяще вздыхая и сжимая в руке семицветный флажок, пока его уносило на триста метров прочь от горы. Он оглянулся через плечо, и ему показалось, что через дверь семицветного храма он смог разглядеть смутный образ молодой женщины в белых одеждах. Сложно было сказать, как она выглядела, но в тот момент, когда он заметил её, она сразу же исчезла. После этого он посмотрел вперёд и ушёл прочь, унося с собой свои подозрения. Через мгновение молодая женщина, что только что исчезла, снова материализовалась, и на её лице была вуаль.

— Давно не виделись, Сяочунь… — пробормотала она. Лёгкий ветерок приподнял вуаль, открывая взору невероятно прекрасное лицо. Если бы Бай Сяочунь был поблизости, то сразу же узнал бы эту молодую женщину. Она как две капли воды походила на Ду Линфэй. Медленно на её лице расцвела улыбка, которая появляется на лицах у тех, кто вновь встретился с важным для себя человеком после долгой разлуки. Эта улыбка была наполнена теплом и предвкушением.

Комментарии