Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

368. Позвольте мне объяснить

— Чем это ваша секта Противостояния Реке там занимается? Это неправильно!

Рыжий старик из Двора Звёздной Реки дрожал от осознания масштабов катастрофы. В конце концов, Двору Звёздной Реки придётся улаживать ситуацию с разгневанными Двором Реки Дао и Двором Реки Противоположностей. На самом деле уже сейчас было видно, что только около трети гнева этих сект направлены на секту Противостояния Реке, а остальную часть они приберегли для Двора Звёздной Реки. Поэтому у Двора Звёздной Реки не оставалось другого выбора, кроме как утащить секту Противостояния Реке ко дну за собой.

Однако пока он произносил это, небеса задрожали, и прямо из ниоткуда в воздухе показалась гигантская фигура из ослепительного света. Тут же опустилось мощное давление, и земля затряслась. Все культиваторы зарождения души сразу же соединили руки и формально поклонились.

— Приветствуем, посланник!

Фигура из света посмотрела на храм посередине магической формации из камней, но, несмотря на уровень своей основы культивации, он не смог увидеть, что именно происходит внутри. Конечно, ему на самом деле не было до этого никакого дела. Хотя божественная способность была в тайне передана преемнику наследия, это не несло в себе никакой значительной проблемы. В секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей насчитывалось триста секретных наследий, каждое из которых обладало невероятной силой. За исключением нескольких десятков чрезвычайно мощных, в отношении остальных сложно было сказать, какое сильнее, а какое слабее, чем остальные.

«Если мне не изменяет память, то Заклятие Живой Горы находится в десятке лучших секретных наследий. К сожалению, его слишком сложно культивировать, поэтому практически нет никаких сведений о том, чтобы кто-либо пользовался им. Если подумать, то прошли десятки тысяч лет с тех пор, как этот скрытый пространственный карман был покорён и в нём оставили это секретное наследие».

Гигантская фигура из света взмахнула рукой — по небу, словно волны по морю, пошла рябь.

— Сегодня, — сказал он громоподобным голосом, — кто-то получил наследие Заклятия Живой Горы. Повелеваю вам, четыре великих секты: в течение месяца запишите сведения об этом человеке на нефритовую табличку и пришлите её в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей на хранение!

После этого фигура начала таять в воздухе. Посланник появился только потому, что почувствовал, как Заклятие Живой Горы приняло форму. Выполнив свою задачу, он тут же вернулся в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Когда огромный светящийся гигант исчез, культиваторы зарождения души Двора Звёздной Реки сидели бледные как смерть. Они больше уже не пытались обвинять секту Противостояния Реке в мошенничестве. Что бы там ни случилось в зоне наследия, слова посланника приходилось принять за случившийся факт.

Бай Сяочунь из секты Противостояния Реке обрёл полное наследие и просветление относительно Заклятия Живой Горы. Алая Душа, Ледосект и мастер Божественный Ветер обменялись взглядами, тут же заметив восторг в глазах друг друга. Казалось, что теперь они даже сидели прямее, чем раньше. Двор Реки Дао и Двор Реки Противоположностей какое-то время провели в молчании. Потом и те, и другие решили обратиться к секте Противостояния Реке:

— Поздравляем, собрат даос Ледосект. Ха-ха-ха! Младший патриарх из вашей досточтимой секты получил просветление относительно Заклятия Живой Горы и привлёк внимание секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. В будущем он непременно поднимется до головокружительных высот!

— Собрат даос Алая Душа, теперь я понимаю, почему вы держались так уверенно ранее. Этот малыш Бай Сяочунь действительно невероятен. Если вспомнить, то он произвёл на меня впечатление ещё тогда, когда мы приезжали с визитом к вам в секту. Он словно дракон среди людей!

Эти даосские мастера зарождения души не пытались особо заискивать. Скорее они волновались, как им объяснить произошедшее, когда они вернутся в секты. Поэтому они надеялись, что секта Противостояния Реке согласится немного отойти от правил и не станет забирать все их ресурсы с последнего раза. Ледосект, Алая Душа и мастер Божественный Ветер были опытными стратегами и знали, как поступить в данной ситуации. Стараясь не показывать радости, они решили ничего не говорить о ресурсах.

— Сяочунь — непослушный сорванец, — сказал Ледосект. — Мы просто точно так же, как и вы, переживаем о том, что происходит внутри зоны наследия.

Двор Реки Противоположностей и Двор Реки Дао сразу же поняли, о чём речь, когда первым, о чём упомянул Ледосект, оказалась безопасность Бай Сяочуня.

— Внутрь зоны наследия невозможно отправить сообщение, поэтому сложно сказать, что же именно там происходит. Но не переживай, собрат даос Ледосект. Вопрос с печатями наследия решён. Всех учеников телепортирует наружу в течение времени горения палочки благовония.

Услышав это, Ледосект, Алая Душа и мастер Божественный Ветер почувствовали довольно сильное облегчение, после чего начали болтать о том о сём с патриархами. Что касается группы Двора Звёздной Реки, то они сидели в сторонке с серыми лицами и их все игнорировали. Тем временем в зоне наследия Бай Сяочунь поглотил все печати, после чего защитные магии исчезли. Больше не было жуткого давления, молний, чёрного ветра или морей из огня. В мгновение ока опасная зона превратилась в безопасную.

Бай Сяочунь был полностью поглощён изучением Заклятия Живой Горы, когда внезапно его боднул Крутыш. Оглядевшись, он понял, что больше защитные магии не действуют, а культиваторы трёх сект уже на расстоянии трёх километров от него, и в их глазах читается холодная ярость.

«Магии перестали работать?» — Бай Сяочунь задрожал, а потом неосознанно сделал несколько шагов назад. От тех взглядов, что на него бросали культиваторы трёх сект, у него волосы вставали дыбом.

— Эй, привет, собратья даосы! Вы же знаете, что все мы принадлежим сектам средних пределов. Мы же все заодно…

Пока он запинался, пытаясь их успокоить, культиваторы трёх сект всё приближались к нему с убийственным холодом в глазах. Отступая, он закричал:

— Убивать людей — против правил! Не надо делать ничего сгоряча! Нет необходимости сходить с ума…

Сердце Бай Сяочуня громко колотилось. Он чувствовал, что ярость культиваторов находилась на гране взрыва. Потом, они не просто хотели выплеснуть гнев, ещё им очень понравилась его черепашья сковорода.

«Проклятье, — подумал он, — почему вдруг пропали защитные магии?» Дрожа на грани слёз, он продолжал отступать.

— Послушайте, собратья даосы, у вас у всех большие команды, а я тут один. Мне просто повезло, и я собрал все печати. Я знаю, что вы расстроены, но вы приложили максимум усилий. Умейте проигрывать. Ну же, собратья даосы, давайте все успокоимся. Я правда не специально…

Удивительно, но некоторые из культиваторов прислушались к его словам и остановились. В конце концов, дело уже сделано, дракой ничего не изменить. Однако полностью избавиться от злости в их сердцах им оказалось очень сложно. Увидев, что его слова возымели некоторый эффект, Бай Сяочунь вздохнул с облегчением. Он хорошо понимал, что сейчас было не время выводить людей из себя. Хотя по правилам любой совершивший убийство в зоне наследия должен быть казнён, но если при этом Бай Сяочунь всё равно погибнет, то для него это не будет иметь никакого значения.

Когда он уже собирался продолжить утихомиривать остальных, внезапно вылетел черепашка и приземлился ему на голову. Сердце Бай Сяочуня тут же быстро забилось от предчувствия неминуемой катастрофы. Прежде чем он успел что-то сказать или сделать, черепашка прочистил горло и заорал:

— Кажется, вы, народ, просто не понимаете. Послушайте меня, я разъясню вам слова моего хозяина. На самом деле он имел в виду, что вы просто сборище недоделанных идиотов. Да как вы смеете пытаться сражаться с моим Бай Сяочунем? Перестаньте глазеть и убирайтесь к чертям отсюда!

Его голос раздавался так громко, что все отлично его слышали. Культиваторы трёх сект, которые только что начинали успокаиваться, вдруг ощутили, как их ярость воспылала ещё жарче, чем прежде. Особенно это касалось людей из Двора Звёздной Реки, которые просто погрузились в безумие. Первым дал выход своей ярости Чень Юньшань:

— Убьём Бай Сяочуня! Если мы будем все заодно, то сможем полностью его уничтожить. Если в этом будут участвовать все, то наши секты ни за что не станут наказывать всех сразу! Эта сковорода — драгоценное сокровище! Убьём его, и, возможно, тогда печати наследия вылетят из него и их снова можно будет забрать себе!

Хотя никто до конца не был согласен с Чень Юньшанем в его оценке ситуации, но намерение убивать внутри культиваторов искало выхода. Ярость, которую они пытались подавить, вспыхнула вновь после слов черепашки! Тут же послышались разъярённые крики десятков культиваторов, когда они помчались по воздуху в сторону Бай Сяочуня. Здесь было на что посмотреть, так как все они начали использовать различные магические техники, чтобы атаковать его.

— Я совсем не это имел в виду! — завопил Бай Сяочунь и бросился наутёк. Он был не дурак и понимал, что как бы сильны ни были его ядро Неумирающего Небесного Короля и золотое ядро небесного Дао, он не сможет противостоять одновременно стольким культиваторам земного формирования ядра.

Его снова подставил черепашка, отчего Бай Сяочунь ещё сильнее возненавидел его. Он был на грани того, чтобы расплакаться. Пока десятки врагов всё приближались, черепашка выглянул из сумки и закричал:

— Давайте, нападайте, слабаки и идиоты! Мой хозяин разделается с вами в одиночку. Нападайте! Если у вас кишка не тонка, тогда деритесь!

— Захлопнись, ты! — закричал Бай Сяочунь. Потом он ухватил черепашку и запустил им в гонящуюся за ними толпу.

— Убейте его уже, хорошо? — закричал он. — Это он говорил всю эту чушь, а не я!

Черепашка так быстро полетел по воздуху, что никто не мог увернуться от него, потом раздался шмяк, и он вмазался в лицо одного из культиваторов Двора Звёздной Реки. Удар был настолько сильным, что тот чуть не лишился зубов и отступил назад, пошатываясь. На его щеке отпечатался силуэт черепашки вместе с четырьмя ножками, головой, хвостом и узором панциря. Потом черепашка помчался по воздуху обратно к Бай Сяочуню.

— Ну как тебе? — сказал он с очень гордым видом. — Разве Лорд Черепаха не великолепен? Пффф! Когда Лорд Черепаха оставляет где-то свой отпечаток, то даже полубог не может стереть его. Полубог! Ты слышал, пацан? Отпечаток Лорда Черепахи останется на твоём лице на веки вечные!

Культиватор дотронулся рукой до чёрной отметины на своём лице и к своему ужасу осознал, что не может её стереть. Его сердце переполнилось гневом ещё сильнее, чем прежде. Он сплюнул кровь и снова погнался за Бай Сяочунем.

Комментарии