Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

357. Злые намерения

Разразилась беспорядочная битва. После того как показались культиваторы зарождения души секты Противостояния Реке, ещё больше тёмных фигур проявилось и присоединилось к сражению. Все они скрывали ауры, чтобы секта Противостояния Реке не узнала их. Более того, нападала не одна группа людей, а целых четыре. Пока шла битва, глаза Кровавого Предка открылись, являя разъярённый взгляд Бай Сяочуня. Крутыш был ему как сын, поэтому его, как отца, крайне злило, когда кто-то его задирал. Он просто не мог спокойно выносить то, что люди пытаются украсть пурпурное ядро Крутыша.

— А ну пошли все прочь! — взревел он голосом Кровавого Предка. Послышался грохот, поднявшийся до небес, и, сжав кулак, Кровавый Предок нанёс им удар.

В этот удар была вложена вся сила основы культивации Бай Сяочуня — мощь его золотого ядра небесного Дао и ядра Неумирающего Небесного Короля наложились, породив взрывную силу. Огромный кулак Кровавого Предка походил на целый континент, несущийся по воздуху, заставляя небеса разлететься на кусочки и порождая огромную ударную волну. Лица нападавших помрачнели, и они разбежались в стороны, чтобы избежать удара. Те, кто замешкались, тут же закашлялись кровью. Кулак ударил прямо в летающую змею, она закричала и отлетела назад.

Тут же наступила тишина. Все смотрели на громадного Кровавого Предка, на лицах было написано удивление, и они пытались вычислить, есть ли у него слабости. Мастер Божественный Ветер и Ледосект обменялись взглядами. Изначально они собирались позволить сражению продолжиться ещё какое-то время, чтобы выманить как можно больше шпионов. Однако теперь, когда Бай Сяочунь поднял в воздух Кровавого Предка, они понимали, что если промедлить ещё больше, то можно ещё сильнее рассердить его. Через мгновение они кивнули друг другу.

— Время заканчивать, — проговорил Ледосект. — Те, кто так и не показался, после увиденного окажутся достаточно напуганными, чтобы пытаться что-то предпринять впоследствии.

Он взмахнул рукой, и в небе появилось чёрное солнце, к которому через мгновение присоединилось белое. Два солнца наложились, как и два ворона внутри. Получившийся новый ворон открыл глаза и испустил оглушительный клич. Потом… он вылетел. В то же время послышался странный гогот, и из ниоткуда появилось пугало. Меч Небесного Рога тоже показался, вылетев в сторону Ледосекта в луче серебряного света.

Но на этом всё не закончилось. Хотя казалось, что установленные магические формации уже использованы, но внезапно они засветились ослепительным светом в три раза ярче, чем раньше. Появилось три огромных сияющих меча, которые принялись уничтожать всё на своём пути. Небеса и земля неистово затряслись, и все нападавшие начали разбегаться, спасая свою жизнь. К сожалению для них, далеко им убежать не удалось. Меч Небесного Рога разрубил одного из них напополам, гогочущее пугало появилось перед другим и начало обдирать с него кожу заживо. Через мгновение стало очевидно, что нападавшие были всего лишь проекциями, но один вид атаки пугала пронизывал ужасом до мозга костей!

Свет чёрно-белого солнца делал так, что нападавшие не могли скрыться, а чёрно-белый ворон продолжал уничтожать их. Однако более впечатляющими оказались три сияющих меча, созданные магическими формациями. Они быстро разделились на три сетки, каждая из ста тысяч мечей, которые продолжили разрубать врагов на кусочки. Летающая змея, казалось, сейчас удерёт, но Ли Цзымо холодно хмыкнул и погнался за ней.

Издалека секта Противостояния Реке представляла впечатляющее зрелище. Казалось, что цветы из мечей зацвели над ней. Странно, но многие из тех, кто погиб, совсем не кровоточили, а когда их трупы падали на землю, то они просто исчезали. Только несколько тел осталось в итоге. Очевидно, что те, кто не оставил трупа, на самом деле представляли не настоящее тело культиваторов, а их клоны. Для этих людей потеря клона, конечно, будет напрасно потраченным ресурсом, но никак не повредит им. Когда клоны исчезли, цветы из мечей постепенно стали меркнуть, а пурпурное ядро в целости и сохранности попало в рот Крутышу. Почти сразу после того как он его проглотил, его аура начала усиливаться.

В теле Кровавого Предка лицо Бай Сяочуня посерело, он выглядел полностью выжатым, как лимон. Даже с его двойным ядром управлять Кровавым Предков в одиночку требовало слишком больших энергетических затрат. Когда он посмотрел на патриархов, то в его взгляде читалась враждебность. Патриархи неловко переглянулись. По правде говоря, использовать прорыв на стадию формирования ядра Крутыша изначально не входило в их планы, они сначала хотели воспользоваться другими методами, чтобы заставить шпионов показать себя. Даже так они волновались, что Бай Сяочунь неправильно их поймёт, поэтому Ледосект попытался исчерпывающе всё объяснить. В конце концов Бай Сяочунь холодно хмыкнул и выдвинул требования от лица Крутыша, при выполнении которых он согласен забыть о случившемся.

— Эти старые хрычи… — ворчал он себе под нос. — Все они хитрющие старые лисы!

Когда он увидел, как энергия Крутыша продолжила подниматься всё сильнее, он обрадовался и решил простить их на этот раз. После достижения формирования ядра королям зверей было необходимо отдохнуть и восстановиться. Патриархи сами предложили выступить в качестве дхармических защитников Крутыша на это время. Бай Сяочунь присоединился к ним, он уселся со скрещёнными ногами и начал ждать, пока Крутыш полностью не восстановится. Однако просто ждать было очень скучно. Вскоре он начал думать о малышке, которая была истинной душой, и о пилюле Противостояния Реке. Шло время, и он погрузился в размышления о том, как же изготовить пилюлю.

«Внутри себя её перегнать не получится… Такое можно провернуть, только если у тебя безграничный запас жизненной силы, а мне до этого далеко… Хотя перегнать её возможно и вне тела, но это будет чрезвычайно сложно». Он нахмурился, сосредоточившись.

«Капля крови истинной души немного облегчает задачу, но у меня по-прежнему не хватает навыков в Дао медицины, чтобы добиться успеха». Бай Сяочунь почувствовал себя удручённым. Его расстраивало, что он знал, что нужно делать, но был не в состоянии выполнить это.

«Проще всего будет изготовить пилюли внутри себя… Но у меня не хватает жизненной энергии… Жизненная энергия… погодите-ка!» Внезапно его глаза заблестели, и он посмотрел на свою бездонную сумку. «Черепашка — реликвия вечной неразрушимости. Его жизненной энергии должно хватить, не так ли?» Пока Бай Сяочунь обдумывал это, он всё больше оживлялся. Однако он не смел произносить ничего вслух, боясь, что черепашка догадается о его планах.

«Черепашка слишком коварный. Нужно придумать способ, чтобы он по своей воле отдал мне нужное количество жизненной силы…» Каждый раз при мысли, как было хорошо, пока черепашка был без сознания, у него немного начинала болеть голова. Вдруг его сердце пропустило удар. «Без сознания…» В его глазах появился хитрый огонёк, когда он внезапно понял, что лучше всего будет изготовить какое-нибудь мощное снотворное!

Рано утром на седьмой день Крутыш неожиданно открыл глаза и издал протяжный крик. Сразу же вокруг него засиял пурпурный свет, и колебания формирования ядра разошлись во все стороны. В то же время все боевые звери секты Противостояния Реке начали выть. Завершив свою задачу по охране Крутыша, патриархи ушли с улыбками на лицах. Крутыш был в отличном настроении. Хотя он и провёл следующие несколько дней с Бай Сяочунем, но ему быстро наскучило, и он убежал куда-то искать развлечений. В этот раз, однако, он не покидал секты Противостояния Реке. Вместо этого он проводил время с другими зверями и с ученицами, которые ему больше всего нравились.

Бай Сяочунь позволил ему поступать по своему желанию. В это время он почти полностью сосредоточился на изготовлении снотворного. Поэтому он оставался в своей пещере бессмертного и перебирал в уме бессчётное количество лекарственных формул, которые знал.

Шло время. Прошло ещё два месяца. У Бай Сяочуня созрел план, и он постоянно улучшал новую лекарственную формулу. Несколько раз черепашка выглядывал из бездонной сумки, чтобы посмотреть на Бай Сяочуня. Но он не умел читать мысли и не мог определить, о чём думает Бай Сяочунь. Однако сумасшедший взгляд в его глазах вызвал у черепашки плохое предчувствие. Конечно, Бай Сяочунь тратил время и на культивацию. Помимо обдумывания лекарственной формулы, он продолжал работать над Неумирающими сухожилиями и Заклятием Развития Воли Ледяной Школы.

Однажды утром на рассвете он завершил обдумывание лекарственной формулы. В то же время он внезапно понял, что в его бездонной сумке вибрирует нефритовая табличка. Он достал её, и голос Ледосекта раздался в голове:

— Сяочунь, приходи в главный зал на горе Противостояния Реке. С визитом приехали три остальные великие секты средних пределов.

Бай Сяочунь немного растерялся. Из последних разговоров с патриархами он узнал, что, согласно предположениям, некоторые из людей, которые пробрались в секту, были культиваторами-одиночками, но остальные прибыли из трёх главных сект. В конце концов, секта Противостояния Реке была новичком, и остальным трём сектам обязательно было нужно прощупать её. Учитывая, как всё сложилось, Бай Сяочунь невольно холодно хмыкнул, поднимаясь на ноги. Облачившись в свои официальные одежды младшего патриарха, он нацепил ледяное выражение лица и выдвинулся в сторону главного зала.

По дороге он встретил других культиваторов секты Противостояния Реке, которые с мрачным лицом смотрели в сторону главного зала. Сверкнув глазами, Бай Сяочунь поспешил вперёд, пока не увидел три группы культиваторов. На лицах всех из них виднелось презрение, пока они отпихивали учеников секты Противостояния Реке, охраняющих вход в главный зал.

Комментарии