Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

353. Так называемые дикие земли

Румянец на лице Чень Маньяо стал ещё ярче. Сейчас ей казалось, будто она стоит перед Бай Сяочунем обнажённой. Сделав шаг назад, она рассерженно сказала:

— Старший брат Бай…

Бай Сяочунь покачал головой, а в его глазах показался угрожающий огонёк.

— Очень забавно. К сожалению, твои актёрские способности оставляют желать лучшего, Чень Маньяо. Ты дала мне платок без всякой на то причины! Ты попросила меня прийти ближе к полуночи без какого-либо объяснения. Я не приходил целый месяц, и ты даже не связалась со мной… Чень Маньяо, неужели ты правда думаешь, что у младшего патриарха секты интеллект на уровне трёхлетнего ребёнка? Или ты принимаешь меня за одного из тех идиотов, что готовы грохнуться в обморок при виде красивой женщины? Ведь это ты устроила этот цирк с любовными письмами, чтобы посреди этой дымовой завесы самой сделать выпад?!

Каждое слово Бай Сяочуня было холодным, словно лёд. Он задействовал силу основы культивации золотого ядра небесного Дао и сразу же начал испускать мощное давление. По округе прокатился сильный ветер, отчего Чень Маньяо помрачнела, а её коленки задрожали. В конце концов, она находилась только на стадии возведения основания. Бай Сяочунь заложил руки за спину и выставил вперёд подбородок. Он выглядел мрачно и торжественно как никогда, с мощной убийственной аурой и пронзительным, словно острый клинок, взглядом.

— Мне вовсе не обязательно было сюда приходить, но, будучи младшим патриархом, я не мог оставить эту ситуацию без внимания. Конечно же, мне обязательно следовало прийти сюда и узнать твои настоящие намерения и цели!

Чень Маньяо начала отступать.

— Старший брат Бай, я…

Но прежде чем она могла продолжить, в глазах Бай Сяочуня сверкнул холодный свет, он взмахнул рукой и отправил кинжал в форме рога в воздух. Он завис над его головой и начал испускать давление драгоценного сокровища. В сочетании с основой культивации золотого ядра небесного Дао на Чень Маньяо в результате обрушилась ужасная убийственная аура. Кинжал в форме рога был не чем иным, как рогом Дракона-отступника!

— Замри и не шевелись, — сказал он невозмутимо. — Даю тебе три попытки объясниться, и то, что ты только что сказала, уже считается первой. Не забывай, что, как у младшего патриарха, у меня есть право казнить учеников по своему желанию.

Хотя он и произносил слова, словно это был обычный разговор, но сам уже упёрся большим пальцем левой ноги в землю, чтобы в любой момент воспользоваться его взрывной мощью. Если что-то пойдёт не так, то он тут же сбежит. Его пейзаж Девяти Провинций тоже ждал наготове. Чень Маньяо замерла и многозначительно посмотрела на Бай Сяочуня. Она сразу заметила, что он остановился ровно на границе магической формации, которую она до этого воздвигла. Очевидно, что он пришёл подготовленным. Впервые в её сердце появился страх перед Бай Сяочунем. Наконец она усмехнулась и перестала играть застенчивую девушку. Теперь в её глазах появился таинственный огонёк. Улыбнувшись, она сказала:

— Ничего удивительного, что старые хрычи так заботятся о тебе… Бай Сяочунь, я не желаю тебе зла. В этом я могу поклясться. Я позвала тебя сюда для того, чтобы ты смог встретиться с одним человеком!

— У тебя остался ещё один последний шанс! — равнодушно сказал Бай Сяочунь. Рог Дракона-отступника над его головой начал излучать холодный свет. Чень Маньяо скривилась. Немного помолчав, она стиснула зубы и произнесла:

— Черногроб. Маска. Бай Сяочунь. Таинственные люди. Шпион. Реликвия вечной неразрушимости!

Бай Сяочуня сразу помрачнел и широко распахнул глаза. У него голова пошла кругом, и он, ни секунды не сомневаясь, отправил рог Дракона-отступника в сторону Чень Маньяо. В то же время, оттолкнувшись большим пальцем ноги, он с грохотом отскочил назад. Потом сразу достал пейзаж Девяти Провинций. Его сердце бешено стучало. Хотя ему и раньше Чень Маньяо казалась несколько подозрительной, он никогда не мог предположить, что она на самом деле работает на ту самую таинственную организацию, с которой он так долго контактировал.

Сразу же, как только он начал действовать, во лбу Чень Маньяо появилась чёрная воронка, из которой вылетели потоки чёрной энергии и обернулись вокруг рога Дракона-отступника. Несмотря на то что рог поддерживала сила золотого ядра Бай Сяочуня, он тут же остановился. В то же время из чёрных потоков энергии прозвучал древний голос:

— Собрат даос, пожалуйста, поверь мне в этот раз. У меня не было другого выбора, как прибегнуть к подобным методам, чтобы связаться с тобой. Я даже раскрыл настоящую личность моей ученицы Яо’эр. Я поставил её жизнь на карту ради возможности поговорить с тобой. Прошу, просто поверь мне! Ты можешь уйти в любой момент. Просто дай мне сказать несколько слов. Если тебе не понравится то, что ты услышишь, то я не буду тебя останавливать!

Когда эти слова прозвучали, чёрные потоки соединились, принимая смутный облик старика. В его глазах можно было рассмотреть сложные эмоции, глубокие секреты, даже, что ещё более удивительно, уважение и учтивость по отношению к Бай Сяочуню. Бай Сяочунь выровнял дыхание. В этот момент он уже парил высоко в небе. Более того, колебания, распространившиеся из этого места, привлекли внимание других в секте Противостояния Реке, а также ближайшие патрульные, включая старейшину формирования ядра, слетелись посмотреть, что происходит.

— Младший патриарх, что случилось?

— Что происходит?!

Культиваторы патруля с подозрением озирались, но, как ни удивительно, они, казалось, не могли увидеть старика из чёрных потоков энергии. Они видели только, как Бай Сяочунь парит в воздухе с активизированной основой культивации. Всё, что происходило внизу, для них было незаметным. Старик быстро сказал:

— Чтобы обнаружить меня, понадобится эксперт уровня царства дэвов. Однако ты за пределами защищённой зоны, поэтому тебя видно.

Конечно, эти слова услышал только Бай Сяочунь. Его лицо по-прежнему было мрачным. Сначала он посмотрел на культиваторов, которые слетелись к нему и с подозрением оглядывались, а потом опустил взор на образ старика. Видя несговорчивость Бай Сяочуня, старик поспешил продолжить:

— Земли Достигающие Небес обширны. Посередине находится море Достигающее Небес, и четыре реки исходят из моря в четырёх направлениях. Вокруг них располагаются восточный, западный, южный и северный миры культиваторов. Каждая из четырёх главных рек разветвляется на четыре рукава, а каждый из них — на четыре потока. После потоков начинаются бесчисленные дельты, которые растягиваются дальше, чем можно себе вообразить. Хотя и кажется, что духовная энергия в реках Достигающих Небес бесконечна, на самом деле, по сравнению с объёмом духовной энергии в землях Достигающих Небес, она совсем невелика. В действительности её не хватит даже для того, чтобы наполнить и половину мира. Остальные земли Достигающие Небеса, куда не доходит энергия от рек Достигающих Небес, известны как дикие земли.

Как только Бай Сяочунь услышал объяснения старика, у него голова пошла кругом. В прошлом он уже интересовался этим вопросом. И всё, что ему удалось узнать — это только то, что все земли, куда не попадает энергия от реки Достигающей Небес, являются запретными территориями, где культиватору не выжить. Слова старика обрушились на него, словно гром среди ясного неба. Судя по всему, старик не врал. Серьёзным тоном он продолжил:

— Чтобы проиллюстрировать, можно сказать, что области с духовной энергией реки Достигающей Небес, четыре основные реки и секта истока реки — это словно страны в мире смертных. А люди, населяющие дикие земли, похожи на отступников или даже бунтовщиков! Я из Диких земель, и Кровавый Предок секты Кровавого Потока тоже пришёл оттуда. Только по кое-каким уникальным причинам, связанным с кармой, тело Кровавого Предка осталось лежать в реке Достигающей Небес.

Зрачки Бай Сяочуня сузились. Ему уже давно было интересно, почему таинственную организацию так интересовала реликвия вечной неразрушимости, которая была спрятана у Кровавого Предка. Теперь, после объяснений старика, всё начинало проясняться.

— На самом деле нам не особо нужна реликвия вечной неразрушимости. Если ты хочешь оставить её себе, то так тому и быть. Я изменил своё отношение к тебе и рассказываю всё это только потому, что ты получил наследие Кровавого Предка и стал Кровавым Предком второго поколения. В результате ты посеял карму с нами из Диких земель!

Старик уже начал успокаиваться. Раз Бай Сяочунь сразу не ушёл, у него появилась возможность всё объяснить и даже, может быть, обсудить. Больше всего он боялся, что Бай Сяочунь поступит так же, как и раньше, — просто откажется его слушать.

— Я пытался связаться с тобой через маску, но ты слишком осторожный. Поэтому я пошёл на огромный риск и использовал значительные ресурсы, чтобы Яо’эр привела в исполнение план и привела тебя сюда. Я представляю альянс городов в Диких землях, мы надеемся наладить с тобой контакт на длительный срок. Такой договор будет выгоден и нам, и тебе, потому что у нас есть свои люди практически во всех сектах на четырёх главных реках. Во многом мы сможем помочь, а также мы можем сообщать тебе о важных событиях в мире. Однако тебе тоже придётся кое-что для нас делать…

С этими словами старик соединил руки и поклонился Бай Сяочуню. Бай Сяочунь был полностью потрясён и готов был сбежать. Однако он не мог найти подвоха в словах старика, из его слов он нашёл ответы на многие свои вопросы. Правдой было и то, что старик раскрыл своего агента, Чень Маньяо, чтобы продемонстрировать свои добрые намерения. Не менее важно и то, что старик признал, что вся эпопея с любовными посланиями была организована по его плану. Казалось, что старик желает помочь и даст ответы на любые его вопросы. Додумавшись до этого, Бай Сяочунь перевёл своё внимание на культиваторов патруля, которые, проверив всё и ничего не заметив, в нерешительности поглядывали на него.

— Вы все можете идти, — сказал он. — Мне просто показалось. Извините за беспокойство.

С этими словами он соединил руки и поклонился. Старейшина золотого ядра многозначительно посмотрел на Бай Сяочуня, но не стал больше ничего спрашивать. Покивав, он увёл людей за собой. Вскоре всё снова затихло.

— Итак, — неожиданно проговорил Бай Сяочунь, — ты можешь ответить на любой мой вопрос?

Комментарии