Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

352. Проходи внутрь, старший брат Бай

Бай Сяочунь посмотрел на Сюй Баоцая и сразу заметил, что тот немного раздражён. Бай Сяочунь несколько раз моргнул, потом посмотрел на Большого толстяка Чжана, в чьих глазах сияло обожание. Большой толстяк Чжан положил руку на плечо Бай Сяочуня.

— Не подкачай, Сяочунь. В конце концов, должен же ты по-настоящему стать взрослым…

Сухо кашлянув, Бай Сяочунь кинул платок в свою бездонную сумку, потом махнул рукавом и важно заявил:

— Вы думаете, что я пойду просто потому, что она этого хочет? Вот ещё!

От этого, казалось, окружающие стали восхищаться им ещё больше. Однако никто не заметил, что, когда он убирал платок в бездонную сумку, в его глазах промелькнул многозначительный огонёк. Сюй Баоцай весь оставшийся день проходил в плохом настроении. Где-то после обеда, когда Бай Сяочунь уже вернулся в свою пещеру бессмертного, Сюй Баоцай начал распространять новости о том, что Чень Маньяо позвала Бай Сяочуня на любовное свидание. Сплетня распространилась ещё быстрее, чем раньше, словно буря, пройдясь по всем четырём подразделениям. Случай с любовными посланиями был словно бомбой замедленного действия, а Чень Маньяо искрой, которая вызвала взрыв. Четыре подразделения наполнились гомоном. Возгласы удивления то и дело слышались тут и там:

— Что?! Не могу поверить, что Чень Маньяо заигрывает с Бай Сяочунем!

— Это… Это просто безумие! Кому какое дело до любовных посланий остальных девушек. Ну почему моя возлюбленная младшая сестра Чень тоже сделала нечто подобное?!

— Такого не может быть!

— Что?! Они собираются посидеть у неё в пещере бессмертного сегодня ближе к полуночи? Чем именно они там хотят вместе заняться?

Новость распространилась по всей секте Противостояния Реке, даже глава секты и старейшины формирования ядра прознали об этом. Несколько патриархов, которые не ушли в уединённую медитацию, тоже услышали новость. Однако и старые новости про любовные послания, и новые про свидание были восприняты ими не слишком серьёзно. Некоторые даже немного пошутили и посмеялись над этим. Что касается Ли Цинхоу, то у него состоялась серьёзная беседа с Сюй Мэйсян насчёт того, что за человек, по её мнению, была эта Чень Маньяо…

Двое из патриархов, которые сейчас не занимались уединённой медитацией, были патриархами зарождения души подразделения Потока Пилюль. Они обрадовались подобным новостям. Даже эксперты зарождения души подразделения Глубинного Потока оживились, услышав слухи. Они знали, насколько Бай Сяочунь важен для секты. Если одна из учениц их подразделения станет его даосской спутницей, то для них это будет очень выгодно. Однако патриархи подразделения Духовного Потока и глава секты Чжэн Юаньдун чувствовали, что грядёт головная боль. Особенно сильно это ощущал Чжэн Юаньдун, который лучше всех знал Бай Сяочуня. Последние новости, а также то, как Бай Сяочунь разгуливал по секте в последние дни, принимая любовные послания, заставили его испустить длинный вздох.

«Когда же Сяочунь хоть немного повзрослеет? — подумал он. — Он уже достиг золотого ядра! Может быть, станет немного лучше, когда он достигнет зарождения души?» В конце концов он просто покачал головой. К этому времени он уже смирился с тем, что Бай Сяочунь никогда не повзрослеет.

Учитывая, что вся секта говорила о произошедшем, вскоре и Сун Цзюньвань с Хоу Сяомэй услышали об этом. Обе сразу забеспокоились. Хотя они и рассердились по поводу ситуации с любовными посланиями, но не считали их серьёзной угрозой. В этот раз всё было по-другому. Смелое приглашение Чень Маньяо к себе заставило обеих женщин ощутить, что настал критический момент.

— Шлюха!

— Совершенно бессовестная!

Они обе сидели в своих пещерах бессмертного и кипели от злости. У Сун Цзюньвань был взрывной характер, а Хоу Сяомэй иногда была огненной, словно острый перец. И обе они были на грани взрыва. Впервые они отбросили свои разногласия и встретились, чтобы обсудить ситуацию. Всё обговорив, они решили, что в тот же день вечером приступят к активным действиям.

Бай Сяочунь сейчас сидел в своей пещере бессмертного, рассматривая платок Чень Маньяо. В его глазах блестел странный огонёк, пока он обдумывал ситуацию. Внезапно он нахмурился, почувствовав снаружи пещеры убийственную ауру. Оглянувшись, он понял, что за порогом стоят Сун Цзюньвань и Хоу Сяомэй. Дрожа от страха, он быстро убрал платок, потом открыл дверь с тёплой улыбкой на лице.

— Большая сестрёнка Сун, Сяомей, что вас сюда привело? В последнее время я всё время думаю о вас! Я так соскучился…

Глаза Сун Цзюньвань широко распахнулись, и она холодно хмыкнула. Полностью игнорируя Бай Сяочуня, она прошагала в пещеру бессмертного и внимательно осмотрела каждый сантиметр. Потом она сурово глянула на Бай Сяочуня и ушла. Пока Бай Сяочунь пытался подобрать челюсть с пола, Хоу Сяомэй прошла вперёд и схватила его под локоть.

— Я тоже скучала по тебе, большой братик Сяочунь. Сегодня я останусь здесь с тобой на всю ночь!

— Что? — переспросил поражённый Бай Сяочунь.

— Что не так, большой братик Сяочунь? — спросила она со слезами, проступившими на глазах, пока она смотрела на него. — Ты не хочешь провести со мной время?

Бай Сяочунь покачал головой. Стукнув себя в грудь, он заявил:

— Конечно, я хочу провести с тобой время. Что, если…

Прежде, чем он успел договорить, Хоу Сяомэй улыбнулась и утащила его вглубь пещеры бессмертного. Потом она уселась и начала говорить. Она не умолкала всю ночь. Бай Сяочунь только наблюдал, как проходит время. Когда приблизилась полночь, он тяжело вздохнул. Хоу Сяомэй прищурила глаза.

— Что случилось, большой братик Сяочунь? Ты думаешь про своё свидание со старшей сестрой Чень Маньяо, про которое я слышала?

Бай Сяочунь содрогнулся внутри. Приняв вид истинного праведника, он ответил:

— Да кого заботит, если она позвала меня на свидание?! Я не собираюсь туда идти, только потому, что она так хочет. Я — Бай Сяочунь, младший патриарх секты. Ни за что не пойду!

На следующее утро на рассвете Хоу Сяомэй ушла, а Бай Сяочунь наконец вздохнул с облегчением. Но потом пришла Сун Цзюньвань. И так прошёл следующий день и следующая ночь. На протяжении целого месяца Сун Цзюньвань и Хоу Сяомэй по очереди охраняли Бай Сяочуня, не давая ему и шанса получать новые любовные письма или ходить на свидания… Бай Сяочуню повезло, что секта только обустраивалась и работы сейчас было у всех очень много. Поэтому в конце концов Хоу Сяомэй и Сун Цзюньвань вызвали по делам. Наконец-то Бай Сяочунь смог облегчённо вздохнуть.

Однако за тот месяц, что прошёл, случай с любовными посланиями, как и ситуация с Чень Маньяо, остались в прошлом. Более того, действия Хоу Сяомэй и Сун Цзюньвань положили конец надеждам остальных учениц. Когда Бай Сяочунь снова смог свободно разгуливать по секте, он разочарованно обнаружил, что никто не горел желанием подарить ему любовное послание.

«Думаю, нужно было догадаться, что это произойдёт…» — расстроенно подумал он. Не желая принимать ситуацию, он ещё несколько последующих дней продолжал разгуливать по секте, пока до конца не убедился, что больше любовных писем не будет. Расстроенно вздохнув, он вернулся в свою пещеру бессмертного, где погрузился в забытьё. Наконец поздно ночью он глянул в темноту, и его глаза превратились в щёлочки.

«Для младшего патриарха неприлично будет просто проигнорировать приглашение Чень Маньяо на свидание. Думаю, нужно сходить и узнать, что же она задумала!» Сверкнув глазами, он решил, что принял такое решение, основываясь на анализе ситуации в целом и учтя свой статус в секте.

Прочистив горло, он осторожно, чтобы никто не заметил, начал пробираться к месту её проживания. Вскоре он оказался около пещеры бессмертного Чень Маньяо. Горы подразделения Потока Пилюль ночью утопали в тишине. Бай Сяочунь просканировал окружающую обстановку, чтобы убедиться, что никто не залёг здесь в засаде на него, а потом осмотрел участок рядом с пещерой. Он даже использовал свой третий глаз, при помощи которого смог увидеть, что в пещере сидит молодая женщина, погружённая в медитацию. Убедившись, что здесь нет никаких ловушек, Бай Сяочунь наконец почувствовал себя спокойнее.

Это было очень тихое и спокойное местечко. К пещере бессмертного вела узкая тропинка, а рядом находился небольшой резервуар с водой и лотосами. Бледный лунный свет освещал пурпурные лотосы, которые наполняли ночной воздух нежным ароматом. Бай Сяочунь соединил руки за спиной, посмотрел на луну, а потом прочистил горло.

— Младшая сестра Чень, ты спишь? Это я, младший патриарх. Я пришёл на свидание.

Почти сразу же ошеломлённый мягкий голос ответил изнутри пещеры:

— Это ты, старший брат Бай?

В то же время дверь в пещеру бессмертного распахнулась, и на пороге появилась Чень Маньяо. На ней была блузка в обтяжку, полностью открывающая взору изгибы её фигуры, которая в лунном свете смотрелась особенно обворожительно.

— Старший брат Бай, пожалуйста, входи, — сказала она, демонстрируя такую улыбку, которая затмевала даже самые прекрасные цветы. Она повернулась и махнула рукой, зовя его внутрь. Бай Сяочунь оглядел её с головы до ног, но не сделал и шага вперёд. На его лице появилась загадочная улыбка, а ещё в чертах лица проступило что-то хищное!

Комментарии