Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

349. Любовное письмо...

После тщательного изучения Заклятия Развития Воли Ледяной Школы и Неумирающих сухожилий Бай Сяочунь преисполнился предвкушением того, что ждёт его в будущем. Особенно после того как почувствовал переполняющую его жизненную силу. Хотя он не был точно уверен, насколько увеличилась его продолжительность жизни, но по ощущениям, должно быть, не меньше, чем на тысячу лет.

Многим культивация казалась однообразной и скучной, но его это не беспокоило, он быстро погрузился в практику Заклятия Развития Воли Ледяной Школы и Неумирающих сухожилий. Немного подумав, он решил, что начнёт культивацию Неумирающих сухожилий с большого пальца левой ноги.

«Буду работать над каждым пальцем по очереди, — решил он. — Это самый надёжный способ продвижения вперёд!» Он был полностью уверен, что выбрал правильную тактику. В своём воображении он уже видел, как его враги вопят от боли, когда неожиданно сталкиваются с невероятной силой большого пальца его ноги!

«Только идиот начал бы с пальцев рук. Какая от них польза? Все готовы к нападению руками. Кроме того, разве в критический момент руки смогут помочь тебе убежать? Другое дело — пальцы на ногах. С их помощью можно не только атаковать, застав противника врасплох, но ещё и убежать на огромной скорости. Пока у меня есть моя бедная-несчастная жизнь, у меня есть всё».

Придя к такому выводу, Бай Сяочунь ещё раз убедился, что являет собой непревзойдённый образец мудрости, ума и смелости. Он был так доволен собой, что стал оглядываться вокруг в поисках медного зеркала, чтобы повосхищаться собой, но оказалось, что в его пещере бессмертного нет зеркала.

«Так не пойдёт! — подумал он. — Не могу поверить, что здесь нет ни одного зеркала!» Он ощущал себя более чем просто немного расстроенным. Однако в этот момент он подумал о молодой женщине Двора Небесной Реки, которую он убил в бою. Когда он просматривал содержимое её бездонной сумки, то там было зеркало.

Он быстро открыл свою бездонную сумку и начал рыться там, пока не нашёл круглое медное зеркало размером с ладонь. Заодно он поискал черепашку, но там не было и его следа. Однако он уже привык, что черепашка непрерывно исчезает таинственным образом, поэтому ничуть не удивился. Немного рассмотрев зеркало, Бай Сяочунь обрадованно обнаружил, что оно было не простым, а представляло собой магический предмет. Хотя оно и не было таким выдающимся, как три его драгоценных сокровища, оно по-прежнему являлось довольно впечатляющим: оно могло создавать магического клона.

Однако это был не такой клон, которым можно воспользоваться для боя, скорее только для отвлечения внимания врага. Когда он сражался с молодой женщиной, он полностью доминировал в бою. Более того, он обладал Дхармическим Глазом Достигающим Небес, который делал подобного клона полностью бесполезным.

— Довольно неплохо, на самом деле, — сказал он, крутя зеркало в руках. Через мгновение он решил изучить его третьим глазом. Как только он открыл его, то сказал: — Э-э-э?

Пурпурный свет вспыхнул в его пещере бессмертного, потом через мгновение, когда он закрыл третий глаз, пропал.

«Похоже, что молодая женщина не знала настоящего предназначения этого зеркала. Оно не только может формировать магических клонов, оно также может сохранять душу живой!»

Ещё больше он поразился тому, что колебания, исходящие от этого зеркала, очень напоминали колебания от загадочной маски. Хотя они и не были идентичными, но явно были схожи. Ещё немного поиграв с зеркалом, он наконец отложил его и возобновил занятие культивацией.

Шло время. Незаметно пролетело полмесяца. Однажды ночью посреди занятий культивацией все волоски на его теле внезапно встали дыбом. Открыв глаза, он заметил, что пол пошёл мощной рябью и в пещере сильно похолодало, словно она отделилась от внешнего мира. В то же время из его бездонной сумки вылетел красный луч света, в котором находилась маска. Затем послышался древний голос, казалось, дрожащий от нетерпения:

— Не преры…

Бай Сяочунь разинул рот от удивления. Но прежде чем голос успел сказать ещё что-то, он вынул ещё большую, чем в прошлый раз, кучу талисманов, влил в них силу основы культивации золотого ядра небесного Дао, а потом швырнул в маску. Снова раздались шлепки наряду с рёвом ярости из маски. Затем маска брякнулась на пол, и рябь на полу исчезла. Только тогда из маски выплыла дрожащая душа лже-Черногроба.

— Нам крышка! — вскричал он. — Это конец! Они снова пришли! Что нам делать? Что же теперь делать?..

Бай Сяочунь тоже был напуган до чёртиков, он был уверен, что стоило ему немного промедлить, как он тут же бы оказался в чрезвычайной опасности.

— Чёртов злой дух! — сказал Бай Сяочунь, стиснув зубы. Потом он задумчиво посмотрел на душу лже-Черногроба. Через минуту в его глазах блеснула решимость. — Лже-Черногроб, я собираюсь переселить тебя в новый дом, и нужно, чтобы ты мне в этом помог. Иначе я выброшу тебя вместе с маской в реку Достигающую Небес на корм рыбам.

Лже-Черногроб снова задрожал, казалось, он хотел сказать что-то. Однако, учитывая, насколько у Бай Сяочуня налились кровью глаза, он не смел проронить ни слова. Он просто кивнул с полными ужаса глазами.

— Я смог уделать того древнего кролика, — хмурясь сказал Бай Сяочунь, — не верю, что не смогу справиться с этой никчёмной маской.

Холодно хмыкнув, он вынул зеркало и какое-то время изучал его. Потом он выполнил жест заклятия двумя руками и указал на маску. Лже-Черногроб тут же закричал, но Бай Сяочунь строго посмотрел на него, и тот быстро примолк. Бай Сяочунь полностью сосредоточился и активизировал ауру небесного Дао. Его золотое ядро всколыхнулось, и сила основы культивации забила ключом. В результате его правая рука стала полностью золотого цвета. В то же время он открыл Дхармический Глаз Достигающий Небес, и из него полился пурпурный свет.

Ужасающий импульс энергии распространился от Бай Сяочуня в разные стороны. Пурпурный свет из третьего глаза приобрёл золотой оттенок, когда поток ауры небесного Дао влился в него, чтобы тоже опуститься на маску. Почти сразу Бай Сяочунь увидел области, в которых душа лже-Черногроба соединялась с самой маской. Как только он увидел соединения, то, ничуть не медля, секущим движением руки послал туда золотой свет, который ярко сверкнул.

— Отсечь! — прорычал он. Послышался грохот, и его рука начала отсекать связи. Связи задрожали, хотя они были прочными, но сейчас на них воздействовали при помощи ауры небесного Дао, поэтому они смогли продержаться только короткое мгновение. Затем они растаяли.

Лже-Черногроб тут же издал душераздирающий крик, и его душа выскочила из маски. Неожиданно, как только он оторвался, появилась мощная сила, которая захватила его и потащила прочь. Лже-Черногроб закричал от ужаса, а у Бай Сяочуня отвисла челюсть. Хорошо, что он уже держал зеркало наготове. Он быстро махнул рукавом и отправил зеркало в сторону лже-Черногроба. В мгновение ока лже-Черногроба затянуло внутрь.

Когда всё завершилось, Бай Сяочунь ощутил, что дышит с трудом. Хотя происходившее нельзя было назвать сложным, но на это ушло очень много энергии. Бай Сяочунь проверил зеркало, чтобы убедиться, что лже-Черногроб внутри. Его душа, казалось, значительно ослабла, и сейчас он был без сознания, но не был серьёзно ранен. Бай Сяочунь облегчённо вздохнул. Потом он посмотрел на маску. Холодно хмыкнув, он достал ещё талисманов и облепил ими всю маску. В итоге он даже сам не знал, сколько именно ограничивающих заклятий запечатывали маску, но они точно лежали во много слоёв. Наконец Бай Сяочунь слегка успокоился.

«Давай теперь посмотрим, как у тебя получится безобразничать, когда ты в таком положении!» Очень довольный собой, он убрал маску и продолжил занятия культивацией.

Прошло ещё полмесяца, всё это время маска вела себя спокойно. Бай Сяочунь даже начал забывать про неё и снова стал думать о способе перегонки пилюли Противостояния Реке. Ещё через полмесяца он уже больше не мог сидеть на месте.

«Я уже на стадии золотого ядра, — решил он. — Это и так достаточно круто. Нужно соблюдать правильный баланс между работой и развлечениями. Не могу же я только и делать, что сидеть и культивировать с утра до ночи». Чем больше он рассуждал в таком ключе, тем больше ему казалось, что пора заканчивать с уединённой медитацией. Наконец он открыл свою пещеру бессмертного и вышел наружу…

Сделав глубокий вдох, он оглядел секту Противостояния Реке и глубоко в сердце почувствовал большую гордость. Сложив руки за спиной, он начал расхаживать по секте и любоваться видами, куда бы ни шёл.

«Давненько я не видел старшую сестрёнку Сун, — подумал он. — Чего-то я соскучился по ней…» Как только он вспоминал неимоверно соблазнительный вид Сун Цзюньвань, его сердце наполнялось тёплыми чувствами. Моргнув несколько раз, он решил, что должен найти её и сказать ей что-нибудь очень приятное.

Пока он шёл, листья деревьев шелестели на ветру и пели птички. Духовной энергии в секте Противостояния Реке было настолько много, что это место казалось райскими кущами. Он встретил множество учеников секты Противостояния Реке, включая молодых мужчин и женщин, и все они смотрели на него с почитанием и благоговением. Из-за своего статуса младшего патриарха он занимал одну из самых высоких позиций во всей секте. Такие благоговейные взгляды особенно были заметны на лицах учеников подразделений Глубинного Потока и Потока Пилюль, которые почти ничего о нём не знали. В конце концов, его милая внешность была очень приятна глазу. К тому же он очень любил устраивать шоу на публику. По правде говоря, многим ученицам он очень нравился.

Сейчас он проходил по подразделению Глубинного Потока и повстречал учеников, которые поприветствовали его. Неожиданно со стороны гор показалась ученица. Она была довольно красива. Ужасно покраснев, она кинулась к Бай Сяочуню. К его удивлению, она прикусила губу, отвела взгляд, а потом быстро протянула ему конверт. Прежде чем он успел что-либо сказать, она развернулась и сбежала. Обычно для общения между собой культиваторы пользовались нефритовыми табличками, поэтому рукописные письма были очень редкими. Бай Сяочунь какое-то время стоял с открытым ртом, потом посмотрел на конверт и увидел, что на нём нарисовано сердечко…

— Это что…

Его глаза широко распахнулись, и он ахнул. Потом задрожал от восторга.

— Любовное письмо!

Комментарии