Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

348. Слабость кролика

Бай Сяочунь чувствовал как никогда, что его обвиняют незаслуженно. Он тут же активизировал полную силу золотого ядра небесного Дао и даже тела Неумирающего Небесного Короля. Хотя он пытался убежать с максимальной скоростью, кролик летел быстрее. Более того, кролик был очень искусным и хорошо знал, как побольнее вдарить.

Хмурясь и чуть не плача, Бай Сяочунь уже хотел воспользоваться тремя драгоценными сокровищами, которые только что получил. Но прежде чем он успел это сделать, кролик полетел вперёд на головокружительной скорости, от которой во все стороны распространился оглушительный грохот, и начал снова и снова пинать Бай Сяочуня. Самым возмутительным было то, что кролик выбрал местом для нанесения ударов лицо Бай Сяочуня. Бай Сяочунь ощутил, что ещё чуть-чуть и сойдёт с ума. Очевидно, что кролик не давал ему и шанса достать драгоценные сокровища, пытаясь изо всех сил отомстить.

— Ты не можешь во всём винить меня! Это ты любишь всё повторять! Т-т-ты… Ты самый настоящий задира!

И тут из-за его спины кролик взревел:

— Думаешь, я хочу повторять то, что все говорят? Проклятье! Никто не просил тебя вспоминать эту тему! Это… это всё твоя вина! — кролик опять начал пинать Бай Сяочуня. — Ты во всём виноват! Особенно последний раз. Не могу поверить, что ты сказал только половину предложения! Ты знаешь, что это буквально чуть не свело меня с ума?! Послушай меня, мелкий засранец, в следующий раз, когда я буду повторять за людьми, не смей не заканчивать предложения!

Чем сильнее кролик сердился, тем сильнее и злобнее он пинал Бай Сяочуня. У Бай Сяочуня уже болело всё что можно, и он начинал приходить в ярость.

— Он пытается убить меня! — взвыл он. — Он пытается убить меня! Кто-нибудь, спасите меня! Я — младший патриарх секты Противостояния Реке! Я проливал свою кровь за секту Противостояния Реке! Патриархи, спасите меня!

Однако как бы громко он ни орал, даосские мастера зарождения души не показывались. Бай Сяочунь чувствовал себя полностью оклеветанным.

— Ты переходишь всякие границы, кролик! Ну и что, что я сказал только половину предложения? Если бы я сказал больше и ты бы повторил это, то я бы распрощался со своей бедной-несчастной жизнью. Я тогда сказал полпредложения, и в следующий раз я снова поступлю так же. Да я даже сделаю это прямо сейчас! Что же идёт после «Я, Бай Сяочунь…»? Скажи мне! Давай, отвечай! Что идёт после «Я, Бай Сяочунь…»?

Как только он это произнёс, по телу кролика пробежала дрожь. Его взгляд опустел, и он вдруг замер прямо в небе.

— Я, Бай Сяочунь…

И тут у Бай Сяочуня отвисла челюсть. У остальных учеников, которые видели, что произошло, тоже отвисли челюсти. Все смотрели на кролика, который теперь выглядел совсем не так, как раньше. Вместо того чтобы стоять с передними лапами за спиной, он опустился на четыре конечности, как любой обычный кролик. Его уши встали торчком, и он начал снова и снова повторять одно и то же. У Бай Сяочуня быстро забилось сердце, но, вместо того чтобы убежать, он воскликнул:

— Ну же, скажи мне! Какие слова идут после «Я, Бай Сяочунь…»?

Разнервничавшись, кролик взревел:

— Я, Бай Сяочунь…

— Давай, скажи мне! Ну!

Оживившийся Бай Сяочунь сделал несколько шагов к кролику. Теперь, когда он нашёл то, что можно было счесть слабостью кролика, он горел желанием воспользоваться ею.

— Я, Бай Сяочунь…

Глаза кролика так сильно покраснели, что казалось, ещё чуть-чуть и из них польётся кровь. Его шерсть встала дыбом, а из-за давления, которое оказывал на него Бай Сяочунь, кролик задрожал на грани потери чувств. И тут он громоподобно взвыл, развернулся и дал дёру, спасая свою жизнь. В то же время он начал выкрикивать всяческие подслушанные фразы, многие из которых касались патриарха Алая Душа. Сам разъярённый Алая Душа появился в небе и попытался догнать кролика, но тот вскоре исчез.

Наконец до Бай Сяочуня дошло, что кролик, очевидно, был психически неустойчивым. Иногда он был в своём уме, а иногда не очень. Только когда у него прояснялось сознание, он начинал вести себя как старая сволочь. Но больше всего произвело на него впечатление при их последней встрече то, что стоило сказать полпредложения, как кролик начинал слетать с катушек.

— Ах вот оно как! Ха-ха-ха! Ничтожный крольчишка! Как ты посмел связываться с Бай Сяочунем! Давай посмотрим, как ты попробуешь задирать меня в будущем!

Он облегчённо вздохнул и уже хотел продолжить хвастаться, когда понял, что патриарх Алая Душа уже не гоняется за кроликом, а гневно смотрит на него самого. Потом он припомнил о том, что говорил кролик, быстро склонил голову и поспешил спрятаться в своей пещере бессмертного.

— Это не моя вина… — пробормотал он. — Никто даже не попытался помочь мне! Все просто наблюдали, как бедного младшего патриарха избивает кролик!

Раздражённо потерев лицо, он решил, что лучше пока пореже выходить из пещеры. В конце концов, если ему придётся бегать за кроликом, то кто знает, что ещё тот скажет.

«Эй, а где же Крутыш? Куда он ушёл? Я уже давненько его не видел. Наверняка он где-то заигрывает с какой-нибудь самкой боевого зверя!» Из-за особой связи, что существовала между ними, он чувствовал, что с Крутышом всё в порядке, хотя особо и не задумывался об этом.

«А, не важно. Я так и не отдохнул и не восстановился после достижения золотого ядра небесного Дао. Можно воспользоваться случаем и уйти в уединённую медитацию сейчас». Приняв решение, он тут же запечатал вход в пещеру бессмертного и сосредоточился на культивации.

Шло время. Почти через месяц он открыл глаза и обнаружил, что его основа культивации теперь намного стабильнее, чем раньше, и что он ещё немного продвинулся. После этого он хлопнул по бездонной сумке и достал нефритовую табличку. Она была полностью чёрной и казалась очень впечатляющей. Однако как только он взял её в руки, он ощутил, как холод заполнил всё его тело. Это было описание той самой техники, которую дал ему Ледосект… После того как Бай Сяочунь использовал божественное сознание, чтобы изучить содержимое нефритовой таблички, на его лице отразилось удивление.

«Заклятие Развития Воли Ледяной Школы! Для культивации этой техники нужна вода из реки Достигающей Небес. Однако вместо того чтобы поглощать её, нужно изменить её структуру в два этапа, получив Ледяную стужу и Волю… Используй технику для формирования Ледяной стужи, а потом используй Ледяную стужу, чтобы развить Волю… Если освоить технику, то Воля сможет замораживать всё вокруг Ледяной стужей. Хм… Что это за Воля, про которую тут идёт речь?» Продолжая дальше изучать нефритовую табличку, он удивлялся всё сильнее и сильнее. В итоге он отложил табличку.

«Итак, Воля — это абсолютный уровень силы контроля, что-то совершенно странное и поразительное. Грубо говоря, она рождается от слияния силы контроля с мыслями. Искусство Контроля Котла Пурпурной Ци развивает силу контроля, а Заклятие Пурпурной Ци Достигающей Небес использует эту силу контроля, чтобы создать Дхармический Глаз Достигающий Небес. Но это только начальные шаги слияния силы контроля и собственных мыслей. Заклятие Развития Воли Ледяной Школы включает в себя полное слияние мыслей с силой контроля. И тогда может развиться Сила Воли, которую потом можно взращивать». Бай Сяочунь глубоко и протяжно вздохнул, потом медленно снова взял в руки нефритовую табличку. Наконец он осознал истину: техники секты Духовного Потока — это ступеньки, ведущие к непревзойдённой форме силы — Воле!

«В таком случае у меня наверняка получится заставить работать Великую Магию Контроля Человека! На самом деле, используя Волю, я также смогу завершить работу с силами притяжения и отталкивания».

— Воля… — прошептал он.

Посмотрев на камень в углу пещеры бессмертного, он попробовал воспользоваться только одной силой мысли, чтобы заставить его подняться в воздух. Почти сразу камень задрожал. Хотя он и не взлетел, Бай Сяочунь уже очень сильно обрадовался. Он только что заставил камень пошевелиться без помощи какой-либо магии, силы основы культивации или божественных способностей. Он использовал только свои мысли.

Через какое-то время он подавил свой восторг и начал подумывать о том, чтобы принести огромное ведёрко воды из реки Достигающая Небес и начать культивировать. Но тут он вспомнил о своей технике Неумирающей Вечной Жизни. Прикрыв глаза, он начал мысленно просматривать информацию, которую получил в качестве наследия от Кровавого Предка — третий том, Неумирающие сухожилия!

Сухожилия были источником скорости, их мощь могла сделать человека сильным и крепким. Когда такая скорость и сила вкладывались в удар кулаком, то ошеломляющие результаты должны превосходить всё, что раньше получалось у Бай Сяочуня. Ещё более фантастическим было то, что, в конечном счёте, комбинация невероятной силы и скорости техники Неумирающих сухожилий приводила к божественной способности — магии запечатывания, которую можно было использовать в любом ударе рукой или ногой. Эта магия запечатывания могла запечатать всё что угодно. Первые два тома Неумирающие техники тоже включали в себя чудесные божественные способности в дополнение к невероятно мощным улучшениям физического тела, и в этот раз было также.

«Неумирающее Запечатывание!»

В глазах Бай Сяочуня загорелся яркий свет. Это была божественная способность третьего тома, нечто, подобное Горлодробительной Хватке и Сокрушающему Горы удару. В отличие от других томов Неумирающие сухожилия не подразделялись на различные уровни. Вместо этого было необходимо применять эту технику к каждой части тела. Она подразделялась на четыре конечности, туловище и голову. Единственным способом освоить её было применить технику ко всему, из чего состоят эти части тела.

Комментарии