Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

346. Загадочная сила снова даёт о себе знать

Прошло несколько дней, строительство и обустройство секты продолжались. Подобных случаев больше не повторялось, поэтому все быстро забыли бы о случившемся, если бы не Бай Сяочунь. Каждый раз, когда он выходил из своей пещеры бессмертного, на нём было налеплено множество бумажных талисманов. Сюй Баоцай и некоторые другие его друзья заинтересовались причинами такого поведения, поэтому Бай Сяочунь просто не смог им отказать и рассказал правду. Используя целый букет смутных намёков, он объяснил, что в секте Противостояния Реке завёлся призрак. Сюй Баоцай и остальные достаточно сильно испугались и вскоре начали подражать Бай Сяочуню, обклеивая себя бумажными талисманами, чтобы отпугнуть злых духов.

Конечно, они не ударялись в такие крайности, как Бай Сяочунь, который покрывал талисманами каждый сантиметр своего тела, кроме лица. Когда он ходил по секте, то у всех при виде его округлялись глаза. Чжоу Синьци, Призрачный Клык, Сун Цюэ и Девять Островов определённо сильно удивились. Однажды вечером обклеенный талисманами Бай Сяочунь встретил Гунсунь Вань’эр. Даже она поразилась его виду. У неё отвисла челюсть, и она выпалила:

— Старший брат Сяочунь, что это у тебя…

— О, никак это младшая сестра Гунсунь, — Бай Сяочунь оглядел её с ног до головы, потом украдкой огляделся по сторонам, подошёл поближе и прошептал: — Послушай, я сейчас тебе кое-что расскажу, но это секрет. В секте Противостояния Реке завелось привидение! Поэтому я ношу все эти талисманы, чтобы отпугивать злых духов.

Глаза Гунсунь Вань’эр стали величиной с блюдца. Через мгновение она в шутку оглядела его, протянула руку и потрогала несколько талисманов. Наконец она натянула улыбку, пообещала никому не рассказывать и ушла. Очень довольный собой Бай Сяочунь пошёл дальше. В конце концов все начали говорить, что в секте есть призрак. К тому времени, когда патриархи поняли, что происходит, было уже поздно пресекать слухи. Бросающаяся в глаза внешность Бай Сяочуня расстроила их, но они лишь с иронией покачали головой.

— У него золотое ядро, а он до сих пор боится призраков…

— Более того, этот призрак настолько мощный, что эти бумажные талисманы против него полностью бесполезны.

Сухо посмеявшись, патриархи решили проигнорировать происходящее. Через несколько дней, когда Бай Сяочунь понял, что призрак никак не проявляет себя, он наконец немного успокоился. С чувством вздохнув, он сказал:

— Кто бы ни приблизился ко мне, будь это демоны или призраки, с моим особым отпугивающим зло покрытием они сразу же превратятся в кучку пепла. Да. И вот я снова спас секту. Никто даже не знает, сколько всего на самом деле я, младший патриарх секты Противостояния Реке, сделал, чтобы помочь всем остальным ученикам.

Сейчас была поздняя ночь, и он сидел в пещере бессмертного, медитируя. Как только эти слова были произнесены, пол пошёл рябью. Странная рябь отделила пещеру бессмертного от внешнего мира, что сопровождалось ледяным холодом. Внезапность происходящего заставила Бай Сяочуня выпучить глаза, потом он пронзительно завопил. Подскочив на ноги, он хлопнул по бездонной сумке и вынул огромную кучу бумажных талисманов, защищающих от зла.

— Лучше уходи отсюда! Не подходи! Я опасен! На мне сотни талисманов, отпугивающих зло.

Однако пока он пятился, дрожа, из его бездонной сумки показался красный луч света, в котором была та самая маска, что он носил, притворяясь Черногробом. Маска вибрировала и посылала вокруг себя рябь в пространстве, а вскоре из неё послышался голос старика:

— Ты…

— Ты — кто? — вскричал Бай Сяочунь. Без промедления он кинул в маску целый ворох талисманов, а потом ещё добавил энергии золотого ядра небесного Дао для верности. Среди талисманов были те, что запечатывают, прессуют, охраняют, — их совместная сила буквально вызвала взрыв. Послышался грохот, маска задрожала, когда бессчётное множество талисманов вдарило по ней. Какая бы связь с окружающим миром у неё ни установилась до этого, она прервалась, и маска упала на пол. В то же время странные колебания исчезли, и всё стало как прежде.

Со лба Бай Сяочуня градом капал пот. Несмотря на испуг, Бай Сяочунь понимал, что только что прозвучавший голос принадлежал вовсе не призраку, которого он так боялся, а таинственному человеку, когда-то отдавшему маску лже-Черногробу. Через мгновение душа лже-Черногроба вылетела из маски, дрожа от ужаса. Посмотрев на Бай Сяочуня, он закричал:

— Они пришли! Они правда пришли… Нам конец, Бай Сяочунь! Конец! Ты забрал себе реликвию вечной неразрушимости, а теперь эти загадочные люди охотятся за нами! Мы точно умрём… Они ни за что не станут проявлять снисходительности к предателям. Скорее всего, они сдерут с нас шкуру заживо и превратят в удобрения…

— Заткнись! — рявкнул на него Бай Сяочунь. Он одновременно удивился и расстроился. Однако ещё он ощущал за собой вину. В конце концов, он и правда забрал себе черепашку.

«Проклятье! Я даже не ношу эту маску! Как они смогли меня вычислить?!»

Сначала он подумал о том, чтобы просто выбросить маску, но не смог заставить себя избавиться от чего-то настолько ценного. Кроме того, лже-Черногроб был связан с маской, поэтому если выкинуть её, то лже-Черногробу несдобровать.

— Что же нам делать, Бай Сяочунь? — Если бы лже-Черногроб не был просто душой, то он бы уже расплакался.

Бай Сяочунь обеспокоенно посмотрел на лже-Черногроба, а потом задумался над их положением. Несмотря на некоторые сомнения, он не мог придумать ничего лучше, чем просто отдать маску патриархам.

«Очень не хочется избавляться от такого ценного сокровища, которое может менять мою внешность».

Бай Сяочунь так и не решил, что делать. Прошло ещё полмесяца, с маской больше ничего не происходило, и он начал успокаиваться.

**

Работа над благоустройством секты подходила к концу. Патриархи также близились к концу обсуждений того, как урегулировать ситуацию в нижних пределах, а также на территориях, теперь подконтрольных секте Противостояния Реке. Что ещё более важно, они подводили итог в написании официальных правил секты.

Согласно их договорённости формально каждое из четырёх подразделений будет управлять сектой по двести лет, сменяя друг друга. Это же касалось главы секты. Первым подразделением у руля оказалось подразделение Духовного Потока. Чжэн Юаньдун больше не был главой подразделения Духовного Потока, теперь ему подчинялась вся секта Противостояния Реке. Хотя его основа культивации немного не дотягивала, зато его навыков и квалификации было более чем достаточно, чтобы справиться с ответственностью.

На самом деле из-за этого назначения и с помощью патриархов Чжэн Юаньдун решил пожертвовать своими возможными будущими достижениями в культивации ради того, чтобы немедленно попытаться прорваться на стадию формирования ядра. Более того, он договорился, чтобы через сто лет на посту главы секты его сменил Ли Цинхоу. По окончании двухсот лет правления подразделения Духовного Потока его должно сменить на этом посту подразделение Кровавого Потока. Потом шла очередь подразделения Глубинного Потока, а потом подразделения Потока Пилюль. Никто из патриархов не был против подобного соглашения.

Вскоре работы в секте были завершены. У ворот секты возвышались Кровавый Предок и Лютый Небесный баньян, а от главной горы во все стороны шли четыре горных цепи из восьми гор каждая. На последнем этапе нужно было активировать главную магическую формацию, и всё будет готово. Ликование было оглушительным. Месяц назад три боевых корабля Достигающих Небес были отправлены в нижние пределы и вернулись оттуда с учениками, которые по различным причинам не могли участвовать в войне. Теперь общая численность людей в секте превышала миллион человек. Место было довольно оживлённым.

Чтобы отпраздновать завершение строительства, решили провести грандиозную церемонию. Множество приглашений были разосланы по всем средним пределам в три остальные главные секты и некоторым другим кланам культиваторов с древней историей. Формальные мероприятия длились семь дней. Двор Звёздной Реки, Двор Реки Дао и Двор Реки Противоположностей прислали людей с полагающимися поздравлениями. Никто из приглашённых кланов не проигнорировал событие. Что касается четырёх новых великих сект нижних пределов, то они тоже прислали представителей с поздравлениями и подарками. Во время этих семи дней о секте Противостояния Реке говорили все средние пределы.

Будучи младшим патриархом секты, Бай Сяочунь играл важную и ответственную роль, так как он был предметом всеобщего внимания. Он каждый день показывался на публике, облачённый в церемониальные одежды и демонстрируя железную волю. Он как никогда блистал, очень быстро войдя во вкус. Однако патриархи и Ли Цинхоу не переставали волноваться, что он может показать своё истинное лицо перед всеми гостями. Но никаких признаков катастрофы не наблюдалось. Он остроумно беседовал с людьми и привлекал очень много внимания. Каждый раз, когда он, красуясь, активизировал свою убийственную ауру, все вокруг изумлялись. Патриархи были очень довольны его поведением, а Бай Сяочунь гордился собой. Для него оказалось достаточно просто играть подобную роль.

Через семь дней церемония завершилась, гости разъехались, а в секте всё успокоилось. Теперь самой большой проблемой секты Противостояния Реке являлось то… что у неё не было культиватора на стадии царства дэвов. У остальных трёх великих сект средних пределов было по патриарху царства дэвов, охранявшему секту. Только так можно было по-настоящему считаться великой сектой. Именно это было самой большой слабостью секты Противостояния Реке.

Комментарии