Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

8. Давай не будем сдерживаться!

Как только Бай Сяочунь понял, что Сюй Баоцай идет, он тут же вскочил на ноги.

«Что ж, он пришел раньше, чем ожидалось…» — подумал он, в его глазах промелькнула нерешительность.

Хотя он сделал всё, что мог в течение последнего полугодия или около того, чтобы подготовиться, он по-прежнему не чувствовал, что готов. По его мнению, лучше всего было вступить в прямой конфликт, когда он будет на четвертом уровне Конденсации Ци. Только тогда он будет чувствовать себя в безопасности. Увидев, что Сюй Баоцай пришел с еще семью людьми, Бай Сяочунь понял, что прятаться — это не выход. Сжав зубы, он сказал:

- Хорошо! Я сделаю это! - глубоко вздохнув, он быстро нацепил восемь кожаных пальто и прикрепил к спине сковородку.

Только тогда он, нервничая, открыл дверь и вышел наружу. Первое, что он увидел, это Большого Толстяка Чжана и остальных у входных ворот. С тесаками и поварешками наперевес они загораживали дорогу Сюй Баоцаю и его друзьям.

— А я всё думал, почему вороны так раскаркались этим утром, — взревел Большой Толстяк Чжан, его голос прогремел как гром, а сам он стоял высокий, как гора. — Оказывается, это кучка гаденышей из Департамента Надзора решила заявиться на Кухни!

— Другие могут бояться Кухонь, Большой Толстяк Чжан, но нам в Департаменте Надзора на тебя наплевать. Мы получили жалобу от Младшего брата Сюй, и мы здесь представляем Департамент Надзора. Ты действительно посмеешь препятствовать нам?

Семь мужчин с высокомерным видом окружали Сюй Баоцая. Хотя на них была униформа слуг, на их рукавах был вышит иероглиф «Надзиратель», указывая, что они из Департамента Надзора и обладают статусом и силой, превосходящими простых слуг. Один из них был крепким мужчиной, который был сильным, как тигр, и мощным, как медведь. От него исходило духовное давление третьего уровня Конденсация Ци, и его глаза холодно поблескивали, когда он смотрел на Большого Толстяка Чжана. Очевидно, что его ничуть не смущали Большой Толстяк Чжан и остальные.

— Чушь! — ответил Большой Толстяк Чжан. — Он пытался убить моего Младшего брата. Как ты это объяснишь?!

Потом он холодно рассмеялся, вскинув руку, подбросил большую черную сковороду со своей спины в воздух, выглядя при этом очень грозно. Люди, пришедшие с крепким мужчиной, дрогнули, а сам он широко распахнул глаза. Затем его рука сделала жест заклятия, и вылетел небольшой флаг. Из флага заструился туман, а из тумана послышался рев дикого животного.

В это время Сюй Баоцай увидел, как Бай Сяочунь вышел из своей хижины, и вся его злоба и ненависть тут же вскипела в нем:

— Бай Сяочунь! — взревел он.

Как только слова вырвались изо рта Сюй Баоцая, он взмахнул рукой и отправил свой деревянный меч в полет. На лицах Большого Толстяка Чжана и остальных был шок. Как раз когда они были готовы прыгнуть вперед и преградить путь мечу, крепкий мужчина из Департамента Надзора холодно рассмеялся и встал у них на дороге. Однако именно в этот самый момент Бай Сяочунь с налитыми кровью глазами взревел:

— Сюй Баоцай, это уже слишком! Давай не будем сдерживаться!

Сердце Бай Сяочуня громко стучало. Он никогда в жизни не дрался, тем более не участвовал в магической битве с другим культиватором. Он так нервничал, что весь трясся. Рыча, чтобы подбодрить себя, он высвободил силу третьего уровня Конденсации Ци, полностью используя свою основу культивации. Он перелил всю свою духовную энергию в свой деревянный меч, а потом взмахнул пальцем, чтобы отправить его в полет в сторону Сюй Баоцая.

Пока деревянный меч со свистом прорезал воздух, два узора, спрятанные под цветастой краской, слегка поблескивали. Неожиданно меч увеличился в размерах и начал излучать подавляющий холод, надвигаясь на Сюй Баоцая. Скорость и величие, с которыми он двигался по воздуху, заставила Большого Толстяка Чжана и людей из Департамента Надзора ахнуть, посмотрев на это с изумлением. Как только свирепая аура меча распространилась по округе, все сердца пораженно замерли, и вдруг никто больше не хотел драться, а вместо этого все уставились на меч.

Сюй Баоцай еще даже не приблизился к Бай Сяочуню, но уже был напуган его энергией. Ему было ясно, что этот новый Бай Сяочунь в корне отличался от того, с кем он столкнулся несколько месяцев назад. То, как он сжал зубы и очевидно приложил максимум усилий, поразило Сюй Баоцая. Не в силах поверить в происходящее, он широко распахнул глаза, когда меч Бай Сяочуня полетел в его сторону. Это было похоже на поток белого света, наполненного тем типом энергии, которую он встречал только во время боев между учениками Внешней секты. Он был настолько ошеломлен, что у него онемел затылок.

С грохотом деревянный меч Бай Сяочуня столкнулся с мечом Сюй Баоцая. Деревянный меч Сюй Баоцая задрожал, совершенно не в состоянии вынести силу удара. Начиная с кончика острия, он рассыпался на мелкие кусочки. В мгновение ока он был полностью уничтожен, превратившись в бесчисленное множество мерцающих обломков. Меч же Бай Сяочуня даже не затормозил. Он продолжал лететь в сторону Сюй Баоцая, который к этому моменту был жутко напуган. Используя все свои силы, он отскочил в сторону. Деревянный меч просвистел мимо него, попутно поранив плечо, а затем врезался в ближайшее дерево.

Прогремел взрыв, и верхнюю часть дерева полностью срезало, она упала на землю, подняв облако пыли. Сюй Баоцай жалобно вскрикнул, в то время как вся его рука была в крови. С побледневшим лицом он мгновенно отступил. Ему повезло, что Бай Сяочунь не умел как следует управлять полетом предметов. Иначе этот меч убил бы его.

— Третий уровень Конденсации Ци! Невозможно! Этого не может быть!

Сюй Баоцай смотрел на Бай Сяочуня и, казалось, был так напуган, как если бы увидел привидение. Чтобы высвободить такую силу в деревянном мече, явно требовался третий уровень Конденсации Ци, и он просто не мог себе представить, как Бай Сяочуню удалось так невероятно измениться всего за несколько месяцев. Всё происходило совсем не так, как он себе это представлял, это было просто невозможно принять. Для него это было похоже на оживший кошмар. Не он один пребывал в шоке. Крепкий мужчина из Департамент Надзора и все его друзья громко втянули в себя воздух, раскрыв рты, и посмотрели на Бай Сяочуня с серьезным выражением на лицах.

— Острота, созданная духовной энергией и высвобождение света меча! Это возможно только если освоить культивацию Искусства Контроля Котла Пурпурной Ци стадию Легкость-в-Тяжести! Нет другого способа высвободить подобную божественную способность!

Крепкий мужчина из Департамента Надзора судорожно вдохнул, и в его глазах появился страх в то время, как он смотрел на Бай Сяочуня. Его друзья реагировали так же, не говоря уже о Большом Толстяке Чжане и остальных, которые были полностью ошеломлены. Хотя они чувствовали, что Бай Сяочунь достиг третьего уровня Конденсации Ци, то, что он мог заставлять деревянный меч светиться, а так же увеличиваться в размерах, показывало, что он овладел стадией Легкость-в-Тяжести, а про это они раньше не знали. Даже Бай Сяочунь был немного потрясен тем, что случилось с его деревянным мечом. Он уставился на поваленное дерево, потом на посеревшее лицо Сюй Баоцая, потом вдруг запрокинул голову и рассмеялся.

— Ну что, Сюй Баоцай, оказывается это ты у нас слабак! Отведай моего меча!

Обрадовавшись, что он явно был сильнее Сюй Баоцая, Бай Сяочунь тут же погнался за Сюй Баоцаем, не переставая смеяться. Взгляд Бай Сяочуня заставил Сюй Баоцая задрожать, а то, что он бросился за ним в погоню, раскатисто смеясь, полностью повергло его в ужас. Сюй Баоцай тут же рванул наутек. Однако не успел он сделать нескольких шагов, как Бай Сяочунь догнал его. Когда Бай Сяочунь подбегал, он не мог не думать о том, как Сюй Баоцай неустанно преследовал его, заставив его провести так много мучительных дней, практикуя культивацию. Эти мучения превратились в силу, которую сейчас он использовал, чтобы как следует пнуть Сюй Баоцая.

— Только попробуй попытаться убить меня снова! — закричал он, врезав Сюй Баоцаю кулаком в глаз.

Сюй Баоцай жалобно вскрикнул и упал на землю. Он хотел дать сдачи, но он был только на втором уровне Конденсации Ци и был бессилен что-либо сделать Бай Сяочуню.

— Ты спровоцировал Молодого Мастера, поэтому он покажет тебе, что с ним шутки плохи! (1)

Пылая яростью, Бай Сяочунь продолжал пинать и бить Сюй Баоцая, который выл от боли. Послышался треск, люди из Департамент Надзора так же как и с Кухонь, ошеломленно уставились на это. Они все смотрели, как Сюй Баоцая избивают, а Бай Сяочунь с азартом его бьет, и им становилось жутковато.

Слезы текли по щекам Сюй Баоцая, а его сердце переполняла скорбь. Он по-прежнему не мог поверить, что Бай Сяочунь так кардинально изменился всего за несколько коротких месяцев. Еще более невероятным было то, что он мог использовать божественную способность Легкость-в-Тяжести. Этого невозможно достичь без многих лет работы и значительного уровня навыка. По его мнению, у Бай Сяочуня несомненно был могущественный покровитель, который помогал ему. К тому же, должно быть, он и раньше был намного сильнее, чем показывал другим. Однако из-за своей подлой и бесстыжей натуры он притворялся слабым. Самым возмутительным было то, что Сюй Баоцай полностью на это купился. Придя к этому выводу, Сюй Баоцай так расстроился, что потерял сознание.

Увидев, что Сюй Баоцай отключился, Бай Сяочунь стряхнул пыль со своей одежды и взмахнул рукой, призывая к себе деревянный меч и пряча его в рукав. Потом, приняв образ одинокого героя, он как мог постарался не показывать радостного возбуждения в своих глазах.

Крепкий мужчина из Департамента Надзора глубокомысленно посмотрел на него со смешанными чувствами. В конце концов, он сложил руки и поклонился, выказав уважение (2).

— Младший брат Бай, ты хорошо постарался, чтобы скрыть свою настоящую силу, — сказал он с безучастным лицом. — Ты заслужил наше восхищение, - затем он повернулся и ушел вместе со своими людьми, забрав с собой бесчувственного Сюй Баоцая.

После того, как они ушли, Большой Толстяк Чжан и остальные, широко улыбаясь, собрались вокруг Бай Сяочуня. В конце концов люди из Департамента Надзора были чужаками, а они-то знали, как тяжело Бай Сяочунь работал последние месяцы. Поэтому они были довольны конечным итогом событий.

— Молодец, малыш! Не зря ты так надрывался последние полгода! — Большой Толстяк Чжан потрепал Бай Сяочуня по плечу.

— Это правда. Я так старался, что даже самому страшно!

Бай Сяочунь гордо задрал подбородок на манер дерзкого петуха, показывая всем своим видом, что пусть Большой Толстяк Чжан и остальные только попробуют еще когда-нибудь над ним посмеяться.

----- Примечание -----

1. Главный герой говорит о себе в третьем лице. Такое часто встречается в этой истории.

2. Точно такой же жест, как и приветствие. Ладонь одной руки кладется на кулак другой перед грудью, локти при этом смотрят в стороны.

Комментарии