Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

56. Выжить вместе

Следующий день подходил к концу, а Бай Сяочунь и остальные всё стремились вперёд. Время от времени они пытались использовать нефритовую табличку, пробуя связаться с сектой, но ничего не получалось.

Повезло, что в целебных пилюлях недостатка не было. У каждого из семерых членов клана Лочень, убитых Бай Сяочунем, была бездонная сумка. Хотя у членов секты Духовного Потока в сумках водились вещи получше, в данной ситуации и такие трофеи оказались полезными.

Подпитавшись целебными пилюлями, Ду Линфэй и Хоу Юньфэй были бодры и надеялись на лучшее. Справившись с ранениями, они смогли продолжать путь всю ночь. Бай Сяочунь всё время трясся от страха. От любого ветерка или шороха листвы у него на лбу начинал проступать пот. Он был весь напряжён, а глаза налились кровью. Тело до сих пор ныло после боя, и он часто сжимал зубы от боли. Не то чтобы боль нельзя было вытерпеть. На деле это и близко не стояло с той болью, что он испытал, когда культивировал технику Неумирающей Вечной Жизни. Но сейчас его беспокоил вид собственной крови и ран и страх, что они могут вызвать осложнения, угрожающие жизни. Он морщился от тревоги при одной мысли об этом. Раньше Ду Линфэй обязательно поиздевалась бы над ним из-за этого и стала бы думать о нём хуже, но не теперь. Теперь всё было по-другому, в её взгляде было тепло, а сама она постоянно его успокаивала.

— Не волнуйся. Не бойся, младший брат Бай. Эта рана выглядит плохо, но она не опасна для жизни. Не двигайся, я смажу её лекарственной мазью.

Несмотря на смертельную опасность, которая нависла над ними, один вид вздрагивающего от боли Бай Сяочуня заставлял Ду Линфэй незаметно улыбаться. И в этой улыбке был целый букет разных чувств. Она хорошо знала, насколько Бай Сяочунь боится смерти, и именно поэтому её так тронуло его возвращение на поле боя. Теперь она чувствовала, что в нём скрывается величайшая храбрость. Из этой храбрости был рождён человек со стальной волей, которого она никогда уже не забудет.

Так Ду Линфэй утешала его, а Бай Сяочунь потихоньку становился всё больше и больше довольным собой, пока у него не появилось чувство, что не зря он решился рискнуть своей жизнью. В конце концов, теперь прекрасная Ду Линфэй ни с того ни с сего так хорошо к нему относится. Видя, что происходит, Хоу Юньфэй смотрел на них улыбающимися глазами. Учитывая, что они все вместе спасались от смертельной опасности, естественно, что они сблизились и между ними всеми появились тёплые чувства.

— Младший брат Бай, Младшая сестра Ду, — сказал он серьёзным голосом, — если мы доберёмся до секты живыми, то я никогда не забуду ту доброту, которую вы мне оказали!

— Если доберёмся?.. — тоскливый взгляд промелькнул у Ду Линфэй в глазах, но потом она вздохнула и посмотрела на Бай Сяочуня.

Её сердце сжималось при мысли, что добраться до секты живыми всем троим… почти невозможно. Бай Сяочунь только всё мрачнее молчал.

Шло время. Прошло два дня, они шли почти без остановок. Все попытки воспользоваться нефритовой табличкой были напрасными. Ранения Хоу Юньфэй и Ду Линфэй всё сильнее давали о себе знать, лицо Ду Линфэй уже было пепельно-серым. Постепенно даже соображать становилось всё сложнее и сложнее. Хоу Юньфэй вздохнул, повернулся к Бай Сяочуню и Ду Линфэй и сказал:

— Жалко, что мы не можем просто где-нибудь спрятаться и переждать бурю, нам нужно обязательно сообщить о происходящем в секту. По моим подсчётам, обряд клана Лочень скоро закончится, а когда это произойдёт, патриарх на стадии Возведения Основания придёт по нашу душу. Как бы мы ни старались спрятаться от него, нас без сомнения убьют.

В это время лицо Бай Сяочуня неожиданно дрогнуло. Схватив Ду Линфэй и Хоу Юньфэя, он запрыгнул в ближайшую канаву и присел на корточки. Ду Линфэй и Хоу Юньфэй тут же напряглись и примолкли. Вскоре в воздухе появился луч света, который на самом деле был кровавым туманом. В этом тумане находился член клана Лочень на восьмом уровне Конденсации Ци, который внимательно оглядывался по сторонам. Однако, так как Бай Сяочунь успел утянуть всех в укрытие, их не заметили, и преследователь ушёл прочь. Сердце Бай Сяочуня выпрыгивало из груди, пока он смотрел на исчезающего вдали культиватора. Его глаза налились кровью, и он почти что выскочил, чтобы напасть на этого человека. Однако без уверенности, что его удастся убить, этого делать было нельзя. Иначе появятся остальные преследователи.

— Они нас догнали, — вздохнула Ду Линфэй.

Она посмотрела на Бай Сяочуня в нерешительности, как будто хотела ему что-то сказать. Однако, прежде чем она успела открыть рот, он схватил её за руку и снова побежал. Все трое бежали дальше молча. Казалось, что весь мир обрушился на них своей тяжестью, сокрушая их сердца. Смертная тень нависла над ними, как никогда раньше, и грозила поглотить их.

— У нас ещё есть надежда! — вдруг сказал Хоу Юньфэй. — Хотя патриарх клана Лочень на стадии Возведения Основания и далеко опережает нас в культивации, у его магической формации должны быть пределы. Патриарх моего клана Хоу тоже на стадии Возведения Основания, и однажды мне посчастливилось наблюдать, как он воздвигал охранную магическую формацию. Она может простираться на пять тысяч километров, и для этого нужно заранее подготовить определённые узлы формации.

Глаза Ду Линфэй заблестели и она ответила:

— Старший брат Хоу, ты имеешь в виду, что даже если патриарх клана Лочень воздвиг магическую формацию заранее, и она больше пяти тысяч километров, то не намного?!

— Именно! — провозгласил Хоу Юньфэй. — Поэтому, чем дальше мы от клана Лочень, тем больше шансов, что наша нефритовая табличка связи заработает. Как только мы сообщим в секту, они наверняка пришлют кого-нибудь, чтобы спасти нас!

— Пять тысяч километров, — пробормотал Бай Сяочунь и сжал зубы. — При нашей скорости нам понадобится ещё восемь или девять дней, чтобы добраться до границы…

Пока они продвигались дальше, им приходилось не раз прятаться при приближении кого-нибудь из клана Лочень. Однако каждый раз их спасала непревзойдённая способность Бай Сяочуня чувствовать малейший намёк на опасность. Учитывая, что Бай Сяочунь был постоянно настороже, и ему приходилось тащить вперёд Ду Линфэй и Хоу Юньфэя, Бай Сяочунь начинал всё больше выдыхаться, а его лицо всё больше серело. Ранения Хоу Юньфэя и Ду Линфэй так и продолжали ухудшаться, и они двигались всё медленнее. В конце концов Бай Сяочуню пришлось чуть ли не нести их обоих.

Не прекращая бдительно следить, не показались ли преследователи, Бай Сяочунь протащил своих товарищей ещё три дня без отдыху. После трёх дней бега и пряток от врага, Бай Сяочунь очень устал. Его лицо осунулось. Он привёл товарищей в долину. Однако, как только они ступили туда, он вздрогнул и утянул Ду Линфэй и Хоу Юньфэя в сторону за большой валун.

К сожалению, в этот раз они не успели. Вскоре они услышали, как кто-то летит к ним, со свистом рассекая воздух. Луч белого света показался в воздухе и врезался прямо в камень, за которым они прятались, разбивая его вдребезги. Хоу Юньфэй закашлялся кровью, а у Ду Линфэй кровь засочилась из уголков рта. В воздухе раздалось холодное хмыканье.

— Так вот где вы прятались!

Тут, стоя на кровавом тумане, появился культиватор из клана Лочень. Он был на седьмом уровне Конденсации Ци, а в левой руке держал зеркало. Как только он их увидел, хлопнул по бездонной сумке и вынул нефритовую табличку. Как раз когда он хотел передать что-то через табличку, Хоу Юньфэй закричал:

— Не дайте ему связаться с остальными!

Ду Линфэй с пепельно-серым лицом уже хотела выпустить летающий меч, когда Бай Сяочунь, который до этого медленно пятился, сжал зубы и остановился на месте. С налившимися кровью глазами, он сфокусировал ци и кровь. Земля под его ногами раздробилась, когда он оттолкнулся и взмыл в воздух, превращаясь в луч света.

Культиватор ещё не успел ничего передать, когда Бай Сяочунь помчался на него с огромной скоростью. Лицо культиватора вытянулось, он отступил, по-прежнему не установив связь. Выполнив жест заклятия, он развернул зеркало в левой руке, и луч света выстрелил в Бай Сяочуня. В глазах Бай Сяочуня светились свирепые огоньки, он не стал уворачиваться, а позволил свету попасть прямо в него. Разгон дал ему возможность лететь дальше к изумлённому культиватору, а сам Бай Сяочунь вытянул руку и соединил большой и указательный пальцы. Чёрный свет вырвался наружу и обхватил горло культиватора.

Горло-дробительная Хватка!

Послышался треск, культиватор выпучил глаза. Из его рта полилась кровь, он упал замертво, так и не успев отправить сообщение. Изо рта Бай Сяочуня тоже сочилась кровь. Он поднял сумку врага, потом подошёл к Ду Линфэй. Там, дрожа, он был готов рухнуть на землю, но лишь стиснул зубы и устоял на ногах.

— Пойдём! — сказал он, утаскивая Ду Линфэй и Хоу Юньфэй за собой.

— Оставьте меня! — попросил Хоу Юньфэй. — Вы двое бегите. Без меня вы сможете двигаться немного быстрее.

В его взгляде читалась решимость, когда он смотрел на Бай Сяочуня и Ду Линфэй. Ду Линфэй с выражением посмотрела на Бай Сяочуня и неожиданно высказала то, о чём думала последние несколько дней.

— Младший брат Бай, может, оставишь нас?..

— Молчать! — воскликнул Бай Сяочунь. — Я боюсь смерти, но я рискую жизнью. Ни за что не дам вам выбросить все мои усилия на ветер! Шагайте, вперёд! Вместе!

Не дав им возможности спорить, он потащил их за собой. Хоу Юньфэй и Ду Линфэй больше ничего не сказали, но были очень тронуты этим. Предельно осторожно Бай Сяочунь вёл их дальше, постоянно меняя направления, стараясь избежать встречи с культиваторами из клана Лочень, когда они приближались.

Прошло ещё три дня. Был вечер и в небе время от времени мелькали молнии. Набежали чёрные тучи, и начался дождь, огромные капли шумно падали на землю. Сильно похолодало, и Ду Линфэй, и Хоу Юньфэй дрожали от холода, а их лица ещё больше посерели. Сердце Бай Сяочуня охватило беспокойство. Зная, что его товарищи не смогут выжить в таком холоде, он нашёл пещеру в горах и развёл там огонь. Он замаскировал вход в пещеру так, чтобы нельзя было увидеть огонь, потом сел со скрещёнными ногами напротив Ду Линфэй и Хоу Юньфэя.

Огонь шипел и трещал, давая как раз столько тепла, чтобы можно было согреться. Постепенно немного красок вернулось на лица Ду Линфэй и Хоу Юньфэй, хотя они по-прежнему были бледны. Все трое сидели в пещере молча, смотрели на огонь и переживали. В конце концов Бай Сяочунь рассмеялся и нарушил тишину:

— Через три дня мы пересечём границу в пять тысяч километров. Ха-ха-ха! Погодите, пока мы не попадём обратно в секту. Это точно зачтётся нам за огромную заслугу. Интересно, как нас наградят?

Ду Линфэй ласково посмотрела на него. Хоу Юньфэй тоже хотел засмеяться, но как только он открыл рот, закашлялся кровью, его лицо побледнело, он закачался и чуть не завалился на бок. После нескольких дней непрерывного бегства, у них уже давно кончились целебные пилюли.

Бай Сяочунь поднялся на ноги и хотел было подойти и помочь Хоу Юньфэю, но вдруг насторожился. Он взмахнул рукавом, чтобы защитить друзей от осколков, так как камень на входе в пещеру неожиданно разлетелся на куски.

Комментарии