Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

50. Жуткий дворик

Когда ворота открылись, Ду Линфэй, Фэн Янь и Бай Сяочунь, насторожившись до предела, заглянули внутрь. Бай Сяочунь так забеспокоился, что начал налеплять на себя бумажные талисманы. Человек, что вышел к ним, держал в руках светильник. Он стоял в открытых воротах, окутанный тенью, и разглядывал их.

— И почему же, позвольте узнать, вы трое пришли в клан Лочень этим тёмным вечером?

Мерцающий огонёк светильника лишь слегка освещал юношу, что стоял и спокойно смотрел на них. Он был в длинном зелёном шэньи, и его лицо было очень бледным. Поняв, что к ним вышел живой человек, а не привидение, Фэн Янь и Ду Линфэй с облегчением выдохнули. То жуткое чувство, что всколыхнулось в них совсем недавно, сейчас немного успокоилось. Фэн Янь соединил руки и поздоровался:

— Приветствую тебя, брат даос. Мы все - ученики секты Духовного Потока и пришли, чтобы задать несколько вопросов.

В это время Ду Линфэй заметила, сколько на Бай Сяочуне защитных полей, отчего она сразу нахмурилась. Бай Сяочунь не обратил внимания, как Ду Линфэй на него посмотрела. По какой-то причине появление юноши совсем не уменьшило ощущение опасности.

— А, братья даосы из секты Духовного Потока, — сказал юноша. — Пожалуйста, заходите, и мы всё обсудим…

Дрожащий свет светильника отбрасывал тени на лицо юноши, поэтому его было сложно разглядеть. Он повернулся и зашагал внутрь двора. Ворота отворились пошире, чтобы пропустить троих учеников. Фэн Янь немного поколебался, но потом зашёл внутрь. Ду Линфэй последовала за ним. Бай Сяочунь же сначала немного поозирался, потом сжал зубы и осторожно вошёл во двор. Когда большие ворота захлопнулись за ним, два каменных льва под светильниками снаружи неожиданно повернулись и уставились на ворота горящими кровавым огнём глазами.

Они шли по зелёной дорожке, мощёной известняковым камнем, по обеим сторонам которой в темноте проглядывали растения и декоративные камни. В слабом лунном свете во дворе виднелись одни тени. Единственным источником света был светильник, который раскачивался из стороны в сторону в руках юноши. Вчетвером они шли дальше, окружённые мрачной тишиной. Казалось, что они попали в другой мир, который так отличался от мира за воротами. По правую руку от дорожки росло несколько фруктовых деревьев, на которых виднелись красные плоды. Очень странно, но несмотря на отсутствие ветра во дворе, листья на этих деревьях вдруг зашелестели. Ду Линфэй и Фэн Янь ещё больше насторожились, а Бай Сяочунь, который шёл позади, опасливо заозирался по сторонам. Эти шелестящие деревья вызывали жуткое чувство.

Понемногу в воздухе появился запах свежей крови. Он был слабым, но чётко ощущался. Бай Сяочунь уже хотел что-то сказать, когда неожиданно плоды посыпались с деревьев и покатились в сторону Бай Сяочуня и остальных. У всех плодов были детские лица с широкой улыбкой, которая, казалось, была нарисована на них.

— Ла-ла-ла! Привет-привет!

Вдруг из плодов высунулись ручки и ножки, и они побежали к Бай Сяочуню и остальным. Хлопая в ладошки, они начали кружиться вокруг изумлённой троицы. Одновременно плоды радостно восклицали:

— Тётушка просила быть хорошими и не плакать! Нам можно только смеяться! Спелые плоды — самые лучшие!

Их голоса были очаровательными и милыми, пока они танцевали вокруг и пели детские колыбельные. Теперь, когда они приблизились, то можно было ощутить специфический запах, исходящий от них. Этот запах был таким отвратительно сладким, что от него Бай Сяочуня и остальных чуть не стошнило. Когда плоды приблизились к юноше со светильником, он полностью проигнорировал их и даже наступил на некоторые, раздавив. Но раздавленные плоды снова поднимались на ноги и продолжали танцевать и петь.

— Что это ещё за штуки? — воскликнул Фэн Янь, его глаза мерцали.

Он взмахнул рукавом и порыв ветра сдул несколько плодов в сторону. Приземлившись на землю, они тут же вскочили и снова вернулись в круг, продолжая громко смеяться. У Бай Сяочуня по всему телу побежали мурашки, к этому времени он был полностью окружён защитным полем. Ду Линфэй смотрела, как плоды держат друг друга за руки и поют, и на её лице отражался страх. Превозмогая отвращение, она стиснула зубы, и в её прекрасных глазах показался гнев. Она уже собиралась произвести жест заклятия, когда вдруг ужас отразился на лицах плодов.

— Тётушка идёт! — заголосили они и разбежались по деревьям, на свои прежние места.

Скоро их смех и пение растворились в воздухе, и они снова стали похожи на обычные плоды. Юноша не оглядывался, но тут послышался его голос:

— Это духовные плоды, которые Патриарх нашёл далеко в горах Упавшей Звезды. Вам понравилось их пение, братья даосы? Они любят петь.

Неприглядные выражения появились на лицах Ду Линфэй и Фэн Яня, пока они продолжали следовать за юношей. Бай Сяочунь по-прежнему шёл в хвосте. Вдруг у него всё внутри похолодело, потому что он услышал позади себя ещё чьи-то шаги. Топ, топ, топ… Он не мог сказать, когда это началось, но сейчас по дорожке явно шло пять человек. Неужели кто-то шёл за ними с самого начала, и они просто не услышали его из-за странных плодов?.. Но сейчас, в тишине, когда плоды замолчали, звуки шагов ещё одного человека были очень заметными. Шаги заставили Бай Сяочунь задрожать. Самым страшным было то, что шаги были прямо за его спиной. Вдруг ледяной ветерок подул сзади, будто тот, позади, стоял и дышал ему в спину.

— Эй, вы слышите, что за нами ещё кто-то идёт?!

У Бай Сяочуня волосы встали дыбом, Фэн Янь помрачнел, тоже услышав шаги незнакомца. Зрачки Ду Линфэй сузились, и она тяжело задышала. Все трое неожиданно остановились, шаги за ними тоже смолкли. Сердце Бай Сяочуня громко колотилось. Он сжал зубы и оглянулся, встретившись глазами с девушкой в красном шэньи! Её одежды слегка колыхались, а лицо было мертвенно-серым. Она странно улыбнулась Бай Сяочуню, потом её губы скривились, и она произнесла:

— Этот огонь не подходит, помоги мне.

От неожиданности Бай Сяочунь подпрыгнул и закричал. Девушка в красном тут же превратилась в полоску света и исчезла в мгновение ока. Бай Сяочунь сильно побледнел и заозирался, но сзади ничего, кроме отголосков его собственного крика, не было. Ду Линфэй и Фэн Янь тоже стали оглядываться в страхе. Хотя они в отличие от Бай Сяочуня никого не увидели, их сердца всё равно громко стучали.

Затем неожиданно раздалось женское пение. Песня, наполненная странной и загадочной силой, плыла по окрестностям. Она напоминала колыбельную для того, чтобы успокоить ребёнка. От одного только этого голоса темнота стала ещё более жуткой.

— Моё хорошее дитятко, пора засыпать, ветер заставляет пламя танцевать, пора тебе молчать и больше не кричать…

— Ну хватит уже этих дешёвых трюков! — выпалил Фэн Янь, ему явно было не по себе.

Он тут же выполнил жест заклятия и призвал летающий меч, который закружился в воздухе вокруг него. В ту же минуту юноша со светильником обернулся, чтобы посмотреть на них. В зыбком свете светильника он выглядел очень странно.

— Ну что же вы остановились? Вперёд, идёмте дальше.

Он улыбнулся, но эту улыбку никак нельзя было принять за нормальную. Фэн Янь глубоко вздохнул, в его глазах засветился свирепый огонёк, и он ответил:

— Нет, мы никуда не пойдём. Послушай, мы пришли разузнать о пропаже нашего соученика. Может, здесь появлялся ученик секты Духовного Потока около пяти месяцев назад?

Ду Линфэй уже достала магический предмет, и её глаза сияли, выдавая её сосредоточенность.

— Нет, не думаю, — ответил юноша. Его тихие слова поплыли по воздуху созвучно женской колыбельной.

— Брат даос, — вдруг произнесла Ду Линфэй, — а почему здесь кроме тебя никого нет?

Улыбка юноши растянулась до совершенно неестественной.

— У остальных дела. У вас есть ещё вопросы?

— Нет, мы всё узнали, — ответил Фэн Янь. — Теперь мы уходим.

С этими словами он развернулся и пошёл в обратную сторону по дорожке. Ду Линфэй последовала за ним, а Бай Сяочунь уже давно был далеко впереди по дороге назад. Улыбка юноши стала такой широкой, что рот стал разрываться в уголках, грозя разделить голову на две части!

— Если вы не хотите пойти дальше, то по крайней мере не уходите… не уходите и составьте нам компанию…

Свет в светильнике вдруг окрасился в зелёный, и во дворе стало ещё темнее, чем прежде. Когда юноша произнёс эти слова, он неожиданно поплыл по воздуху к Фэн Яню. Лицо Фэн Яня потемнело, он выполнил жест заклятия и указал на юношу, отправляя в него летающий меч на полной скорости. Юноша позволил мечу пронзить себя, и раздался грохот. Улыбка юноши стала ещё шире, и он метнулся к Фэн Яню. Тяжело дыша, Фэн Янь отскочил, тут же доставая чёрную лекарственную пилюлю, которую он кинул на землю. Пилюля взорвалась. Взрыв отбросил нападавшего юношу кувырком назад, изранив всё его тело. Однако было очевидно, что ему ни капли не больно. По-прежнему улыбаясь, он поднялся в воздух, почти как воздушный змей в ветреную погоду, и снова бросился к Фэн Яню.

В месте взрыва показалось множество сияющих линий, излучающих сильную ауру смерти, они тут же начали срастаться обратно, восстанавливаясь. Как только Фэн Янь увидел их, он воскликнул в тревоге:

— Тут магическая формация! Это формация Теней Ада!

В то же время известняковые камни дорожки под ногами Ду Линфэй завибрировали, и на них вдруг появились глаза. Худые руки, тонкие, как ветки, похожие на руки мертвецов, потянулись из камней. Под кожей этих рук было бессчётное количество существ, похожих на червей, которые извивались и ползали. Эти руки… схватили Ду Линфэй за правую лодыжку. От камней послышались жуткие, вселяющие ужас голоса:

— Нам больно, когда на нас наступают… Пойдём. Пойдём с нами…

Лицо Ду Линфэй посерело. Она быстро произвела жест заклятия, и из её бездонной сумки вылетел флаг. Он тотчас превратился в двух зверей из тумана, которые заклубились вокруг неё, защищая. Одновременно показался летающий меч, его свет отрéзал руки, удерживающие её ногу, и она тут же отлетела назад. В ушах же Бай Сяочуня неожиданно всё громче начало раздаваться женское пение.

— Пора тебе молчать и больше не кричать…

Комментарии