Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

46. Задание Зала Правосудия

Медальон приказа был совершенно чёрным с надписью «Правосудие» посередине, от которой исходила мрачная и жёсткая аура. Пока Бай Сяочунь поражённо смотрел на медальон, в лаборатории раздался холодный голос:

— Ученик Внешней секты, Бай Сяочунь. В результате расследования, проведённого Залом Правосудия, выяснилось, что за более чем два года своего пребывания во Внешней секте, вы выполнили только одно задание по выращиванию духовного растения. Из-за нарушения правил секты, вы должны принять участие в задании за пределами секты, приступить нужно через три дня!

По интонациям голоса можно было сказать, что если Бай Сяочунь откажется повиноваться, то его ждёт самое суровое наказание.

«Зал Правосудия!» — Бай Сяочунь сразу же сильно распереживался.

В это время медальон приказа превратился в чёрное сияние и растаял в воздухе. Настала жуткая тишина. На лице Бай Сяочуня сменялось множество эмоций, он вытащил свой удостоверяющий медальон. Конечно же туда добавилось обязательное задание.

Он совершенно забыл, что по правилам каждый ученик должен раз в год выполнить хотя бы одно задание. Однако то, что ему неожиданно прислали медальон приказа из Зала Правосудия, казалось Бай Сяочуню очень странным. Немного поразмыслив, он покинул Павильон Изготовления Лекарств и отправился на вершину горы.

«Что-то здесь не так. Что-то мне не по себе… Ну, я в секте уже несколько лет и ещё ни разу не навещал Главу Горы по своей воле. Сейчас самое время сходить, выразить почтение, и, возможно, разведать что к чему».

Всю дорогу Бай Сяочунь был погружён в серьёзные размышления. В конце концов он нашёл помощника Ли Цинхоу и узнал, что Ли Цинхоу нет в секте уже несколько месяцев. Бай Сяочунь очень расстроился и разволновался. Он не стал возвращаться в Павильон Изготовления Лекарств, а пошёл к Сюй Баоцаю. В конце концов Сюй Баоцай всегда был в курсе всего происходящего в секте, может быть он знает, в чём дело.

Сюй Баоцай тоже был учеником Внешней секты, но их с Бай Сяочунем дома находились в разных частях горы. Вечерело, и на улице почти никого не было. Скоро Бай Сяочунь подошёл к дому со двором Сюй Баоцая. Этот участок не был на отшибе, как у Бай Сяочуня, рядом с ним располагалось ещё семь или восемь других домов со дворами. Сейчас, когда стемнело, в нескольких дворах был хорошо виден огонь костров.

Бай Сяочунь пригнулся, чтобы не привлекать внимания. Вместо того, чтобы стучаться в ворота, он перелетел через стену, после чего заметил, как Сюй Баоцай что-то пишет в своей маленькой книжечке, склонившись над ней.

— Сюй Баоцай, — прошептал он.

Сюй Баоцай вздрогнул от неожиданности, а когда увидел, кто пришёл, сказал:

— Старший брат Бай.

Немного сбитый с толку, он поднялся на ноги и пригласил Бай Сяочуня к себе в дом.

— Старший брат Бай, разве ты не в уединённой медитации в Павильоне Изготовления Лекарств? — любопытно спросил он. — Что ты тут делаешь?

— Сюй Баоцай, что ты знаешь про Зал Правосудия? — тут же спросил Бай Сяочунь.

Видя, насколько Бай Сяочунь мрачен, Сюй Баоцай сразу понял, что что-то случилось. Он тут же ответил:

— Зал Правосудия? Ну, есть южный Зал и северный, которые занимаются двумя разными частями секты. Они следят за порядком среди учеников Внешней секты и среди слуг, но обычно ни во что не вмешиваются, пока не случится серьёзное нарушение правил. В случае нарушения у них много полномочий. Они могут наказать нарушителя большим количеством способов. У них даже есть право казнить предателей. Одним словом Зал Правосудия похож на меч, висящий над головой учеников Внешней секты, чтобы они не посмели нарушить правила секты. Если кто-то осмелится, и это заметит Зал Правосудия, то такой человек быстро и жестоко поплатится за свои действия… Конечно, несмотря на то, что у Зала Правосудия много власти, она ограничена. Пока ты не нарушил правила, о нём можно не беспокоиться.

Как обычно Сюй Баоцай расписал в подробностях всё, что знал. Он даже рассказал Бай Сяочуню о незавидной судьбе тех учеников, которые получили наказания от Зала Правосудия:

— Пятьсот лет назад в Секте Духовного Потока появился предатель. Зал Правосудия выслеживал его несколько дней, прежде чем убить и уничтожить его душу! Триста лет назад ученик Внешней секты серьёзно нарушил правила секты. Хотя Зал Правосудия дал ему возможность раскаяться, он проигнорировал её. В конце концов Зал Правосудия доложил про это дело в секту, а ученика наказали в Пропасти Чёрных Ветров, где по сей день его постоянно истязают жестокие ветра. Сто лет назад Общество Горы Чжоу спланировало вооружённое восстание. Несмотря на предупреждения Зала Правосудия, они отказались повиноваться. Когда они выступили, Зал Правосудия казнил всех культиваторов Общества Горы Чжоу, пощадив только смертных.

Пока Бай Сяочунь слушал это, его лицо всё больше мрачнело, а сердце всё сильнее стучало.

— То есть получается, что Зал Правосудия обычно сначала делает предупреждение и прибегает к серьёзным мерам только, если к нему не прислушиваются?

— Да, именно так. Это одно из ограничений, наложенных на их возможности. Иначе у них бы было слишком много власти.

Тут Сюй Баоцай догадался, что на Бай Сяочуня обратил внимание Зал Правосудия. Однако дела, касающиеся Зала Правосудия, были очень щекотливыми, и у Сюй Баоцая хватало ума не пытаться выяснять подробности. И хотя он рассказал Бай Сяочуню всё, что знал, он не посмел сделать что-то ещё, чтобы не ввязываться в это дело.

В конце, когда Бай Сяочунь уже собирался уходить, Сюй Баоцай вспомнил про навыки Бай Сяочуня с растениями и растительной жизнью и неожиданно спросил тихим голосом:

— Старший брат Бай, может быть ты знаешь ученика Внутренней секты с Вершины Зелёного Пика по имени… Цянь Дацзинь? Он старший двоюродный брат Чень Фэя, а ещё он член Зала Правосудия.

Через время горения палочки благовоний Бай Сяочунь ушёл. Он шёл по дорожке, смотрел на луну и думал обо всём сказанном Сюй Баоцаем, его слова только подтверждали подозрения Бай Сяочуня. В конце он вздохнул.

«Я же не оскорблял никого в секте! — подумал он, сжимая челюсти. — Кроме Чень Фэя на меня обижены только поклонники Чжоу Синьци… Цянь Дацзинь. Цянь Дацзинь!»

Вернувшись в Павильон Изготовления Лекарств, он сел со скрещёнными ногами в лаборатории и посмотрел на алхимическую печь. Потом он скривил лицо.

«То, что я не выполнил задание для секты в нужный срок, ясное дело, просто предлог. Что-то в этом роде никогда бы не заметили, если бы кто-то не искал специально, и даже тогда — это же пустяк. Не может быть, чтобы я был единственным человеком в секте с подобным нарушением. Так как Цянь Дацзинь — член Зала Правосудия, он пользуется своим положением в личных целях, чтобы отомстить мне».

В ходе дальнейших раздумий, глаза Бай Сяочуня стали наливаться кровью.

«Если я пойду выполнять это задание, он наверняка подстроит всё так, чтобы со мной что-нибудь случилось. Иначе зачем все эти подготовительные хлопоты? Однако ему всё равно придётся действовать очень осторожно, чтобы в секте никто про это не узнал. Значит, у меня есть возможность сделать ход первым. Если я проигнорирую приказ о задании, тогда я попаду прямо к нему в руки. Он сможет воспользоваться ситуацией и своим положением в Зале Правосудия, чтобы наказать меня!»

Как бы Бай Сяочунь не думал над этим, идеального решения не существовало. Наконец он вынул свой удостоверяющий медальон и изучил задание. Он почти сразу понял, что в задании упоминается знакомое имя.

«Хоу Юньфэй?» Бай Сяочунь распахнул глаза, вспоминая, как он только стал учеником Внешней секты, и какую подробную экскурсию устроил ему Хоу Юньфэй. Он закрыл глаза и снова задумался. Задание не казалось слишком сложным.

Несколько лет назад Хоу Юньфэй получил задание за пределами секты, он сообщал новости каждый месяц. Это было обычным делом для тех, кто выполнял длительные задания вдали от секты. Однако два месяца назад он перестал выходить на связь, и о нём не было ничего известно. Поэтому было создано новое задание. Три ученика Внешней секты отправлялись выяснить, в чём дело, без каких-либо указаний, что делать, когда что-то прояснится.

Поисковые задания были обычным делом в секте. Всё, что нужно было сделать ученикам — это немножко поискать зацепки, собрать их и сообщить в секту, чтобы кто-нибудь мог разобраться с тем, что выяснилось. К тому же исчезновение ученика Внешней секты не было для секты таким уж важным делом. Конечно, это всё же был ученик секты, и что-то нужно было предпринять рано или поздно. Поэтому и возникали подобные задания. Бай Сяочунь ещё немного об этом подумал, всё взвесил и стиснул зубы.

«Прекрасно. Я выполню приказ».

Тяжело дыша, с красными глазами, он тут же принялся за изготовление лекарств. Если он собирался пойти на задание, ему просто необходим качественный прорыв с Неумирающей Железной Кожей.

Через два дня тело Бай Сяочуня дрожало, а кожа вибрировала. Неожиданно волна черноты распространилась по нему и сразу пропала. Но если приглядеться, были едва заметные полоски красного света, сияющего у его кожи.

«Чёрное — это железо, а красное — бронза!»

Когда он нажимал на свою кожу, то был слышен металлический отзвук. Потом он вскочил на ноги и убедился, что стал гораздо быстрее, чем прежде. После ещё нескольких проверок, он подпрыгнул в воздух и соединил большой и указательный пальцы вместе. Теперь слышался не треск, а приглушённое громыхание. Оно было не слишком громким, но Бай Сяочунь мог определить, что эффект от этого движения стал в два раза мощнее, чем раньше.

«Прорыв с Неумирающей Железной Кожей!» — восхищённо подумал он. Теперь он был больше уверен в своих силах, думая про задание.

«Очень жаль, что я умею изготавливать только лекарства первого ранга, пригодные для пятого уровня Конденсации Ци и ниже».

Бай Сяочунь стоял в лаборатории, чувствуя лёгкое разочарование. Однако у него совсем не было времени, он не мог изготовить лекарство второго ранга, пригодное для восьмого уровня Конденсации Ци и ниже. Из-за этого у него не было особых успехов с основой культивации, которая оставалась на полном круге шестого уровня Конденсации Ци.

«Завтра на рассвете я покидаю секту…» — подумал он с тревогой.

Это был первый раз, когда ему приходилось по-настоящему выходить за пределы секты с момента его появления в ней, и он совсем не чувствовал себя в безопасности. Он даже достал щит, который отобрал у Чень Фэя и трижды духовно улучшил его. Но и это не заставило его почувствовать себя в безопасности. Затем он духовно улучшил кожаные доспехи, что он надевал на соревнования.

Ещё подумав, он среди ночи отправился на поиски Большого Толстяка Чжана, чтобы одолжить его большую чёрную сковороду, в которой, по идее, была магическая формация Земляного Огня. Даже теперь ему не стало спокойнее. Но больше ничего нельзя было поделать. Сильная тревога не покидала его, когда он вернулся не в Павильон Изготовления Лекарств, а к себе во двор, где принялся ждать рассвета.

«Ну погоди, Цянь Дацзинь, дай мне только достигнуть Возведения Основания. Тогда-то я тебе покажу что к чему!»

Бай Сяочунь был встревожен, как никогда, его глаза полностью налились кровью. Он боялся смерти, и, прожив в секте какое-то время, уже знал, как устроен мир культиваторов. Всю ночь его воображение рисовало ему картины одну ужаснее другой, пока, наконец… не взошло солнце.

Комментарии