Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

44. Солнце встаёт

Закончив изучать последнее растение и полностью разрешив все возникшие в его голове вопросы, Бай Сяочунь продолжал полностью игнорировать шумиху вокруг. Ещё при изучении нефритовой таблички он полностью погрузился в Дао растений и растительной жизни, войдя в своего рода транс. Разве что гром и молния могли нарушить его сосредоточенность, он даже мельком не взглянул на то, что получилось у остальных участников экзамена. Конечно, такое поведение не могло не привлечь внимание некоторых зрителей, включая Сюй Баоцая. С любопытством они наблюдали за Бай Сяочунем, стараясь понять, зачем ему потребовалось столько времени на изучение лекарственной формулы и растений.

— Этот Бай Сяочунь просто тормоз. Все уже закончили, а он только начинает. Разве экзамен не должен уже закончиться?

— Хм. Знаешь, думаю, я никогда не слышал, чтобы у экзамена на подмастерье аптекаря было ограничение по времени…

Не ясно было, кто сказал последнюю фразу, но когда люди её услышали, они растерянно повернулись к Старейшине Сюю. Старейшина Сюй немного помедлил, но экзамен на подмастерье аптекаря и в самом деле не имел ограничения по времени. Поэтому он продолжил стоять на своём месте и стал наблюдать, как Бай Сяочунь изготавливает лекарства.

Хань Цзянье ни капли не беспокоился, он холодно посмеивался, в его глазах светилось презрение. Сначала он беспокоился, что Бай Сяочунь окажется серьёзным противником, но, понаблюдав за его действиями, он успокоился и решил, что Бай Сяочунь ни за что не сможет его превзойти. Ду Линфэй хмурилась, Бай Сяочунь раздражал её при любых обстоятельствах.

Движения Бай Сяочуня были молниеносными, а его глаза ослепительно сияли. Для него весь мир сузился до алхимической печи. Различные лекарственные растения быстро видоизменялись, становясь в его руках пастой или порошком, или приобретая другую нужную форму. Сложив все ингредиенты в алхимическую печь, он выполнил жест заклятия правой рукой и указал на печь, заставляя Земляной Огонь под ней ярко вспыхнуть.

Пролетело два часа, и сильный лекарственный аромат заструился из алхимической печи. Бай Сяочунь взмахнул рукой и десятисантиметровая палочка Благовония Чернильного Духа вылетела оттуда. Когда она опустилась в его руку, он внимательно её рассмотрел и нахмурился. Зрители сразу стали очень серьёзными, а в глазах Старейшины Сюя что-то промелькнуло. Все ждали, что Бай Сяочунь примется за вторую партию, но он вместо этого просто… рассматривал благовоние.

— Что он делает?

— У него же получилось! Почему он не приступает ко второй партии?

Все изумлённо наблюдали на ним. Сам же Бай Сяочунь внимательно изучал Благовония Чернильного Духа и был совершенно им недоволен. Хотя ему и удалось изготовить палочку благовония, по его расчётам она должна была получиться длиной почти двадцать сантиметров.

— Что же пошло не так? — думал он.

Затем он тщательно обдумывал этот вопрос на протяжении… шести часов. Как раз когда у зрителей уже совсем заканчивалось терпение, Бай Сяочунь сверкнул глазами и вынул второй набор ингредиентов, приступая к изготовлению благовония. Все, затаив дыхание, смотрели за его работой.

И вот снова прошло два часа. В этот раз лекарственный аромат был ещё сильнее, а из печи вылетела палочка Благовония Чернильного Духа длиной тринадцать сантиметров. Лицо Ду Линфэй помрачнело, а на лицах Чень Цзыана и Чжао Идо было крайнее удивление. В глазах Хань Цзянье что-то промелькнуло, но он по-прежнему выглядел спокойным, не подавая вида, что тревога уже зашевелилась внутри. Его беспокойство было вызвано вовсе не тем, что у Бай Сяочуня уже два раза всё получилось, а тем, что у него может и дальше всё получаться.

Под изумлёнными взглядами зрителей, Бай Сяочунь взмахнул рукавом, вынимая третий набор лекарственных ингредиентов. Он приступал к третьей партии, все ученики Внешней секты пристально наблюдали. Два часа прошло в молчании. Алхимическая печь содрогнулась, ещё более сильный лекарственный аромат наполнил воздух, и из печи показалась палочка Благовония Чернильного Духа длиной пятнадцать сантиметров!

— У него получилось три раза подряд! Как… такое может быть?

— Как Бай Сяочуню это удаётся? Может быть, он уже изготавливал Благовония Чернильного Духа ранее?

Успех три раза подряд заставил зрителей то тут, то там восклицать от изумления, они не могли поверить своим глазам. Ду Линфэй рвано дышала и злобно глядела на Бай Сяочуня, она была поражена до глубины души. Чень Цзыан и Чжао Идо глотали ртом воздух в оцепенении.

«Три раза подряд… — подумал Хань Цзянье, сжимая кулаки. Его глаза до предела налились кровью. — Должно быть, он уже знаком с Благовонием Чернильного Духа. Ну, на этот раз ему повезло, но вот со следующей партией всё сложится совсем иначе!»

Все думали, что сейчас Бай Сяочунь приступит к четвёртой партии, а он рассматривал пятнадцатисантиметровую палочку Благовония Чернильного Духа и хмурился, задумчиво потирая подбородок.

Потом все ждали ещё… десять часов. Если бы такое случилось после первой партии, то все бы ушли. Но после того, как все видели, как у Бай Сяочуня получилось изготовить благовоние три раза подряд, зрители понимали, что четвёртый успех поставит его на один уровень с Хань Цзянье. Всем жутко хотелось увидеть это.

— Бай Сяочунь тратит так много времени! Это же просто духовное лекарство первого ранга! Почему же он так долго думает над ним?!

Конечно, самыми заинтересованными в результате были Ду Линфэй и Хань Цзянье, они уставились на Бай Сяочуня и совершенно не желали уходить.

В это время глаза Бай Сяочуня ярко сверкнули. Его брови взлетели вверх, когда он взмахнул обоими руками и поднял в воздух растения для четвёртой партии. Все заворожённо наблюдали за происходящим. Через два часа раздалось громыхание, но совсем не такое, как при неудаче. Вместо этого сильнейшая волна лекарственного аромата распространилась от печи, мгновенно наполнив площадь. К всеобщему удивлению из печи показалась восемнадцатисантиметровая палочка Благовония Чернильного Духа.

Четвёртая партия удалась!

Все просто обезумели.

— Четыре раза подряд!

— Я просто не могу поверить, что такое могло случиться… Сколько же раз в итоге Бай Сяочуню удастся добиться успеха?

— Два раза — и экзамен сдан, четыре раза — и ты Избранный! Если я правильно помню, то когда экзамен сдавала Старшая сестра Чжоу Синьци, у неё было семь удачных попыток!

Пока народ шумел, лицо Ду Линфэй сильно помрачнело. Хотя она давно знала, что Бай Сяочунь гораздо лучше неё разбирается в растениях и растительной жизни, для неё было ударом увидеть сейчас, какой большой разрыв между ними в мастерстве изготовления лекарств. Хань Цзянье же скрипел зубами и стискивал кулаки. Он весь дрожал, не в силах поверить своим глазам. Однако было бесполезно отрицать то, что происходило прямо перед ним.

«Четыре удачные попытки! Наверняка больше ему это не удастся. Остальные попытки должны провалиться».

Толпа зрителей гудела, обсуждая, сколько же всего успешных попыток будет у Бай Сяочуня в итоге. Но вот, они поняли, что Бай Сяочунь уставился на Благовония Чернильного Духа.

— Что же он делает? Опять изучает?!

Хотя ожидание их немного расстраивало, никто из зрителей не собирался уходить. Вместо этого все сидели, ждали и наблюдали, желая узнать, чем же завершится очередное изучение благовония Бай Сяочунем. Прошло шестнадцать часов прежде, чем Бай Сяочунь наконец глубоко вздохнул. Его глаза полностью налились кровью. Хотя никто этого не понял, но его четвёртая партия была очень близка к провалу.

«Изготавливать это Благовоние Чернильного Духа намного, намного сложнее, чем всё, что я готовил в прошлом».

Бай Сяочунь был осторожным и скрупулёзным. После того, как он обдумал все свои предыдущие попытки и понял в чём была проблема, убедившись, что может её предотвратить, он принялся за пятую партию. Он полностью отрешился от разговоров окружающих. Когда он изготавливал лекарства, то его сосредоточенность превосходила воображение. Ему было совершенно не важно, кто бы что не говорил, он принимался за дело, только когда был абсолютно уверен в успехе.

Все зрители жутко устали от долгого сидения и ожидания, им было тяжело оставаться внимательными, но сейчас они все вытягивали шеи, чтобы получше рассмотреть происходящее. Прошло не так много времени, как послышался грохот и повеяло лекарственным ароматом, этот запах поразил сердца всех присутствующих.

Пятая партия удалась!

Хань Цзянье сидел ошеломлённый и жутко расстроенный. Потом он просто тихо вздохнул.

Это был момент, которого все ждали. Бай Сяочунь взмахнул рукавом и приступил к шестой партии. Скоро опять загромыхало и распространился лекарственный аромат. И шестая партия удалась!

Глаза Бай Сяочуня заблестели. Ни минуты не медля, он достал ещё лекарственных растений и принялся за седьмую партию. Одновременно с началом седьмой партии в воздухе появился резкий запах. Он был очень слабым, только Бай Сяочунь почуял его, но это заставило его сердце сильно забиться. Он выполнил жест заклятия правой рукой, указывая на Земляной Огонь и уменьшая температуру. Продвигаясь очень осторожно, ему удалось добиться успеха и с седьмой партией!

Однако эта палочка была только восемь сантиметров в длину и содержала много примесей, так что еле дотягивала до лекарства низкого уровня, гранича с ядом. Но с точки зрения зрителей, это по-прежнему считалось успехом. Теперь все были полностью поглощены происходящим. Все взволнованно тяжело дышали, особенно Сюй Баоцай, который с трудом верил своим глазам.

— Семь успешных попыток… Небеса! Бай Сяочуню удалось успешно проделать это семь раз!

— Он наравне со Старшей сестрой Чжоу Синьци! Я слышал, что единственным человеком, которому удалось добиться успеха восемь раз, был Ван Циншань. Он был учеником Внешней секты уже давно, а сейчас он — Старший брат, который занимает наивысшее положение в иерархии учеников, являясь Учеником-Преемником.

— Никто никогда не слышал, чтобы кому-нибудь удавалось добиться успеха девять раз. Никто не делал такого!

Пока зрители шумели, Бай Сяочунь тихонько сидел и наблюдал за алхимической печью. Его глаза налились кровью, и сейчас он совсем позабыл, что сдаёт экзамен. Он был погружён в мысли об изготовлении лекарств и со всех сторон анализировал последнюю, близкую к провалу, попытку. Потом он достал ингредиенты и снова начал рассматривать их, пытаясь определить причину близкого провала.

«Это духовное растение называется Чернильным фруктом, и содержание чернил в каждом плоде немного разнится…»

Он держал Чернильный фрукт в руках и продолжал рассматривать его и обдумывать его свойства. Время шло и на лицах зрителей возникало всё больше кривых улыбок, когда они понимали, что происходило. Хотя все они были взволнованы, Бай Сяочунь настолько медленно и вдумчиво занимался изготовлением лекарств, что это могло довести кого угодно до белого каления. Однако никто не хотел уходить. Ученики Внешней секты сидели со скрещёнными ногами, некоторые медитировали, пока ждали Бай Сяочуня. Другие настолько утомились, что спали, прислонившись к валунам.

На лице у Старейшины Сюя было странное выражение. Сухо покашливая, он тоже сидел со скрещёнными ногами и ждал. Конечно Ду Линфэй и Хань Цзянье тоже никуда не собирались. Хотя из-за Бай Сяочуня не только их тело, но и разум были утомлены, у них не было выбора, кроме как тихо сидеть в стороне. Тишину нарушал только редкий храп некоторых учеников. Однако, люди продолжали наблюдать за Бай Сяочунем. Сюй Баоцай был одним из наблюдающих. Прошли часы, во время которых некоторые просыпались и заставали Бай Сяочуня сидящим и погружённым в созерцание. Они могли только вздыхать.

— Невероятно, но он до сих пор изучает…

— Солнце встаёт…

В конце концов через более чем двадцать часов Бай Сяочунь неожиданно оторвал свой взгляд от растения, его глаза были полностью налиты кровью.

Комментарии