Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

43. Почему так медленно?

— Только не говори, что он и есть черепашка?! — шумела вовсю толпа.

Больше всех был ошеломлён Сюй Баоцай, который уставился на Бай Сяочуня так, что, казалось, его глаза сейчас вылезут из орбит. Совсем недавно он презирал Бай Сяочуня за то, что он без должного уважения относился к способности освоить три тома духовных существ, но теперь было ясно, что он вполне мог позволить себе такое отношение…

«Он полностью освоил растения и растительную жизнь, а также духовных существ… Ясное дело, что он просто смеялся надо мной! Но это просто невероятно. Он же в секте всего несколько лет! А может быть… он и правда черепашка?»

Ахнув, Сюй Баоцай вытащил книжечку и стал быстро записывать туда произошедшее. Внутренне он радовался, что решил помириться с Бай Сяочунем ранее, а также, что сдержался и не посмеялся над ним в разговоре.

Пока все галдели от удивления, Бай Сяочунь вышел из прохода, вздыхая. На самом деле, если бы только существовал способ скрыть его достижения с каменными стелами, то он сделал бы это. Ведь среди поклонников Чжоу Синьци были ученики Внутренней секты. К сожалению, с этим ничего нельзя было поделать. Он не мог отказаться от звания подмастерья аптекаря. Несмотря на то, что ему пришлось раскрыть правду, когда он увидел восхищение толпы и услышал, как люди произносят его имя, то расчувствовался.

«Какие замечательные соученики. Ах, если бы только все вели себя так же».

Вздохнув с чувством, под всеобщими взглядами он выбрал алхимическую печь и сел рядом с ней. Старейшина Сюй задумчиво посмотрел на Бай Сяочуня. На его лице проскользнула и быстро исчезла улыбка. Вернув себе прежний строгий вид, он спокойно сказал:

— В сумке перед вами лежат десять наборов лекарственных трав, которые можно использовать для приготовления десяти порций духовного лекарства первого ранга, Благовония Чернильного Духа. Вас будут оценивать по количеству успешных попыток, чтобы сдать экзамен нужно как минимум дважды добиться успеха. Тот, кому удастся сделать это наибольшее количество раз… получит награду в пять тысяч баллов заслуг! Можете начинать прямо сейчас.

Зрители тут же стали возбуждённо переговариваться, услышав объяснения Старейшины Сюя.

— В этот раз на экзамене нужно сделать Благовония Чернильного Духа!

— Благовония Чернильного Духа не самое сложное лекарство первого ранга, но и простым его не назовёшь… Это не то, что Благовония Духовной Конденсации или другие подобные лекарства, многие начинающие аптекари уже умеют их делать.

— Хм! А экзамен для проверки навыков изготовления лекарств становится всё более продуманным и сложным. Вы понимаете, к чему это ведёт? Раньше нужно было знать только четыре тома, сейчас уже пять. Даже уровень сложности приготавливаемого лекарства повысился. Скорее всего дальше экзамен будет только всё сильнее усложняться.

Пока все это обсуждали, экзаменующиеся с очень серьёзными лицами сидели рядом со своими алхимическими печами. Хотя некоторые из них горько улыбнулись, услышав, что нужно будет приготовить Благовония Чернильного Духа. Они не позволили себе отвлекаться на посторонние мысли, а вместо этого раскрыли сумки и начали изучение содержимого.

Сюй Баоцай раньше упоминал о награде в пять тысяч баллов заслуг. Теперь, когда Бай Сяочунь услышал подтверждение от Старейшины Сюя, его сердце забилось чаще. У него уже кончались баллы заслуг, а они так нужны для покупки лекарственных формул и растений.

«Если я получу эти пять тысяч баллов заслуг, я смогу сэкономить время и силы».

С этими мыслями Бай Сяочунь открыл сумку, где нашёл десять наборов лекарственных растений, а также нефритовую табличку с формулой Благовония Чернильного Духа. Он не бросился сразу же изготавливать лекарство, а вместо этого успокоил ци и разум, потом принялся за изучение формулы. Он не спешил, а действовал так, как привык, когда самостоятельно занимался изготовлением лекарств. Любой незначительный вопрос, который у него возникал в процессе изучения формулы, он тщательно анализировал, пока не начинал себя чувствовать абсолютно уверенно.

Простое предварительное изучение заняло у него два часа. К этому времени Ду Линфэй и остальные уже закончили рассматривать растения и приступили к самому процессу изготовления лекарства. Большинство из них уже даже наполовину закончило приготовление первой партии. Скоро уже все, кроме Бай Сяочуня, были заняты процессом изготовления. Только Бай Сяочунь всё ещё сидел и задумчиво разглядывал нефритовую табличку. Это весьма удивило Сюй Баоцая.

Теперь первая партия лекарства была почти готова. Из всех алхимических печей, кроме печи Бай Сяочуня, послышались грохочущие звуки. У большинства из испытуемых вытянулись лица, когда они увидели, как чёрный дым повалил из их печей, это означало, что первая партия не удалась. Хань Цзянье напротив запрокинул голову и громко рассмеялся. Его алхимическая печь задрожала и лекарственный аромат начал распространяться от неё. К всеобщему удивлению из печи показалась восьмисантиметровая палочка Благовония Чернильного Духа. Окружающие ученики Внешней секты вытянули шеи, чтобы её разглядеть.

— У него получилась первая партия!

— У этого Хань Цзянье безусловный талант в изготовлении лекарств!

Хань Цзянье взволнованно оглядел остальных испытуемых. Его взгляд на мгновение остановился на Бай Сяочуне, а когда он понял, что тот до сих пор изучает лекарственную формулу, то в его глазах появилось презрение. Наконец он вытащил второй набор трав и приступил ко второй партии. Ду Линфэй и остальные с очень неприглядным выражением на лицах сжали зубы и тоже начали работу над второй партией.

Шло время. К концу четвёртого часа экзамена большинство закончило со второй партией. Послышался приглушённый грохот и… из всех печей повалил чёрный дым.

Только сейчас Бай Сяочунь отложил нефритовую табличку. В его памяти хорошо запечатлелась лекарственная формула Благовония Чернильного Духа. Когда все решили, что сейчас и он приступит к основному действу, то с изумлением увидели, как он вынул одно из лекарственных растений и начал пристально его изучать.

— Что делает Бай Сяочунь? Он и так уже потратил четыре часа на изучение лекарственной формулы! Зачем же ещё изучать и растения?

— Я знаю, это экзамен, но насколько же медленно можно всё делать?..

Сюй Баоцай неверяще смотрел большими глазами, как все остальные приступили к третьей партии. Озадаченные зрители наблюдали дальше, настал шестой час экзамена. И вот восемнадцать испытуемых постоянно постигали неудачи.

Потом прошло восемь часов, десять часов. В конце концов у четырёх людей получилось изготовить Благовоние Чернильного Духа, включая Ду Линфэй, Чень Цзыана и Чжао Идо. Ауры благовоний распространялись во все стороны. Хань Цзянье гордо посмеивался, когда у него у первого получилось приготовить вторую палочку благовония. Он оглядывал всех гордым взглядом, а его презрение к Бай Сяочуню только росло.

К этому времени Бай Сяочунь изучал четвёртое лекарственное растение. Иногда он даже слегка разрывал растение, рассматривая внутренности, чем изумлял зрителей. Даже Старейшина Сюй обратил на это внимание.

Время летело. Скоро прошло двенадцать часов. С шестой попыткой не справился никто, кроме Хань Цзянье. Это вызвало небольшой шум со стороны зрителей, и даже Старейшина Сюй слегка кивнул.

— Этот Хань Цзянье уже смастерил три палочки благовония! Ни у кого больше нет больше, чем по одной.

— Раньше, если на экзамене удавалось добиться успеха дважды, то экзамен засчитывали, а если четыре раза, то такой человек считался Избранным. Хань Цзянье осталось изготовить только ещё одну палочку, и он станет Избранным!

Пока все это обсуждали, в глазах Хань Цзянье промелькнула самоуверенность, и он пробормотал:

— Я точно приготовлю четвёртую палочку Благовония Чернильного Духа. Я стану Избранным и лучшим подмастерьем аптекаря на экзамене!

Величественно взмахнув рукавом, он занялся седьмой партией. Лицо Ду Линфэй стало пепельным, когда она стиснула зубы и начала работу над своей седьмой партией. На четырнадцатом часу глаза Ду Линфэй обрадовано засверкали, когда лекарственный аромат начал распространяться из её алхимической печи. У всех остальных печи выпустили чёрный дым, и только её седьмая попытка оказалась удачной.

«Я справилась с минимальными требованиями, но просто получения звания недостаточно!»

Ду Линфэй взяла себя в руки, глубоко вздохнув. Она и Хань Цзянье, чьё лицо было серым, приступили к следующей партии. На шестнадцатом часу раздался грохот и снова… у всех неудача.

К текущему моменту, из девятнадцати человек, которые сдавали экзамен помимо Бай Сяочуня, у Хань Цзянье было три успешные попытки, у Ду Линфэй — две, у Чень Цзыана и Чжао Идо — по одной, а у остальных были только неудачи. Бай Сяочунь же изучал последнее лекарственное растение.

«Этот экзамен настолько сложный…» -так думали ученики Внешней секты, наблюдающие за процессом. Они чувствовали, как нарастает нетерпение.

У большинства испытуемых осталось только два набора ингредиентов. За исключением Ду Линфэй и Хань Цзянье, которые уже, считай, сдали экзамен, Чень Цзыану и Чжао Идо, у которых была одна успешная попытка, всем остальным испытуемым нужно было добиться успеха с двумя оставшимися партиями, иначе они завалят экзамен.

Эти остальные ученики сейчас жутко переживали. Девятая партия была решающей. Если они провалят её, то Старейшина Сюй уже не разрешит им тратить понапрасну травы для десятой попытки. Если эта девятая попытка не удастся, то все их усилия для сдачи экзамена пойдут коту под хвост. Боязливо и все на нервах, они старались полностью сосредоточиться на девятой партии. Каждое действие сопровождалось предельной концентрацией; те, кто уже выполнил минимальные требования, желали улучшить финальный итог, а те, кто ещё нет, прилагали все возможные усилия, чтобы сдать экзамен.

А Бай Сяочунь просто сидел и разглядывал последнее лекарственное растение. Очевидно, он обдумывал какие-то важные аспекты растения, задумчиво хмурясь. К этому времени… на него почти никто не обращал внимания.

Восемнадцать часов, казалось, очень долго тянулись. Это был момент, которого все ждали. Скоро прозвучало грохотание. Те, кто ещё ни разу не добился успеха, горько улыбаясь, поднялись на ноги с бледными лицами. Соединив руки и выразив уважение Старейшине Сюю, они подавлено покинули площадь один за другим, оставляя там только шестерых изготовляющих благовония человек. Скоро снова раздалось громыхание из алхимических печей шести испытуемых, но лекарственный аромат донёсся только из одной из них, которая принадлежала Чжао Идо.

Руки Чжао Идо были крепко сжаты в кулаки, он тяжело дышал, а глаза полностью налились кровью. Но сейчас он был взволнован, как никогда в жизни; ему удалось выполнить минимум. С двумя успешными попытками он сдал экзамен! Некоторые люди обрадовались, некоторые расстроились. Из остальных пяти с неудачей, у двоих ещё ни разу не получилось изготовить нужное благовоние. Повздыхав, они поднялись на ноги и ушли.

Чень Цзыан был крайне напряжён. Он смотрел на Чжао Идо с горечью и беспокойством на сердце. Потом он обратил свои налившиеся кровью глаза на последний набор лекарственных растений. Ду Линфэй нахмурилась, а потом прикрыла глаза, задумавшись. Хань Цзянье чувствовал меньше всего давления, но ему не хотелось закончить экзамен с всего лишь тремя удачными партиями. Он хотел добиться признания Избранным.

— Последняя партия!

Зрители глубоко вздохнули, наблюдая за пятью людьми, оставшимися на площади: Хань Цзянье, Ду Линфэй, Чжао Идо, Чень Цзыан и, конечно же, Бай Сяочунем. Трое из них уже точно сдали экзамен. У Чень Цзыана остался последний шанс на это. А на Бай Сяочуня уже перестали обращать внимания и стали задумываться, зачем он вообще сюда пришёл. За прошедшие восемнадцать часов всё, чем он занимался, — изучал лекарственные формулы и растения. Некоторые задавались вопросом, что, может быть, он просто пришёл ради эксперимента.

Ду Линфэй и остальные необычайно серьёзно взялись за изготовление десятой партии духовного лекарства. Все внимательно за этим наблюдали, так прошёл двадцатый час экзамена. Послышался грохот из алхимической печи Чжао Идо, а потом оттуда повалил чёрный дым. Он вздохнул. Последняя партия не получилась, но по крайней мере он сдал экзамен. Почти сразу после этого алхимическая печь Чень Цзыана начала источать лекарственный аромат. И не только у него. От печей Ду Линфэй и Хань Цзянье также исходил этот аромат. Лица всех троих радостно засветились.

— Я сумел! Четыре палочки Благовония Чернильного Духа! Я лучший на экзамене!

Хань Цзянье вскочил на ноги и его радостный смех зазвучал над площадью. Ду Линфэй вздохнула с облегчением. Хотя она не дотянула до уровня Избранной, три палочки — это поразительный успех. Чень Цзыан чувствовал, словно он возродился из мёртвых, он от души рассмеялся. Все чувства, которые эта четвёрка сдерживала последние два часа, вырвались наружу.

— Какой сложный экзамен! Если Хань Цзянье удалось добиться успеха четыре раза, несмотря на такой уровень сложности, то он поистине Избранный!

— У Ду Линфэй три успешных партии, у Чень Цзыана и Чжао Идо по две… Все они получат звание подмастерья аптекаря. Спорю, что если бы экзамен не был таким трудным, то все они скорее всего добились бы успеха четыре раза!

В то время как все обсуждали итоги, друзья испытуемых радовались за их успех, а Старейшина Сюй одобрительно покивал Хань Цзянье и собирался объявить, что экзамен окончен… Бай Сяочунь приступил к изготовлению благовония.

Комментарии