Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

42. Экзамен на подмастерье аптекаря

Зал Подмастерьев Аптекаря располагался на южном склоне Вершины Душистых Облаков. Он был окружён пышной растительностью и деревьями, туда можно было подойти только по узкой дорожке из известнякового камня, которая ответвлялась от одной из главных дорог с подножья к вершине. Кроме дней экзамена на подмастерье аптекаря по этой дорожке почти не ходили. Однако, когда наступало время экзамена, по ней проходила куча народа.

Кроме сдающих экзамен присутствовали их друзья для моральной поддержки, а также те, кто хотел посмотреть, как проходит экзамен, чтобы в будущем, сдавая его, быть более уверенными в своих силах.

Издалека Зал Подмастерьев Аптекаря выглядел как человек, медитирующий со скрещёнными ногами. Напротив этого человека была алхимическая печь, под которой был проход к главной площади.

А на главной площади было подготовлено двадцать практически одинаковых алхимических печей. Рядом с каждой алхимической печью лежала сумка с различными растениями и растительной жизнью, которые можно было использовать при изготовлении лекарства.

Солнце только начало всходить, и Бай Сяочунь, боясь заблудиться, пришёл на площадь очень рано. Однако, появившись там, он обнаружил, что есть и такие, кто пришёл раньше него. Десятки людей стояли в группах по два или три человека и тихо переговаривались, некоторые выделялись среди остальных, сидя в ожидании со скрещёнными ногами и медитируя.

Но Бай Сяочунь ни за что бы не стал сидеть и медитировать как идиот. Оглядевшись, он заметил Сюй Баоцая и подошёл к нему. Увидев его, Сюй Баоцай соединил руки в приветствии, и они вдвоём принялись болтать. Очень быстро стало понятно, что ни одно из событий в секте не проходит мимо внимания Сюй Баоцая.

— Старший брат Бай, — сказал он, — ты слышал, что около полугода назад Чень Фэя и его друзей сильно избили при загадочных обстоятельствах? С тех пор они прикованы к постели, но почему-то ничего не рассказывают о произошедшем. Пока он говорил, он внимательно следил за реакцией Бай Сяочуня.

Бай Сяочунь выразительно зевнул, и уже хотел начать хвастаться, рассказывая, как было дело, когда неожиданно по толпе прокатилась волна оживлённых разговоров. Одновременно Бай Сяочунь почувствовал на себе чей-то взгляд. Когда он обернулся, то увидел молодую девушку, направляющуюся в его сторону. На ней был длинный шэньи ученика Внешней секты, но он не скрывал её привлекательные округлые формы. Её фигура с тонкой талией была гибкой как ива, что только подчёркивало остальные округлости и делало девушку невообразимо красивой. У неё были длинные ноги и крепкий зад, и пока она шла, люди провожали её взглядами. С хорошеньким лицом, белоснежной и чистой кожей, которая казалась такой нежной, что лёгкий ветерок мог её повредить, она лучилась роковой для мужчин привлекательностью.

Бай Сяочуню было неприятно слышать, как все вокруг ахают от восторга, включая Сюй Баоцая. Сюй Баоцай облизал губы, а в его глазах засветилась влюблённость:

— Это… Старшая Сестра Ду, Ду Линфэй! — прошептал он восхищённо. — Она одна из пяти самый привлекательных женщин на южном берегу! Она Бессмертная красавица моего сердца… О боги, она только что посмотрела на меня!

— Она смотрит на меня! — сказал Бай Сяочунь насмешливо.

Он наблюдал, как Ду Линфэй приближается. В её глазах, подобных фениксу, неожиданно вспыхнула убийственная аура, и она злобно посмотрела прямо на Бай Сяочуня. Она уже давно вынужденно смирилась, что познания Бай Сяочуня в растениях и растительной жизни превосходили её уровень. Но она до сих пор просто терпеть его не могла. Слегка хмыкнув, она прошла стороной.

Сюй Баоцай заворожённо глазел на неё, совсем не заметив насмешки Бай Сяочуня. Он, казалось, только ещё больше влюбился.

«Значит, Ду Линфэй тоже собирается сдавать экзамен… — подумал Бай Сяочунь. Посмотрев на двадцать алхимических печей, он успокоился и сосредоточился. — Ах, ну что ж, это не важно. Я здесь не для того, чтобы состязаться с ней. В конце концов это экзамен, а не соревнование. Нет победителя, каждый может стать подмастерьем аптекаря».

Скоро появился Чень Цзыан. Заметив Бай Сяочуня, он слегка растерялся, но потом улыбнулся и поздоровался издалека. Бай Сяочунь тоже улыбнулся и соединил руки в ответном приветствии, после этого Чень Цзыан сел в сторонке ждать начала. В какой-то момент появился Чжао Идо, которого Бай Сяочунь впервые встретил в пункте выдачи заданий. Приходило всё больше и больше народу, и вскоре собралась приличная толпа.

Потом главная дверь Зала Подмастерьев Аптекаря открылась, и вышел старик. У него были седые волосы и пронзительный взгляд. Как только он вышел, все угомонились. Со спокойным выражением лица, старик прошёл вперёд, заложив руки за спину. Он остановился в передней части площади, оглядел учеников Внешней секты, покивал головой и заговорил:

— Моя фамилия Сюй, и я буду возглавлять экзамен на подмастерье аптекаря для начинающих аптекарей. Экзамен будут состоять из двух частей. Одна проверяет уровень знаний теории, другая — практические умения в изготовлении лекарств. Чтобы справиться с первой, вам нужно всего лишь пройти под каменной алхимической печью.

Старейшина Сюй не стал больше ничего объяснять. После того, как он замолчал, он закрыл глаза и стал игнорировать окружающих.

Пока Бай Сяочунь растерянно моргал, длиннолицый юноша вышел из толпы. Он соединил руки и поклонился Старейшине Сюю, потом зашагал к проходу под огромной алхимической печью. Когда он вошёл в него, луч света окружил его, а потом исчез. Через мгновение алхимическая печь задрожала и испустила пять приглушённых раскатистых звуков.

Сюй Баоцай наклонился и прошептал:

— Пять раскатов означают, что он освоил пять томов растений и растительной жизни.

Он точно заслуживал своей репутации человека, который осведомлён обо всём в секте. Бай Сяочунь снова моргнул. Прежде чем прийти сюда, он не имел никого понятия, как проходит экзамен. Услышав объяснения Сюй Баоцая, он внимательно посмотрел на огромную каменную алхимическую печь, внезапно подумав, что она может каким-то образом быть связана с каменными стелами Павильона Десяти Тысяч Лекарств.

«Что же мне теперь делать… — подумал он в нерешительности. — Поклонники Чжоу Синьци до сих пор прочёсывают гору, чтобы найти меня».

Скоро ещё люди прошли через проход, большинство из которых получило пять раскатистых звуков. Однако один из них получил только четыре, Старейшина Сюй тут же открыл глаза, взмахнул рукавом, и ученик кувырком полетел в сторону от прохода.

— Старейшина Сюй! — воскликнул ученик, его лицо помрачнело. — Я думал, что минимальным требованием для сдачи экзамена является знание четырёх томов растений и растительной жизни!

— Правила изменились. Теперь нужно знать пять томов.

— Но… — юноша расстроенно уставился на Старейшину, потом с горечью соединил руки и поклонился. Не смея спорить дальше, он ушёл.

Это происшествие заставило всех начать перешёптываться. Глаза Сюй Баоцай удивлённо блеснули, и он неожиданно достал крохотную записную книжечку, в которой начал быстро что-то писать. Бай Сяочунь заглянул и увидел, что страница полностью исписана мелким убористым почерком, каждый иероглиф был меньше головы мухи. Очевидно, что в книжке были записи обо всех событиях, больших и маленьких, происходивших в секте. Бай Сяочунь не мог не восхититься серьёзностью подхода Сюй Баоцая к делу.

В этот момент Чжао Идо поднялся на ноги и зашел под каменную алхимическую печь. Раздалось шесть звуков, Старейшина Сюй открыл глаза и слегка покивал. Чжао Идо сомкнул руки и затем вышел из прохода. Чень Цзыан сверкнул глазами. Он и Чжао Идо никогда не ладили, он холодно хмыкнул и тоже вошёл в проход, раздалось шесть звуков. С выражением посмотрев на Чжао Идо, он снова сел со скрещёнными ногами в сторонке. То, что Чжао Идо и Чень Цзыан получили шесть звуков вызвало волну завистливых разговоров в толпе. В то же время, Ду Линфэй сверкнула глазами и подошла к проходу. У неё тоже было шесть звуков, наблюдающие за этим ученики стали ещё больше завидовать. Сразу же все стали переговариваться шёпотом:

— Чень Цзыан, Чжао Идо и Ду Линфэй, все являются выдающимися талантами во Внешней секте. Они не только освоили пять томов растений и растительной жизни, они также знают первый том духовных существ. Я бы сказал, что вероятность, что они сдадут экзамен и станут подмастерьями аптекаря составляет семьдесят-восемьдесят процентов.

— Обычно любой человек, сдающий этот экзамен и овладевший знаниями шести каменных стел, пройдёт, если, конечно, у него нет серьёзных проблем с изготовлением лекарств.

Пока все это обсуждали, Бай Сяочунь сжал зубы. К сожалению, он никак не мог повлиять на поклонников Чжоу Синьци. Когда он уже хотел сделать шаг к проходу, неожиданно вдалеке показался человек, несущийся к ним на всех парах. Это был мужчина средних лет с растрёпанными волосами и искрящимися, живыми глазами. Прежде чем он успел добежать, раздался его голос, который было хорошо слышно, несмотря на расстояние.

— Я, Хань Цзянье, провёл семь лет в уединённой медитации и наконец совершил огромный прорыв в навыках с растениями и растительной жизнью. Теперь я вернулся в мир, не только чтобы стать подмастерьем аптекаря, но и чтобы лучше всех сдать этот экзамен!

С очень гордым и высокомерным видом, он промчался по воздуху ко входу в проход под огромной алхимической печью. Старейшина Сюй не обратил на него никакого внимания и даже не соизволил открыть глаза. Однако собравшиеся ученики были удивлены, услышав имя Хань Цзянье.

— Хань Цзянье? Это кто? Никогда о нём раньше не слышал.

— Судя по возрасту, он должно быть стал учеником Внешней секты семь или восемь лет назад… Он хочет стать лучшим подмастерьем аптекаря на экзамене, а это не так-то просто.

Пока все удивлялись, Хань Цзянье зашёл в проход с исключительно гордым и уверенным видом. Почти сразу в воздухе раздались мощные раскатистые звуки. Один, второй… пять, шесть, семь… прежде, чем кто-либо смог среагировать, из алхимической печи прозвучало восемь раскатов. Тогда глаза Старейшины Сюя распахнулись и он посмотрел на мужчину средних лет с широкой улыбкой одобрения.

— Пять томов растений и растительной жизни и три тома духовных существ, — сказал он. — Превосходно!

С очень взволнованным видом Хань Цзянье соединил руки и поклонился Старейшине Сюю. Потом он повернулся и гордо посмотрел на Ду Линфэй и остальных. Взмахнув рукавами, он уверенно уселся перед одной из центральных алхимических печей. Наконец из толпы послышалось аханье и оживлённые разговоры.

— Восемь раскатов! Он не только освоил всё про растения и растительную жизнь, но ещё и три тома о духовных существах! Кажется, он действительно сможет сделать то, что обещал, и станет лучшим подмастерьем аптекаря на этом экзамене!

Когда Бай Сяочунь всё это услышал, он был ни капли не впечатлён. Пока все в толпе начали восхищаться, он с трудом мог в это поверить.

— Он же освоил всего три тома духовных существ, ведь так? — переспросил он Сюй Баоцая. — Почему поднялась такая шумиха?

Если он правильно помнил, то экзамен у третьей каменной стелы духовных существ смогло успешно сдать более тысячи учеников. Даже экзамен десятой стелы сдали сотни людей.

Сюй Баоцай закатил глаза, презирая Бай Сяочуня как никогда. Конечно, он не посмел выразить своё презрение, а вместо этого прочистил горло и сказал:

— Старший брат Бай, ты просто не понимаешь. Даже пять томов растений и растительной жизни очень сложно освоить. А тома духовных существ и того сложнее! Даже если тебе удастся освоить хотя бы один из них, тебе начнут сильно завидовать. Ясно, что если кто-то освоил целых три, то это просто удивительно. Думаешь, все могут стать признанными Избранными, как Чжоу Синьци или черепашка? Слушай, даже не учитывая этих двух, на всей Вершине Душистых Облаков не найдётся и пятидесяти человек, которые сдали все десять экзаменов у каменных стел. Каждый из них просто дракон и феникс среди людей. Просто задумайся об этом. На этих стелах много имён, но эти списки писались в течение не одной тысячи лет. Большинство из этих людей давно ушли во Внутреннюю секту, оставив после себя во Внешней только имена! Поэтому, чтобы сдавать экзамен здесь, необходимо освоить только пять томов. А этот парень знает восемь! Как он и обещал, он наверняка лучше всех сдаст этот экзамен и получит пять тысяч баллов заслуг в награду.

Если внимательно прислушиваться, в словах Сюй Баоцая проскальзывало презрение, но Бай Сяочунь ничего не заметил. Блестящими в экстазе глазами он посмотрел на Сюй Баоцая и спросил:

— Говоришь, что Чжоу Синьци и черепашка признанные Избранные? Они действительно настолько удивительные?

— Конечно! Особенно черепашка. Он просто бесподобен. Он первый человек за тысячу лет, которому удалось завоевать первые места на всех десяти каменных стелах. Старший брат Бай, я должен сказать, что тебе не стоит так высоко метить.

Тут презрение в сердце Сюй Баоцая выросло до огромных размеров, а Бай Сяочунь от души рассмеялся. Чем больше он общался с Сюй Баоцаем, тем больше он ему нравился. Похлопав его по плечу, он неожиданно пошёл вперёд. Сюй Баоцай в удивлении ахнул, когда Бай Сяочунь пошёл в направлении прохода. Конечно, Бай Сяочунь был хорошо известен своими навыками с растениями и растительной жизнью, учитывая, что ему удалось победить Ду Линфэй. Все понимали, что он рано или поздно придёт сдавать этот экзамен.

Однако то, что произошло дальше, заставило Сюй Баоцая выпучить глаза. Бай Сяочунь гордо вошёл в проход, после чего появилась вспышка света и послышались приглушённые раскатистые звуки.

Один, два, три… шесть, семь, восемь! Настала мертвенная тишина. Но звуки не прекратились. Прокатился девятый, а затем… десятый!

Грохот!

Когда десять раскатов стихли, Старейшина Сюй распахнул глаза и в них сиял необычайно яркий свет. Он в полном изумлении посмотрел на Бай Сяочуня. Нужно признать, что для учеников Внешней секты Вершины Душистых Облаков редкостью было даже если один ученик на тысячу осваивал все десять томов. Практически все ученики сдавали экзамен, не достигнув подобных высот. Старейшина Сюй никогда раньше не видел, чтобы кто-то был настолько терпелив, чтобы освоить все десять томов, прежде чем прийти сдавать экзамен на подмастерье аптекаря. Даже Чжоу Синьци сдавала экзамен с девятью освоенными томами.

Глаза Ду Линфэй расширились, пока она смотрела на стоящего в проходе Бай Сяочуня. Хотя она уже знала, что его знания превосходят её, она никогда не могла бы подумать, что он уже достиг таких невообразимых высот. Он не только полностью изучил растения и растительную жизнь, у него также были удивительные навыки с духовными существами. У неё голова шла кругом, и она лишь безмолвно открыла рот. Она помнила, что когда она потребовала сразиться в познаниях растений и растительной жизни, как осторожно и, даже испуганно, он спросил о её достижениях. Потом она вспомнила, насколько встревоженным он выглядел, когда согласился на соревнование. Тут она осознала, что страхи Бай Сяочуня были только на поверхности и скрывали широкую улыбку, цветущую в его сердце.

«Бай СяоЧУНЬ!!!» — подумала она, скрипя зубами.

Чень Цзыан и Чжао Идо тоже открыли рты и уставились на Бай Сяочуня в изумлении. Хань Цзянье, который провёл много лет в уединённой медитации, просто задрожал. Он глазел на Бай Сяочуня, его голова шла кругом, внутри поднимались волны изумления, пока он осознавал, что Бай Сяочунь однозначно его главный враг на всю жизнь.

«Самая главная часть этого экзамена — изготовление лекарства, — подумал он. — Возможно, он много знает, но я отказываюсь верить, что он сможет превзойти меня в изготовлении лекарств. Я провёл семь лет в уединённой медитации, только чтобы стать лучшим на этом экзамене!»

В то же время окружающие ученики Внешней секты ахали и вскрикивали от изумления:

— Это… десять раскатов! Значит, он освоил все пять томов духовных существ тоже! Он сдал все экзамены у каменных стел у Павильона Десяти Тысяч Лекарств! Во всей Внешней секте не наберётся и пятидесяти учеников, кто может сделать подобное!

— У него просто невообразимая выдержка! Он ждал, пока сдаст все десять экзаменов у каменных стел, чтобы потом прийти на этот экзамен!

Комментарии