Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

37. Тяжесть-в-Лёгкости

Десять каменных стел, десять первых мест!

Все три горы южного берега Секты Духовного Потока переживали сильное потрясение. Даже за пределами территории Павильона Десяти Тысяч Лекарств можно было услышать гул голосов. Люди мчались со всех сторон, чтобы своими глазами увидеть черепашку на первом месте на всех десяти стелах. Все вокруг ахали.

— Десять первых мест! Черепашка всё-таки сделал это!

— Последний раз ученику удавалось получить десять первых мест тысячу лет назад! Я даже не представлял, что смогу в своей жизни увидеть нечто подобное!

Все удивлённо галдели, хотя многие люди предсказывали, что это произойдёт, событие по-прежнему произвело фурор. Учитывая, что последние три месяца черепашка завоёвывала одну стелу за другой, люди не могли оставаться равнодушными.

— Кто же эта черепашка?.. За полгода с небольшим он начал с третьей каменной стелы и потом смёл всех противников на остальных стелах. Этот парень чрезвычайно знаменит!

— Его навыки с растениями и растительной жизнью полностью превосходят навыки Чжоу Синьци. Возможно в будущем, кроме Чжоу Синьци у нас будет ещё один аптекарь-мастер.

В тот момент, когда черепашка занял первое место на всех десяти каменных стелах, они начали вибрировать, издавая сильный грохот, к которому присоединился звук звона котла, раздающийся где-то выше по склону. Было похоже, как если бы кто-то ударял по большому лекарственному котлу огромным поленом. Приглушённый звон раздавался по всей Вершине Душистых Облаков, а потом разносился по всему южному берегу Секты Духовного Потока. Его сопровождал лекарственный аромат, который заполнил окрестности, ещё больше сгущая туман на Вершине Душистых Облаков.

На вершине этой горы была пещера Бессмертного, где Старейшина Чжоу как раз кормил своих любимых пятицветных духовных птиц. Когда он услышал звук котла, его глаза заблестели от удивления.

«Котёл Душистых Облаков?»

Он использовал своё божественное сознание и тут же обнаружил, что произошло с десятью каменными стелами рядом с Павильоном Десяти Тысяч Лекарств. Его выражение лица тут же изменилось, и он шагнул из пещеры прямо в воздух.

Потом объявился Старейшина Сунь вместе с другими культиваторами Возведения Основания. Все они слышали звуки котла и сейчас с взволнованными лицами направлялись в сторону Павильона Десяти Тысяч Лекарств.

Последним появился Ли Цинхоу, который прервал свою медитацию. Когда он услышал звук котла, его глаза заблестели, и он посмотрел из пещеры Бессмертного наружу. Затем он превратился в радужный луч света и помчался к Павильону Десяти Тысяч Лекарств.

Вместе со звуками котла, толпа ещё больше оживилась. Ученики как Внешней, так и Внутренней секты Вершины Душистых Облаков были под большим впечатлением, и многие тоже поспешили к Павильону Десяти Тысяч Лекарств.

— Это… звук драгоценного сокровища Вершины Душистых Облаков — Котла Душистых Облаков!

— Кто-то занял десять первых мест на стелах у Павильона Десяти Тысяч Лекарств! Такого не случалось последние тысячу лет! Неслыханно!

Даже на Вершине Зелёного Пика и Вершине Пурпурного Котла царило оживление. Большой Толстяк Чжан повесил голову, пока его ругала прекрасная, соблазнительная женщина. Женщиной была не кто иная, как «старая мымра», на которую Большой Толстяк Чжан жаловался Бай Сяочуню. Как только она услышала звук котла, её выражение лица изменилось, и она посмотрела вдаль. На лице Большого Толстяка Чжана отразилось удивление, и он тоже посмотрел в сторону соседней горы.

— Звук Котла Душистых Облаков. Может ли быть такое, что кто-то с Вершины Душистых Облаков добился идеального результата во всех экзаменах?

Нечто подобное произошло и на Вершине Зелёного Пика, заставляя Старейшин и Главу Горы в изумлении оторваться от дел.

Всё больше людей толпились у Павильона Десяти Тысяч Лекарств. Бай Сяочунь тоже был в толпе, и когда он услышал шум, то посмотрел на десять каменных стел. Хотя он сам не стал выкрикивать одобрения черепашке, его сердце наполнило неописуемое чувство. Он стоял там, и улыбка расцветала на его лице; не снисходительная или высокомерная улыбка, а улыбка чистого, ничем не замутнённого счастья.

Ему потребовалось больше года, чтобы совершить это чудо. Он начал с первой стелы, но потом завоевал и все остальные. Однако в конечном итоге все эти первые места не так уж и много для него значили. Самым важным было то, что он полностью освоил растения и растительную жизнь, а также духовных существ, и это было то, что должен был сделать начинающий аптекарь. Он создал беспрецедентно глубокую основу. Подумав о всём том времени, когда он бесконечно, как одержимый, изучал растения и растительную жизнь, а затем и духовных существ, Бай Сяочунь с чувством вздохнул. Во всей Секте Духовного Потока не было учеников, даже среди Внутренней секты, у которых основа знаний по десяти томам была бы на таком уровне. Сейчас Бай Сяочунь был очень доволен.

Скоро множество лучей света показались в воздухе, все они излучали колебания мощных основ культивации. Среди них были Старейшина Чжоу, Старейшина Сунь… и конечно Ли Цинхоу. Они посмотрели на десять стел и на черепашку на первом месте и их глаза ярко засияли. Особенно это касалось Ли Цинхоу. Знак черепашки сначала заставил его сильно удивиться, а потом громко рассмеяться со странным выражением лица. Он оглядел толпу и нашёл глазами Бай Сяочуня, после чего в его взгляде появились намёки на похвалу, которые никто не мог заметить. Вскоре он взмахнул рукавом и очень довольный улетел; он отгадал, что черепашка принадлежит не кому иному, как Бай Сяочуню.

Скоро и остальные члены Старшего поколения разлетелись. Однако всё больше и больше учеников Внутренней секты приходило в изумлении посмотреть на черепашку. В конце концов они все когда-то были учениками Внешней секты и знали, что только ученикам Внешней секты разрешено сдавать экзамен у каменных стел. Они так же знали, насколько экзамен сложный.

— Любой ученик Внешней секты, который способен на такое, определённо Избранный…

— Хм! Мы — подмастерья аптекаря, поэтому нас заботят только духовные лекарства. Все эти невероятные познания растений и растительной жизни абсолютно бесполезны, если не можешь изготовить духовное лекарство!

Некоторые ученики Внутренней секты восхищались черепашкой, в то время как остальные презирали. Однако что бы они не чувствовали, черепашка оставила всех под глубоким впечатлением, большинство из учеников немного побаивалось его. Никто из них не знал, насколько этот человек будет искусен в изготовлении лекарств, но с такой солидной основой, как только он станет подмастерьем аптекаря, его дальнейшее развитие будет продвигаться гораздо глаже.

Шумиха продолжалась, пока наконец не показалась Чжоу Синьци. Она стояла на своём летающем шёлке и рассматривала черепашку. Постепенно толпа успокоилась, и все устремили свои взоры на Чжоу Синьци. Черепашка на первом месте на всех каменных стелах заставила упрямый огонёк появится в её глазах. Раньше на неё саму часто смотрели ровно с таким же выражением, а теперь настал её черёд.

— Кто же ты такой? — пробормотала она, стискивая зубы. Хотя она не хотела в этом признаваться, она много раз пыталась обогнать загадочную черепашку в знаниях растений и растительной жизни, но его познания оказались слишком глубоки. Сейчас у неё совершенно не было никакой уверенности, что она может его превзойти. А маленькая черепашка ярко и сильно запечатлелась в её сердце.

«Может быть ты и лучше меня в растениях и растительной жизни, но подождём, пока ты станешь подмастерьем аптекаря. Я отказываюсь верить, что ты сможешь превзойти меня, когда дело коснётся изготовления лекарств!»

Она глубоко вздохнула и успокоилась. Она уже прошла экзамен и стала подмастерьем аптекаря; глянув на каменные стелы в последний раз, она развернулась и растаяла вдали. Бай Сяочунь тоже последний раз взглянул на стелы и ушёл.

«Это только первый шаг на моём пути к становлению аптекарем-мастером!»

Событие с десятью стелами вызвало волнения, которые продолжались ещё несколько месяцев. Люди постоянно говорили об этом, особенно, когда шли к Павильону Десяти Тысяч Лекарств и видели там воочию черепашку на стелах.

Тем временем поклонники Чжоу Синьци прочёсывали секту, применяя все возможные хитрости, чтобы вычислить, кто же такой черепашка. Особенно это касалось молодого человека по фамилии Цянь, который был очень зол по поводу произошедшего. В события был вовлечён весь южный берег Секты Духовного Потока. Пока люди постоянно обсуждали черепашку, Бай Сяочунь проводил своё время во дворе; с глазами, налившимися кровью, он управлял листком с дерева, который парил перед ним.

Сейчас он изучал магию Тяжесть-в-Лёгкости. На самом деле он постоянно экспериментировал уже на протяжении полугода, но только сейчас у него начало что-то получаться. Из-за событий у Павильона Десяти Тысяч Лекарств поклонники Чжоу Синьци непрерывно его искали. Чувство надвигающейся опасности медленно росло в нём, поэтому он решил переждать дома, работая над Тяжестью-в-Лёгкости.

Управление энергией в Лёгкости-в-Тяжести связано со скоростью. Тяжесть-в-Лёгкости… тоже связана с методами управления энергией, только более искусными! На лице Бай Сяочуня было очень задумчивое выражение, пока он обдумывал всё, что ему не так давно удалось понять.

«Видимо можно сказать, что такое управление на самом деле является особым более изощренным способом использовать внутреннюю духовную энергию!»

Глаза Бай Сяочуня заблестели. Сейчас он был на шестом уровне Конденсации Ци, и его внутренняя духовная энергия была подобна огромной реке. Когда дело касалось Лёгкости-в-Тяжести, он мог использовать эту магию бесконечно и разгонять предметы до невообразимой скорости.

Он уже давно понял, что так называемая магия Тяжесть-в-Лёгкости была просто способом компоновать нити своей внутренней духовной энергии, переплетая их. Это было подобно тому, как на развёрнутом листике можно было поднять в воздух маленькую веточку, но на свёрнутом в трубочку — небольшой камень. Также, если разрезать лист на полоски, а потом сплести из них верёвку, то можно будет поднять на нём ещё более тяжёлые предметы. Многие материалы были таким же; в конечном итоге, какой вес можно поднять, зависело от того, как скомпоновать различные элементы.

С магией Тяжести-в-Лёгкости ситуация была аналогичной: какой вес можно придать лёгкому предмету зависело от компоновки нитей внутренней духовной энергии. После освоения этой магии открывались новые возможности на новом уровне.

Бай Сяочунь ещё немного подумал обо всём этом и взмахнул рукой, призывая ещё один листик, с которым он начал экспериментировать. Иногда листик двигался быстро, иногда он парил так медленно, как будто на него давила целая гора. Однако Бай Сяочунь не мог добиться нужного результата. Когда не получалось с первой попытки, он пытался ещё десять раз. Если и тогда не получалось, он пытался сотню раз. А потом и тысячу раз…

В конце концов он потерял счёт попыткам. Скоро его двор заполнили кусочки листьев, которые он испортил, и ему даже пришлось идти на поиски новых листьев. В конечном итоге почти все духовные растения на Вершине Душистых Облаков остались голыми, пока, наконец однажды глаза Бай Сяочуня не сверкнули, когда он выполнил жест заклятия, указывая вперёд. Лист напротив него легко парил в воздухе, но когда он упал на землю, то раздался звук как от булыжника. Весь двор содрогнулся от сильного грохота, будто этот единственный листик весил несколько центнеров.

— Всё получилось!

Глаза Бай Сяочуня были красными от переутомления, но его наполняло радостное возбуждение. Он неожиданно взмахнул рукой, отправляя свой деревянный меч в полёт. Меч превратился в чёрную полосу, которая на огромной скорости пронеслась по воздуху. Сейчас это было ещё более невероятным, чем прежде: от меча исходил резкий свист, когда он летел, пронзая воздух. Затем раздался грохот, и огромный булыжник разлетелся на куски.

Такая невероятная мощь была уже за пределами возможностей шестого уровня Конденсации Ци. Даже человек на седьмом уровне Конденсации Ци был бы сильно поражён, увидев подобное.

Комментарии