Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

35. Ещё одна встреча с Сюй Баоцаем

Потребовалось около полумесяца, чтобы новость, что Бай Сяочунь сокрушил Ду Линфэй в соревновании, распространилась практически среди всех учеников, наделав много шуму. Куда бы не пошёл Бай Сяочунь, каждый встречный ученик Внешней секты радостно приветствовал его. Впервые в жизни Бай Сяочунь ощущал себя знаменитым. Теперь ему нравилось выходить из дома на прогулки. Он даже подходил к случайным прохожим поболтать, надеясь, что они спросят, кто он, а он гордо сообщит им своё имя.

Бай Сяочуню была по сердцу такая беззаботная жизнь. Он так же выполнил тройное духовное улучшение благовония Ду Линфэй. С его помощью он прорвался с полного круга пятого уровня Конденсации Ци на шестой. Также по мере практики его магия Лёгкости-в-Тяжести становилась всё более отточенной. Он даже начал пробовать второй уровень магии Искусства Контроля Котла Пурпурной Ци — Тяжесть-в-Лёгкости. Хотя сперва это казалось неимоверно сложным, но после множества попыток у него начало даже что-то получаться.

Однажды он сидел со скрещёнными ногами у себя во дворе и упражнялся в Тяжести-в-Лёгкости, когда вдруг насторожился. Убрав свой деревянный меч, он посмотрел в сторону главных ворот во двор. Через мгновение кто-то постучал.

— Старший брат Бай, ты дома?

После того, как Бай Сяочунь услышал этот знакомый голос, он слегка нахмурился. Его редко кто-то навещал. Он взмахнул пальцем в сторону ворот, в них приоткрылась щель, из которой показался худой юноша. На нём были одежды ученика Внешней секты, а его лицо было очень серьёзным, когда он соединил руки и низко поклонился.

— Сюй Баоцай приветствует Старшего брата Бая.

— Что ты тут делаешь? — спросил Бай Сяочунь удивлённо.

Этим юношей был тот самый Сюй Баоцай, с которым он подрался на Кухнях, когда был ещё на третьем уровне Конденсации Ци. Очевидно, что теперь Сюй Баоцай был учеником Внешней секты.

Увидев, что Сюй Баоцай до сих пор на третьем уровне Конденсации Ци, он расслабился. Потом изобразив очень строгое выражение лица, он проговорил:

— Что, теперь когда ты стал учеником Внешней секты, ты не хочешь забывать о прошлых обидах? Ты до сих пор хочешь со мной подраться?

Сюй Баоцай тут же замотал головой. С кривой улыбкой на лице он ещё раз поклонился Бай Сяочуню.

— Я был невежественен и глуп тогда. Пожалуйста, не смейся надо мной, Старший брат Бай. Сегодня я пришёл, чтобы извиниться за произошедшее в тот раз. Давай об этом всем забудем.

Сюй Баоцай казался очень искренним в своём желании забыть о прошлом. В конце концов теперь, когда он стал учеником Внешней секты, всё это не имело большого значения. Что было важно, так это то, что Бай Сяочунь сейчас очень знаменит на Вершине Душистых Облаков. Так как Сюй Баоцай был учеником Внешней секты на той же самой горе, ему, очевидно, хотелось избежать любого недопонимания, которое могло возникнуть из-за прошлого.

Бай Сяочунь моргнул, вспоминая обо всём, что тогда случилось на Кухнях. В каком-то смысле Сюй Баоцая можно считать старым другом. Он быстро поднялся на ноги и пригласил Сюй Баоцая в дом, где они сели и начали предаваться воспоминаниям. Припомнив о том Кровавом вызове, Бай Сяочунь не мог не спросить:

— Теперь, когда ты упомянул об этом, тогда я действительно не мог понять, почему ты написал «умри» так много раз кровью. Потом я всё понял, но даже тогда меня по-прежнему интересовало: разве это не больно? Нужно столько много крови, чтобы написать так все эти слова…

Лицо Сюй Баоцая покраснело от смущения, когда он вспомнил о своём чуднóм поведении, и он быстро сменил тему:

— Старший брат Бай, тебе нужно опасаться людей из Департамента Надзора. Я слышал, что Чень Фей и остальные, которых ты вынудил стать учениками Внешней секты, всё это время в обиде на тебя.

— Чень Фей? — Бай Сяочунь тут же насторожился и вспомнил крепкого, мускулистого мужчину из Департамента Надзора. — Какой у него сейчас уровень культивации? — спросил он с серьёзным видом.

— Я слышал, что он на полном круге четвёртого уровня Конденсации Ци, — тут же ответил Сюй Баоцай, надеясь что его помощь со сведениями наладит их с Бай Сяочунем отношения.

Когда Бай Сяочунь услышал про четвёртый уровень Конденсации Ци, он почувствовал облегчение и даже на вид стал спокойнее, чем прежде. Сюй Баоцай не стал рассказывать подробнее. Он и Сюй Баоцай начали болтать про секту, и скоро Бай Сяочунь понял, что Сюй Баоцай знает о ней гораздо больше его самого. Казалось, что он осведомлён обо всём, что происходит на южном берегу Секты Духовного Потока. Он знал о больших и незначительных событиях, и даже слышал о том, что должно было быть большим секретом. Наконец они заговорили о последних сплетнях, и разговор ещё больше оживился.

— Старший брат Бай, ты знаешь, что в Секте Духовного Потока есть пять красавиц, при этом каждая из них умопомрачительно хороша? Если такой культиватор, как я или ты, сможет быть хоть с одной из них, то можно считать, что наша жизнь удалась.

Бай Сяочунь сразу же заинтересовался и попросил Сюй Баоцая рассказать поподробнее. Бай Сяочунь хотел послушать, а Сюй Баоцай обожал об этом рассказывать, поэтому его брови тут же вдохновлённо взмыли вверх.

— Эти пять красавиц практически равны по красоте. Однако их положение в секте различается. На первом месте Сюй Мэйсян, Учитель-Тётя Сюй, она просто внеземной красоты и чрезвычайно соблазнительна… А, да, она Учитель Большого Толстяка Чжана.

— В самом деле? — Бай Сяочунь был просто поражён этой новостью.

Большой Толстяк Чжан несколько раз упоминал своего Учителя, каждый раз называя её старой мымрой. Потом он вспомнил насколько худым был Большой Толстяк Чжан, когда они снова встретились, и причина была в том, что старая мымра ненавидела толстяков. Неожиданно всё стало проясняться для Бай Сяочуня. Прочистив горло и мысли, он решил больше об этом не думать. Это было слишком опасно.

— Следующие две по красоте девушки с Вершины Душистых Облаков. Первая — это Чжоу Синьци, Старшая сестра Чжоу, а вторая — Ду Линфэй, Старшая Сестра Ду.

Сюй Баоцай рассказывал обо всём, что знал, поэтому, когда он упомянул Чжоу Синьци, последовал разговор об Избранных.

— Старший брат Бай, ты наверное уже знаешь, что на южном берегу Секты Духовного Потока есть три великих Избранных. Одна из них — Чжоу Синьци с Вершины Душистых Облаков, второй — Люй Тяньлэй с Вершины Пурпурного Котла, и последний -…Шангуань Тянью с Вершины Зелёного Пика! Все трое — признанные гении! — в глаза Сюй Баоцая читалась зависть.

— Если они такие замечательные, то почему же они всего лишь ученики Внешней секты, как и мы? — спросил Бай Сяочунь, ухмыляясь с сомнением.

Хотя он мало что знал про Шангуань Тянью и Люй Тяньлэя, он уже встречался с Чжоу Синьци. У него в бездонной сумке даже лежал её подарок, нефритовая подвеска.

Сюй Баоцай сухо кашлянул. Хотя он про себя смотрел на Бай Сяочуня свысока, он не смел это показать, поэтому он лишь криво усмехнулся и ответил:

— Большой брат Бай, если бы не строгие правила секты, эти трое уже давно бы покинули Внешнюю секту и перешли во Внутреннюю. Даже сейчас они чрезвычайно знамениты и полностью заслуживают быть известными как лучшие ученики Внешней секты. Даже Внутренняя секта боится их. Когда их основа культивации достигнет нужного уровня, они непременно станут звёздами и во Внутренней секте. Хотя для них даже Внутренняя секта в конечном итоге послужит лишь для того, чтобы они могли достичь своей цели и стать Учениками-Преемниками!

Бай Сяочунь по-прежнему сомневался.

— Возьмём Чжоу Синьци для примера. Из-за её духовного меридиана растений и растительной жизни она наверняка унаследует место Главы Горы Ли и станет аптекарем-мастером Секты Духовного Потока. А потом есть ещё Люй Тяньлэй. Он вырос в очень бедной семье, и сначала был такой тощий, как полено. Но у него есть редкий духовный меридиан молнии, и магические техники, которые он культивирует, относятся к Дао молнии. Даже сам Глава Секты лично сказал, что у него великое будущее.

— В самом деле? — спросил Бай Сяочунь, явно удивляясь.

Он был уже далеко не новичком в мире культиваторов и понимал, как тут всё устроено. Когда он услышал о духовном меридиане молнии, ему стало немного завидно. Такой духовный меридиан делал магические техники обладателя мощными как взрыв и помогал пробиться через труднопреодолимые препятствия в культивации.

Увидев наконец у Бай Сяочуня знакомую реакцию, какую он обычно встречал у других при подобных разговорах, он ободрился и продолжил рассказывать о третьем человеке.

— Конечно, ещё есть Шангуань Тянью, который просто невероятен. У него тело Духа Меча, и некоторые люди даже говорят, что он является реинкарнацией какого-то всемогущего культиватора. Как будто Небеса виноваты перед ним и благословили его пожизненной удачей. Когда ему было три года, он шёл по дороге и случайно нашёл древний меч. Когда ему было семь, детёныш Малинового Облачного Зверя упал с неба и сразу же признал его своим хозяином. Когда ему было тринадцать, он получил щит золотого света. Поэтому его зовут Тянью, и когда он присоединился к секте, Высшие Старейшины сразу пришли от него в восторг.

Бай Сяочунь широко распахнул глаза и заволновался.

— Небеса чувствуют вину?! В три года…? Какая удача! Что это за… стоп, он — реинкарнация какого-то всемогущего древнего культиватора?

В этот момент он решил, что ни за что не станет провоцировать Шангуань Тянью, которому угождают даже Небеса. Увидев реакцию Бай Сяочуня, Сюй Баоцай обрадовался, вздохнул и решил рассказать немного про Возведение Основания.

— Эти трое точно достигнут Возведения Основания. Старший брат Бай, мы, культиваторы, начинаем слугами, потом присоединяемся к Внешней секте. Мы сравниваем наше продвижение с карпом, который перепрыгивает через Врата Дракона. Однако правда в том, что только прорвавшись со стадии Конденсации Ци на Возведение Основания, мы можем действительно считать себя таким карпом, прыгнувшим через Врата Дракона. Только тогда жизнь по-настоящему меняется, а всё смертное остаётся в прошлом. Это настоящий путь Бессмертия, когда твой жизненный срок увеличивается на сто лет.

Сюй Баоцай вздыхал, а у Бай Сяочуня, когда он услышал об удлинении жизни на сто лет, появился такой яркий блеск в глазах, какого у него ещё никогда не было. Он даже задрожал, а в голове у него загромыхало. Он потянулся и ухватил Сюй Баоцая за руку.

— Ты сказал, что при достижении Возведения Основания жизнь удлиняется на сто лет?

Сюй Баоцай удивлённо уставился в безумные глаза Бай Сяочуня. Немного испугавшись, он закивал. Бай Сяочунь глубоко вдохнул, потом забегал туда-сюда по двору, размахивая руками и активно жестикулируя. Он напоминал сумасшедшего, бормотал что-то себе под нос и смеялся, как одержимый.

Сюй Баоцай теперь уже по-настоящему испугался и не мог понять, что же происходит. По позвоночнику пробежал холодок, и он сказал, что ему пора уходить. Бай Сяочунь даже не заметил; было похоже, что в него вселился демон. Сюй Баоцай глубоко вздохнул и в страхе быстро умчался.

После времени горения палочки благовоний Бай Сяочунь посмотрел вверх, его волосы стояли дыбом, он медленно и глубоко вздохнул, потом запрокинул голову и громко рассмеялся.

— Сотня лет! Возведение Основания! Я точно достигну Возведения Основания!

------------------------------

Неофициальное изображение Сюй Баоцая. https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239076%2Falbum-141897009_00%2Frev

Комментарии