Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

34. Сокрушительный итог

Зрители сразу захихикали, услышав слова Ду Линфэй. Никто из них не верил, что познания Бай Сяочуня в растениях и растительной жизни могут сравниться с её. Особенно после того, как они услышали его последние слова, в них было совершенно невозможно поверить. Было очевидно, что Бай Сяочунь собирается просто наугад называть составляющие растения.

— Если Бай Сяочунь действительно может опознать все эти типы растений, то его умения с растениями и растительной жизнью первых трёх томов на одном уровне с умениями Старшей сестры Чжоу Синьци! Как такое возможно?!

— Да он напускает туману, чтобы всех запутать. Просто бесит! Но сейчас мы его прищучим!

Пока все насмехались и осуждали Бай Сяочуня, он стоял там слегка нахмурившись.

— Ну что, вы всё сказали? — спросил он с каменным лицом, он наконец по-настоящему разозлился.

Если бы смеялись над его боевыми навыками, он бы не стал так переживать. Но учитывая его сильное желание стать аптекарем-мастером, сомнения окружающих в его способностях разбираться в растениях и растительной жизни были крайне оскорбительными.

— Вы можете говорить, что мне просто везёт, и вы можете говорить, что я выиграл благодаря магическим предметам. Но не думайте, что ваши поверхностные познания Дао растений и растительной жизни позволяют вам постичь всю длину и ширину Небес и Земли!

Его голос звучал так торжественно и серьёзно, что неожиданно его небольшая фигурка, казалось, возвысилась над остальными, как гора. А его холодный взгляд, направленный на учеников Внешней секты, заставил их прекратить смеяться и изумлённо уставиться на него. Даже Ду Линфэй была застигнута врасплох. Этот Бай Сяочунь напротив неё казался совсем другим человеком, ни капли не похожим на прежнего.

Бай Сяочунь холодно хмыкнул и взмахнул рукавом. Оставив свою обычную манеру вести себя очаровательно и немного надоедливо, он заложил руки за спину, холодно обвёл всех взглядом и начал говорить, излучая странную, неописуемую энергию:

— Это духовное растение, которое я условно назову Чёрно-Белая Орхидея, содержит в себе Золото-серебряный Корень, Лист Закатного Неба, Водяную Осоку, Плод Девяти Земель, Мякоть Спирального Плода, Заоблачный Цветок, Стебель Розы Ветров, Впитывающий Ян Плод, — пока он говорил, его странная энергия становилась всё сильнее и сильнее, зрители были в растерянности.

Ду Линфэй же всё сильнее хмурилась, пока смотрела на духовное растение. Она была знакома со всеми лекарственными растениями, которые назвал Бай Сяочунь, они действительно были из первых трёх томов, но она не видела никаких признаков, что они присутствовали в данном растении. Ду Линфэй усмехнулась, она по-прежнему не верила, что Бай Сяочунь правильно опознал растения-составляющие.

— Кажется, что ты и впрямь решил перечислить несколько случайных названий из первых трёх томов растений и растительной жизни. Если ты действительно сможешь перечислить все растения первых трёх томов по памяти, то тогда, думаю, я действительно проиграю и даже признаю поражение.

Все начали опять высмеивать и передразнивать Бай Сяочуня.

— Да, точно. Если ты настолько хорош, тогда почему бы тебе не перечислить всё содержимое трёх первых томов растении и растительной жизни? Тогда ты наверняка победишь!

— Пытаешься одурачить нас, да? Поверхностные знания? Длина и ширина Небес и Земли? Это у тебя поверхностные знания. Если ты не можешь опознать растения-составляющие, то так и скажи. Не нужно пытаться всех провести. Как подло!

Бай Сяочунь холодно смерил взглядом Ду Линфэй, а потом снова посмотрел на толпу. Затем он рассмеялся, перевёл взгляд на растение и продолжил:

— Взращивайте Корень Стотравника на протяжении тридцати лет, пока он не вырастет до зрелого Стотравника. Срежьте стебель и прожилки, поджарьте их, затем замочите в духовной воде. После этого приживите их на Лист Небесного Отблеска, и у вас получится характерный рисунок пятен, — Бай Сяочунь махнул рукой, и лёгкий порыв ветерка поднял один из листьев растения, открывая взору характерный рисунок пятен.

— Девять Листьев Небесного Отблеска были скомбинированы в один лист, а затем его кормили Цветами Белого Ожога прямо во время их роста. Это можно увидеть вот здесь! Цветы Белого Ожога цветут только тогда, когда достигнут столетнего возраста. Они цветут на протяжении всего лишь ста вдохов времени, и нужно успеть привить их на Клеверный Женьшень, который и используется потом для кормления Листа Небесного Отблеска. Вот этот белый цветок здесь, это явно Цветок Белого Ожога.

Клеверный Женьшень при нагревании на духовном огне в конечном итоге засыхает, при этом корень впитывает эссенцию листьев. Это, в свою очередь, помогает вырасти Семени Плоской Скорлупницы, и они двое могут слиться воедино. Затем это Семя Плоской Скорлупницы… — пока Бай Сяочунь говорил, он величественно жестикулировал, указывая на различные части духовного растения, содержащие признаки, про которые он рассказывал.

Его описание было очень точным и даже включало в себя методы, использованные при комбинировании растений. Скоро презрение покинуло взгляды зрителей, и они тяжело задышали. У них вытянулись лица, никто из учеников Внешней секты просто не мог в это поверить. Некоторые даже восклицали в изумлении:

— Этого не может быть!

— Небеса, как же ему это удаётся?

Каждое утверждение, которое произносил Бай Сяочунь, было как пощёчина для этих людей. В конце концов все они были начинающими аптекарями. До этого они не могли распознать секреты этого духовного растения, но с подробными объяснениями Бай Сяочуня неожиданно всё стало ясно, как день. Всё, что говорил Бай Сяочунь, было верно и исчерпывающе. Его слова стали хорошим уроком для тех, кто не верил в его познания.

— Как получилось, что Бай Сяочунь так хорошо всё знает о растениях и растительной жизни?..

Сердца учеников Внешней секты разрывались от избытка впечатлений. У них до боли горели лица при мысли о своих насмешках над Бай Сяочунем. Совершенно поразительно, но, судя по его объяснениям, он проследил цепочку преобразований растения в обратном порядке. Он смог понять, какой метод комбинирования был использован, просто посмотрев на скомпонованное растение; такое мог проделать только человек с невероятно высоким уровнем познаний в растениях и растительной жизни. Даже Старейшина Сунь широко распахнул глаза от удивления.

— Он проследил всё в обратной последовательности! Он… понимает растения и растительную жизнь до невероятной степени…

— Он только начинающий аптекарь и уже может проанализировать духовное растение, скомпонованное самим Главой Горы. Это… это…

У Ли Цинхоу глаза ярко заблестели; он с трудом мог поверить, что смотрит на того же Бай Сяочуня, которого знал прежде. Лицо Ду Линфэй стало пепельно серым и она, шатаясь, отступила назад. Благодаря своим познаниям в растениях и растительной жизни, услышав объяснения Бай Сяочуня, она смогла сразу определить, что он прав. Однако некоторые места в его речи она была не в состоянии понять. Сейчас она была смущена как никогда в жизни. Бай Сяочунь не использовал никакую магическую технику. Однако все его утверждения были подкреплены пониманием растений и растительной жизни, и это можно было сравнить с божественной способностью. Ду Линфэй была просто не в состоянии осознать происходящее. Ей казалось, что в голове сверкают молнии, она всё пятилась и пятилась, а её лицо побледнело ещё сильнее.

— Пламенеющую Пинеллию Тройчатую и Небо Девяти Огней можно использовать, чтобы сделать духовную луковицу, не пропускающую яркий солнечный свет. Если соединить их в Плоде Пинеллии Тройчатой, то это даст начало Лилии Чёрного Черепа! Это последнее духовное растение, которое я распознал, — Бай Сяочуню потребовалось время горения половины палочки благовоний, чтобы закончить объяснения.

Его глаза метали молнии, пока он смотрел на зрителей, и в конце концов он перевёл взгляд на Ду Линфэй.

— Старшая Сестра Ду. Братья и сёстры по секте. Дао растений и растительной жизни глубоко и непостижимо, в нём нет ничего абсолютного. Если бы это было не так, как бы мы смогли совершенствовать свои навыки с растениями и растительной жизнью. А вы всего лишь хотите, чтобы я перечислил все растения из первых трёх томов растений и растительной жизни. Что же в этом сложного?!

Выпятив подбородок, он взмахнул рукавом и начал перечислять:

— Бамбук Духовной Зимы… Земляной Драконий Фрукт… Чернильный корень… — пока он говорил, его голос был чётким, а выражение лица — спокойным.

Полнейшая тишина повисла над ареной. Его слова разносились вокруг, и с ними словно большая невидимая рука отвесила зрителям пощёчину. Все краснели от стыда, и можно было услышать, как люди вокруг с шумом вбирают воздух ртом. Некоторые вынули нефритовые таблички со сведениями о растениях и растительной жизни и сверяли с ними слова Бай Сяочуня. Скоро они содрогнулись от изумления.

Лицо Ду Линфэй было смертельно бледным, но она смотрела на Бай Сяочуня, будто это он был привидением. Она так легко глумилась над ним раньше, потому что никогда не слышала, чтобы кто-то мог перечислить все тридцать тысяч различных типов лекарственных растений по памяти. Ей это казалось невозможным. Человек, который способен на такое, должен обладать абсолютно попирающим Небеса уровнем знаний о растениях и растительной жизни.

Постепенно Бай Сяочунь говорил всё быстрее и быстрее. Почти на одном дыхании он проговорил два часа. Для слушателей время пролетело незаметно, практически все вынули нефритовые таблички, чтобы следить по ним за перечислением Бай Сяочуня. Через два часа он закончил, назвав все лекарственные растения. На какой-то момент воцарилась мёртвая тишина, после чего поднялся такой шум, что его было слышно далеко за пределами арены.

— Небеса! Ни одной ошибки! Он всё правильно назвал… Не могу поверить, что я видел это своими глазами!

— Все тридцать тысяч лекарственных растений… Познания Бай Сяочунь в растениях и растительной жизни просто невероятны. Постойте… а какое место он занимает на каменных стелах растений и растительной жизни? Для Ду Линфэй соревноваться с Бай Сяочунем в знаниях растений и растительной жизни — это как пытаться разбить камень яйцом.

Шум не прекращался, Ду Линфэй смотрела на Бай Сяочунь со всё усиливающейся горечью. Её поражение в бою не вызвало у неё такой реакции. Но сейчас, в соревновании по познаниям о растениях и растительной жизни, она была полностью и окончательно повержена. Она не могла и подумать, что Бай Сяочунь, с его необычайной удачей и множеством магических предметов, будет настолько опережать её в познаниях о растениях и растительной жизни. После такого удара она не могла удержаться от горького смеха. Она кинула ему Благовоние Парения в Облаках, потом развернулась и сбежала с арены. Одна мысль остаться там ещё на секунду была для неё неприемлема, учитывая на сколько она опозорилась.

Когда Ду Линфэй ушла, остальным ученикам Внешней секты тоже стало очень неловко. Они быстро соединили руки и поклонились Бай Сяочуню, затем, попрощавшись таким образом, поспешили уйти. Не сложно представить, что они ещё долго будут отходить от такого потрясения.

Скоро арена почти опустела. Оставшись на арене последним из учеников, Бай Сяочунь сухо покашлял. Он понял… что на этот раз ему всё удалось. Убирая Благовоние Парения в Облаках, он осторожно глянул на Ли Цинхоу.

— Ученик… удаляется, — сказал он, разворачиваясь и убегая так быстро, что позади него поднялось облако пыли.

Старейшина Сунь посмотрел Бай Сяочуню вслед глазами полными изумления.

— Глава Горы, это ребёнок… просто выдающийся! — сказал он тихо.

Ли Цинхоу запрокинул голову и громко рассмеялся, потом он махнул рукавом и полетел в сторону вершины горы.

--------------------------

Драконий фрукт https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239073%2Fwall-141897009_63

Комментарии