Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

31. Униженные

Деревянный меч худого юноши пульсировал странной энергией, и в луче радужного света он полетел прямо в Бай Сяочуня. Однако прежде чем он смог подлететь поближе, он ударился и отскочил от полутораметрового защитного поля Бай Сяочуня. Поле дрогнуло и сразу восстановилось, глаза Бай Сяочуня заблестели, и он с облегчением выдохнул. Он прочистил горло и продолжил сидеть со скрещёнными ногами.

Зрители растерянно переглянулись между собой. Они не знали даже, как реагировать на Бай Сяочуня и его небывалый уровень защиты. Они и раньше видели людей, сфокусированных на защите, но… никогда не видели никого, кто бы защищался настолько.

Его противник сначала сильно покраснел, а потом побледнел. Стиснув зубы, он зарычал и послал меч к сияющему защитному полю, наращивая ударную мощь во время полёта. Меч ударялся о защиту Бай Сяочуня, отскакивал, кувыркаясь в воздухе, и подлетал к нему снова и снова. Наконец духовная энергия побледневшего юноши была больше, чем на половину, истощена, и в его взгляде появилось отчаяние. Он сражался на дуэлях многие годы, но это был первый раз, когда ему встретился противник, спрятавшийся как черепаха в панцирь. Однако юноша пока что не желал сдаваться. Он решил принять участие в соревнованиях, желая занять третье место. Уставившись на Бай Сяочуня налившимися кровью глазами, он сердито взревел:

— Вылезай из своей защиты!

Бай Сяочунь совсем его не боялся, поэтому, ни капли не сдерживаясь, он прокричал в ответ:

— Если ты так хорош, то почему бы тебе самому не достать меня!

На лицах зрителей появилось странное выражение, они смотрели на Бай Сяочуня и не знали, плакать им или смеяться. Худой юноша так разозлился, что на лбу у него выступили синие вены и он стиснул зубы. Наконец он укусил себя за язык и выплюнул немного крови. Когда она попала на его деревянный меч, то он сразу окрасился в алый цвет. Среди зрителей раздалось:

— Кровавая Духовная Магия!

— Если он начал использовать магические техники, то значит он действительно взбешён!

Кровавый деревянный меч двигался ещё быстрее прежнего и излучал давление в два раза мощнее. Алый свет распространялся во все стороны, пока он летел на Бай Сяочуня. Раздался грохот, и деревянный меч смог пронзить целых десять сантиметров защитного поля. Он со скрежетом попытался проникнуть глубже, но не смог. Из-за чрезмерного усилия на мече появились трещины. Через мгновение прозвучал хлопок и весь деревянный меч… развалился на кусочки, которые медленно спланировали на землю.

Худой юноша распахнул глаза, и изо рта у него пошла кровь. Его духовная энергия сильно истощилась, магическое оружие разрушилось, а сам он так разозлился, что потерял сознание.

У наблюдающего за этим Ли Цинхоу появилось весьма неприглядное выражение на лице. Криво усмехнувшись, Старейшина Сунь вышел вперёд и позвал людей, чтобы унесли бесчувственного юношу, затем он объявил, что Бай Сяочунь победил.

— Ах, он позволил мне выиграть! — сказал Бай Сяочунь, пока защитное поле вокруг него постепенно растворялось. С величественным видом он выпятил грудь и заложил руки за спину, точь-в-точь как Избранный.

Что же до худого юноши, то пока его несли, он, видимо, пришёл в себя и услышал слова Бай Сяочуня, тут же он закашлялся кровью и снова потерял сознание.

Прочистив горло, Бай Сяочунь повернулся к Старейшине Суню и соединил руки в знак уважения. Затем он взмахнул рукавом и сошёл с арены.

Ученики Внешней секты, наблюдающие за соревнованием, довольно хорошо восприняли всё случившееся. В худшем случае у них было странное выражение лица. А вот участники все очень мрачно смотрели на Бай Сяочуня. Это особенно касалось тех, кто уже выиграл свои поединки. Когда они сравнивали состояние худого юноши и Бай Сяочуня, они начинали опасаться Бай Сяочуня.

Соревнование продолжилось, и скоро остальные поединки завершились. Из двадцати соревнующихся половина отсеялась, оставив десять участников. Среди них были Ду Линфэй, Чень Цзыан и Бай Сяочунь, который смотрел на остальных из десятки, гордо выпятив подбородок. Про себя он повторял:

«Всё, что мне нужно сделать, это выиграть ещё один поединок, и тогда я добьюсь желаемого!»

Заветная цель была так близко, что он уже радовался. Старейшина Сунь посмотрел на десятерых претендентов и задержал взгляд на Бай Сяочуне, прежде чем объявить:

— Сейчас будут отобраны пятеро лучших. Оставшиеся участники, пожалуйста, подойдите и вытяните шарик.

В этот раз Бай Сяочунь протолкнулся, чтобы встать первым в очереди. Он вытянул шарик с номером два. Затем он тут же повернулся, чтобы рассмотреть своих потенциальных соперников. Достаточно быстро все вытянули по шарику, затем Старейшина Сунь объявил, что первые два бойца должны начать сражение. Вместе с Бай Сяочунем на арене остался крепкий, мускулистый мужчина, который, увидев с кем ему предстоит драться, громко расхохотался.

— Другие могут испугаться твоей защиты, но мне на неё наплевать. Я тоже хорошо умею защищаться, поэтому давай просто подождём, кто из нас дольше продержится!

Смеясь, мужчина хлопнул по своей бездонной сумке и достал щит. После того, как щит впитал немного духовной энергии, он увеличился в размерах и начал испускать жёлтый свет, который полностью окутал мужчину. На этом мужчина не остановился. Он взревел, и его плоть и мышцы увеличились, он даже вырос на несколько сантиметров. Это выглядело впечатляюще.

— Не могу поверить, это Магия Ковки Тела!

— Этот щит выглядит знакомо. Только не говори, что это Щит Света Восхода! Он стоит девять тысяч баллов заслуг!

Все были поражены, а Бай Сяочунь нахмурился. Когда Старейшина Сунь увидел, что происходит, он слегка покивал головой, а в его глазах читалась похвала. Повернувшись к Ли Цинхоу, он сказал:

— Этого парня зовут Ли Шань, пятый уровень Конденсации Ци. Он сложный противник, так как у него врождённая Божественная сила, плюс он культивирует Магию Ковки Тела. Он не только чрезвычайно силён, но к тому же превосходен в защите.

Ли Цинхоу слегка кивнул и посмотрел на Бай Сяочуня. Бай Сяочунь изучал трансформированное тело здоровяка и его щит. Он вспомнил, что видел этот щит в Павильоне Сокровищ, и хотя он не знал его цену, он нахмурился.

Все зрители с нетерпением ждали, что же будет дальше, особенно остальные участники, которые с большим удовольствием злорадствовали над чужими проблемами.

— Этому белокожему ученику определённо не повезло.

— Ну, ему просто очень повезло накануне. Теперь, когда у него такой серьёзный противник, ему, естественно, крупно достанется, и его поставят на место.

Пока зрители обсуждали увиденное, здоровяк злобно улыбнулся и быстрыми шагами направился к Бай Сяочуню.

— Ты ничего не сможешь сделать. Последнего своего противника я побил даже не вынув оружия. Мой кулак — самая мощная магическая техника, какой я владею!

Мужчина ускорился, вызывая взрывной поток ветра. Как только он приблизился, глаза Бай Сяочуня заблестели, и он неожиданно взмахнул своим пальцем, вызывая деревянный меч из своей бездонной сумки. Без промедления меч промелькнул перед Бай Сяочунем и помчался к здоровяку. Когда меч рубанул, то ци распространилась на десятки метров вокруг меча, грохот прокатился по арене.

Здоровяк помрачнел, от ощущения опасности у него так кололо в затылке, что, казалось, затылок взорвётся. Его глаза расширились, и страх охватил его. Ни капли не медля, он быстро отступил. Взревев, он взмахнул обоими руками, чтобы щитом заблокировать удар меча. Раздался грохот, деревянный меч и щит столкнулись. Однако щит не смог даже замедлить движение деревянного меча. Он разлетелся на куски, а меч продолжил лететь на здоровяка. Здоровяк был застигнут врасплох; даже если бы он мог увернуться быстрее, это бы не помогло ему. Летящий меч настиг его в мгновение ока, и ледяной ветерок дунул ему в лицо.

— Я сдаюсь! — закричал он без промедления писклявым голосом и упал на землю.

Послышалось жужжание, когда деревянный меч остановился прямо напротив его лба, а затем развернулся и полетел назад в бездонную сумку Бай Сяочуня. Бай Сяочунь моргнул, тоже слегка удивляясь своему деревянному мечу. Раньше он только упражнялся с ним и не имел представления, что тот настолько мощный. И это он ещё даже не начал применять Лёгкость-в-Тяжести. Поразмыслив мгновение, он выпятил подбородок, сложил руки за спиной и равнодушно посмотрел на крепыша. Лицо мужчины было мертвенно бледным, но, казалось, что он по-прежнему не желает отступать. Вскарабкавшись на ноги, он злобно глянул на Бай Сяочуня и сказал:

— Использование волшебных предметов не считается победой! Я не принимаю этого поражения!

С этими словами мужчина развернулся и зашагал прочь с арены. Старейшина Сунь посмотрел на Бай Сяочуня, он был тоже поражён силой деревянного меча. Однако он ничего не сказал, кроме как объявил Бай Сяочуня победителем.

«Ха-ха-ха, — Бай Сяочунь посмеялся про себя. — В следующем бою я просто сразу же сдамся. Я стал культиватором, чтобы жить вечно, ведь так? Все эти убийства и драки — просто варварство. Бай Сяочунь так дела не делает».

Бай Сяочунь покинул арену в отличном настроении, так как уже выполнил требование Ли Цинхоу и попал в пятёрку лучших. Ли Цинхоу также посмотрел на Бай Сяочуня. Хотя все не отводили глаз от невероятного летающего меча, Ли Цинхоу не обратил на это никакого внимания. Он следил за умением и лёгкостью, с которыми Бай Сяочунь управлял летающим мечом.

Увидев, что Бай Сяочунь выиграл ещё один поединок, толпа стала c чувством вздыхать:

— Должно быть этот парень богат, раз у него такой невероятный деревянный меч. Хм. Если бы у него было любое другое оружие, он бы точно не смог победить!

— Магические предметы не имеют отношения к культивации хозяина. Сначала он использовал те амулеты, потом этот меч. Какая напрасная трата! В конце концов он обязательно разорится.

Бурчания не продлились долго. Скоро пришло время следующего боя. Ду Линфэй сражалась с противником, у которого была превосходная основа культивации. Это была яростная схватка, но Ду Линфэй не использовала свой флаг. Вместо этого, она воспользовалась летающим мечом. Они дрались то наступая, то отступая с головокружительной скоростью, пока неожиданно летающий меч Ду Линфэй очень быстро не помчался вперёд и не появился прямо напротив противника. Такая скорость меча намного превосходила ту, что смог бы контролировать обычный ученик, и зрители зашумели, когда осознали, что случилось на их глазах.

— Не могу поверить, это Лёгкость-в-Тяжести!

— Ду Линфэй действительно достигла просветления об этой магии…

— Это Лёгкость-в-Тяжести!

Глубоко в глазах Старейшины Суня был огонёк одобрения, пока он смотрел на Ду Линфэй. Ли Цинхоу тоже покивал. Чень Цзыан был поражён, так же как и большинство остальных, кто вышел в финальную десятку. Оппонент Ду Линфэй горько усмехнулся, сложил руки в жесте уважения и сдался. Ду Линфэй стояла по среди арены и гордо оглядывала окружающих. Сомкнув руки в знак уважения Ли Цинхоу и Старейшине Суню, она покинула арену. Толпа по-прежнему шумела. Однако Бай Сяочунь остался стоять, хлопая глазами.

«И такой уровень скорости считается Легкостю-в-Тяжести?» — подумал он удивлённо.

Когда Ду Линфэй гордо покидала арену, на её лице можно было заметить капли пота. Несмотря на то, что она была на полном круге пятого уровня Конденсации Ци, она потратила достаточно много духовной энергии в двух сражениях подряд. Особенно это касалось последней схватки, в которой у неё был необычайно сильный противник. В конце ей пришлось использовать магию Лёгкости-в-Тяжести, и она ещё больше истратила запасы духовной энергии. Но победа осталась за ней.

Целью Ду Линфэй было первое место, и она знала, что дальше противники будут только сильнее. Из-за того, что это соревнование в секте не было особо формальным, у неё было не так уж много времени, чтобы отдохнуть перед следующим боем. Поэтому она тут же достала целебную пилюлю и приняла её, затем закрыла глаза и начала использовать имеющееся время на восстановление сил.

В лучшую пятёрку теперь входили Бай Сяочунь, Ду Линфэй, а так же Чень Цзыан. В конце добавились ещё двое юношей, с глубокими основами культивации на пятом уровне Конденсации Ци. Сейчас все они вращали основы культивации, используя доступное время на восстановление духовной энергии. Только Бай Сяочунь, казалось, совсем не потратил духовную энергию. Он даже стоял в сторонке и зевал. Когда все выбывшие из соревнования участники увидели это, им сильно захотелось его побить. Теперь, когда он выполнил требование Ли Цинхоу и попал в пятёрку лучших, его больше не заботило соревнование. Стараясь не давать волю скуке, он посмотрел на остальных четырёх из пятёрки лучших, особенно на Ду Линфэй, размышляя о том, что если она использовала Лёгкость-в-Тяжести, тогда он намного, намного лучше её в этом.

«Жаль, что у неё такая чрезвычайно кровожадная аура. Почему такая хорошая девушка, как она, так любит драться и убивать? Только не говорите мне, что все девушки, практикующие культивацию Бессмертия, странные. Чжоу Синьци слишком гордая, а Хоу Сяомэй слишком взбалмошная».

Бай Сяочунь помотал головой. Он уже хотел отвести взгляд от Ду Линфэй, когда она, казалось, почувствовала, что он смотрит на неё. Её глаза неожиданно распахнулись, и она холодно уставилась на него. По мнению Ду Линфэй, Бай Сяочунь не стоил того, чтобы о нём думать. Понаблюдав за ним в первых двух боях, она считала, что ему просто повезло выиграть, это только укрепило её мнение о нём.

«Ну, ну, играем в гляделки, да?»

Бай Сяочунь тут же решил не отводить глаз. Вместо этого он выпучил глаза и, в свою очередь, грозно уставился на Ду Линфэй. Игра в гляделки не имела ничего общего с дракой или кровопролитием, поэтому с малых лет лишь несколько людей, которых он встречал, смогли выиграть у него в этом. Ду Линфэй нахмурилась. Что до её воздыхателей, что сгрудились за её спиной, они были очень раздражены и гневно уставились на него.

Однако, увидев, что на него смотрят так много глаз, многие из которых чрезвычайно свирепы, Бай Сяочунь прочистил горло. Их было так много, а него было только два глаза, и он никак не мог состязаться со всеми сразу.

«Что ж, они превосходят меня числом, и к тому же настоящие мужчины не соревнуются с девушками».

Хмыкнув, он отвернулся. В то же время голос Старейшины Суня прозвучал над ареной.

— Все молодцы. Соревнование пока что проходит замечательно. А теперь мы продолжим сокращать число участников. Вы, пятеро, пожалуйста, подойдите и вытяните шарик. Пустой шарик даёт возможность пройти в первую тройку без сражения.

Улыбаясь, Старейшина Сунь снова вынул сумку. В этот раз первым тащил Чень Цзыан. Вытянув шарик, он нахмурился, на нём был номер четыре. Следующей была Ду Линфэй, она достала шарик номер два. Оставшиеся два участника получили номера один и три. Бай Сяочуню даже не нужно было ничего вынимать, оставшийся шарик был пустым.

Глаза Бай Сяочуня зажглись, и он захихикал. Он занял своё место за пределами арены, скрестил руки на груди, намереваясь расслабиться и понаблюдать за Ду Линфэй и остальными. Ведь он даже не планировал продолжать состязаться, но теперь, ничуть не напрягаясь, он уже попал в тройку лучших.

«Удача — значимая часть силы!» — подумал он, необычайно довольный собой.

Эта самая удача заставила довольно многих зрителей уставится на него с ещё более странным выражением на лицах. Большинство из них и правда не могли принять такое развитие событий, особенно те ученики, что успели вылететь из соревнования, их сердца наполнились ревностью и завистью.

— Этот парень совершенно бесстыжий. Ну хорошо, он использовал магический предмет, чтобы попасть в пятёрку лучших, но затем он ухитрился попасть в тройку лучших, даже не сражаясь!

— Как подло. Да ещё ни разу за всю историю соревнований в них не участвовал кто-то настолько подлый.

---------------------------

Официальное изображение Ду Линфэй https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239068%2Falbum-141897009_00%2Frev

Комментарии