Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

30. Нападай!

Три дня спустя. На рассвете.

Как только начало всходить солнце, Бай Сяочунь открыл глаза. Он глубоко вздохнул и серьёзное выражение появилось у него на лице. Он первый раз принимал участие в подобных соревнованиях. Его драку с Сюй Баоцаем в своё время с трудом можно было назвать сражением. Однако теперь, когда он будет участвовать в соревновании между учениками Внешней секты Вершины Душистых Облаков, ему на самом деле придётся сражаться со своими собратьями из секты.

Он медленно поднялся на ноги, навёл порядок в бездонной сумке и с угрюмым лицом вышел из своего жилища. Через мгновение он прибежал обратно и стал рыться под кроватью, пока не нашёл свои кожаные пальто, которые сохранились у него со времён Кухонь. Надев на себя несколько пальто, он спрятал в одежду нефритовую подвеску так, чтобы ей можно было легко воспользоваться. Если бы это не вызвало множества вопросов, он бы и черепашью сковороду надел на спину.

«Ох, ну почему же я не подумал об этом раньше! — вздохнул он с сожалением. — И как я мог забыть про ту большую чёрную сковороду».

Однако у него не было времени, чтобы идти за ней, поэтому ничего не оставалось, как сжать зубы, развернуться и уйти. Он посмотрел в сторону далёкого солнца, и его глаза наполнились решимостью. Гордо выпятив грудь, он отправился вверх по горному склону. Множество слоёв кожаной одежды красовалось на нём. Даже без большой чёрной сковороды, он всё равно напоминал голубец из липкого риса (1).

Он был так сильно запакован, что пройдя совсем немного, уже начал потеть. Однако даже если бы он вспотел сильнее, он всё равно не пожертвовал бы ни одним слоем одежды. Соревнования были слишком важными, он не мог перестать думать об их жестокости. И тут, шагая по дорожке, он вдруг осознал, что его окружает туман, и он понятия не имеет, где именно сейчас находится.

«Я где-то не там свернул?..» — решил он и тут же заозирался, чтобы найти кого-нибудь и спросить дорогу. Тут же его сердце застучало быстрее от страха, что он может опоздать.

**

На верху Вершины Душистых Облаков была арена для боёв, которая служила местом проведения соревнования. Довольно много народу уже собралось там, чтобы наблюдать за боями. Они приглушённо болтали. Среди зрителей были даже ученики на пятом уровне Конденсации Ци. Большинство из них стояло со скрещёнными на груди руками и смотрело на Младших братьев и сестёр, которые будут участвовать в соревновании. Конечно, там были также люди, пришедшие поболеть за своих друзей.

Соревнование между учениками Внешней секты проходили по не слишком строгим правилам, это была возможность для участников выделиться из общей массы. Около двадцати человек пришло принять участие, все они сидели неподалёку со скрещёнными ногами, медитируя и как следует готовясь к предстоящему сражению. Среди них не было ни одного ученика на третьем уровне Конденсации Ци. Хотя правилами это не запрещалось, но большинство участников было на пятом уровне, а пять или шесть человек — на четвёртом.

В группе участвующих была молодая девушка, которая сильно выделялась на общем фоне. Она была высокой и красивой, а одежды ученицы Внешней секты не скрывали округлость её форм. Любой, кто смотрел на неё, не мог удержаться от того, чтобы немного не помечтать. Её кожа была белой, подобно снегу, а брови изгибались грациозно, как листья ивы. Она в самом деле была изумительно прекрасной. Даосские штаны плотно облегали её сзади, и для любого мужчины было практически невозможно оторвать взгляд от такого зрелища. Довольно много учеников Внешней секты сгрудилось около неё, очевидно, это были её поклонники. Хотя она и не могла сравниться с Чжоу Синьци, она была по-прежнему одной из самых известный учениц Внешней секты, Ду Линфэй (2). 

— Основа культивации Старшей Сестры Ду на полном круге пятого уровня Конденсации Ци, она точно займёт первое место в соревновании. Без сомнений.

— Но нельзя недооценивать Старшего брата Чень Цзыана. Я слышал, что в прошлом месяце он совершил прорыв основы культивации. Возможно он и не на полном круге пятого уровня, но близок к этому.

Неподалёку от Ду Линфэй стоял юноша с высокомерным видом, это был тот самый Чень Цзыан, которого так потряс бамбук Бай Сяочуня у пункта выдачи заданий. Пока все их обсуждали, Чень Цзыан посмотрел на Ду Линфэй со странным блеском в глазах. Хотя он сомневался, что сможет занять первое место, зато он считал, что второе-то у него будет. К тому же можно было воспользоваться случаем и немного получше узнать Ду Линфэй.

Как раз в это время два луча света издалека стали приближаться к месту соревнований. Это был не кто иной как Ли Цинхоу, за которым следовал худой старик. У старика была тёмная кожа, но глаза ярко сверкали, он казался очень строгим. Окружающие ученики Внешней секты изумились, узнав, что Ли Цинхоу будет наблюдать за соревнованием, они быстро сложили руки и поклонились.

— Приветствуем, Глава Горы. Приветствуем, Старейшина Сунь.

Поразительно, что сам Глава Горы лично пришёл на такое событие, как это. Такие маленькие соревнования почти всегда проводились под присмотром Старейшины Суня. Ду Линфэй и Чень Цзыан тоже удивились, с очень серьёзными выражениями на лицах они поклонились и поприветствовали Ли Цинхоу.

Ли Цинхоу покровительственно посмотрел вокруг и покивал. Однако после того, как он всех оглядел, он нахмурился, поняв, что Бай Сяочуня здесь не было. Увидев, что Ли Цинхоу хмурится, окружающие ученики забеспокоились. Ду Линфэй тут же напряглась, не зная, что же вызвало неодобрение Главы Горы.

— Начнём, Глава Горы? — спросил Старейшина Сунь, стоящий рядом с Ли Цинхоу.

Ли Цинхоу уже хотел ответить, когда вдалеке кто-то показался. Весь мокрый от пота, похожий на шарик, он спешил на большой скорости прямо к ним.

— Я заблудился! — прокричал Бай Сяочунь на бегу. — Был слишком сильный туман…

Бай Сяочунь не только сильно переживал, он также считал, что всё это в корне несправедливо. В конце концов он не так хорошо знал все горные тропинки, а учитывая, как было туманно, он просто заплутал, задумавшись.

Как только он произнёс эти слова, все ученики Внешней секты непроизвольно посмотрели в его сторону. Многие из них были знакомы с Бай Сяочунем, и когда они услышали его слова, они начали посмеиваться. Все, кто не знал его, нахмурились, и в их глазах появился ехидный огонёк. По их мнению, то, что он заблудился, означало, что он редко поднимался на вершину горы и не ходил раньше на соревнования, которые здесь проводились. Скорее всего он привык только прогуливаться ради удовольствия.

Ду Линфэй посмотрела на него и вспомнила, что он был одним из тех, кто увивался за Чжоу Синьци не так давно. Кажется, он много сил потратил на поимку великого куриного вора. Ду Линфэй тут же отвернулась с презрением, не желая даже смотреть на него.

Чень Цзыан изумлённо взглянул на Бай Сяочуня и не мог также не глянуть на Ли Цинхоу. Он не забыл, как Бай Сяочунь сказал у пункта выдачи заданий, что Ли Цинхоу его дядя. Это объясняло, почему Ли Цинхоу только что хмурился, и, проанализировав ситуацию, он решил, что в бою с Бай Сяочунем нужно быть осторожным, чтобы не слишком сильно его поранить.

Ли Цинхоу холодно усмехнулся, строго взглянув на Бай Сяочуня на мгновение, прежде чем кивнуть Старейшине Суню. Старейшина Сунь задумчиво посмотрел на Бай Сяочуня, потом рассмеялся и махнул рукавом.

— Очень хорошо. Всех учеников, желающих принять участие в боевом соревновании Внешней секты, прошу выйти на арену.

Увидев строгий взгляд Ли Цинхоу, Бай Сяочунь как никогда почувствовал всю несправедливость происходящего. Однако он не посмел ничего сказать. Как только прозвучали слова Старейшины Суня, Бай Сяочунь первым запрыгнул на платформу с гордо выпяченной грудью, будто гора кинжалов и море огня не сможет посягнуть на его честь.

Скоро все участники были на арене. Включая Бай Сяочуня всего было двадцать человек. Правила для таких соревнований, как это, были достаточно нестрогие. Старейшина Сунь какое-то время смотрел на участников, потом достал небольшой мешочек, в котором лежали шарики с номерами на них. Один за другим участники выстроились в очередь, чтобы вытянуть шарик, который будет означать порядок боёв. Бай Сяочуню не удалось встать первым в очереди. Он попал в середину, и когда он вытащил свой шарик, на нём было написано одиннадцать.

— Очень хорошо, — равнодушно сказал Старейшина Сунь. — Теперь все отступите, чтобы мог начаться первый бой. Участники номер один и два, приготовьтесь к сражению!

Бай Сяочунь и остальные быстро покинули место боя, где остались только ученики с шариками один и два. Эти двое пристально посмотрели друг на друга, и в их глазах зажёгся яркий огонь. Скоро они начали сражение, и громыхание от борьбы наполнило воздух. В это время Бай Сяочунь быстро соображал. Учитывая, что участников всего двадцать, ему нужно лишь выиграть дважды, чтобы попасть в пятёрку лучших. Ему так же было интересно, у кого шарик номер двенадцать, но никто не желал показывать свои номера, поэтому определить соперника он не мог.

Пока он переживал, первый поединок закончился, и начался второй. В этом бою принимала участие Ду Линфэй, она тут же выполнила жест заклятия и вызывала флаг. Он вылетел и превратился в поток тумана, окутавший противника. Немного посопротивлявшись, ученик не смог выбраться и сдался, восхищаясь Ду Линфэй. Третий и четвёртый бой быстро закончились, а когда пришло время пятого, Чень Цзыан быстро и умело выиграл у ученика с четвёртым уровнем Конденсации Ци.

— Бойцы номер одиннадцать и двенадцать, выходите и приступайте, — вызвал их Старейшина Сунь.

Бай Сяочунь глубоко вздохнул и вышел вперёд с очень серьёзным выражением на лице. Забравшись на арену, он увидел, что его соперник — высокий и худой юноша с холодной улыбкой на губах. Его основа культивации была неординарной — на пятом уровне Конденсации Ци. Его глаза метали молнии, и он казался человеком, с которым лучше не шутить.

— Что ж, Младший брат, — сказал тощий юноша холодным голосом, — тебе не повезло встретить меня в первом раунде. Ещё не поздно сдаться. Если нет, то в своих ранениях вини только себя.

Однако как только эти слова были сказаны, Бай Сяочунь испустил мощный рык. Рык был таким яростным, что всё вокруг затряслось, а многие зрители испытали шок. Тощий юноша тоже такого не ожидал, он даже безотчётно немного отступил, уставившись на Бай Сяочуня круглыми глазами. Прорычавшись, Бай Сяочунь хлопнул по своей нефритовой подвеске, и зелёное сияние окружило его. На этом он не успокоился и вынул большую пачку бумажных талисманов, которые быстро начал прилеплять на себя. Каждый раз, когда он это делал, талисман зажигался мощным свечением, пока Бай Сяочунь не оказался окутан самое малое десятью отдельными защитными полями. Их общая мощность создала защитную стену почти полтора метра толщиной. Со стороны это выглядело поразительно. Из-за всех этих защитных полей последовавший крик Бай Сяочуня был немного приглушён.

— Давай, нападай!

Худой юноша по-прежнему в растерянности смотрел на Бай Сяочуня, и не он один. Ученики Внешней секты, включая остальных участников, пооткрывали рты от изумления. За всё то время, что они наблюдали за подобными соревнованиями, ещё никто не использовал столько много защитных полей. Лицо Ли Цинхоу скривилось, но по его взгляду было ясно, что здесь он бессилен. Чень Цзыан глубоко вздохнул, лишний раз убеждаясь, что Бай Сяочунь и Ли Цинхоу действительно родственники. Однако Ду Линфэй только холодно усмехнулась, и её презрение усилилось.

Все смотрели широко распахнутыми глазами, как худой юноша на арене издал свой рёв, затем выполнил жесты заклятия двумя руками, заставляя деревянный меч полететь прямо на Бай Сяочуня.

----------------------

(1) Zongzi — Липкий рис с разнообразной начинкой, завернутый в листья бамбука и перевязанный веревочкой. https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239066%2Falbum-141897009_00%2Frev

(2) Ду Линфэй — (Du Lingfei 杜 凌 菲 dù líng fēi). Ду — распространенная фамилия.

Комментарии