Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

29. Легкость-в-Тяжести

Испытав защитные силы нефритовой подвески, Бай Сяочунь громко рассмеялся. Затем он переключился на деревянный меч. Ему выдали этот деревянный меч, когда он попал в секту, и с тех пор он уже два раза духовно улучшал его.

«С защитной силой этой нефритовой подвески, после того, как я трижды духовно улучшу мой любимый деревянный меч, я обязательно буду совершенно неординарным!»

Бай Сяочунь улыбнулся и подготовил меч к духовному улучшению. Серебристый свет замерцал внутри черепашьей сковороды. Когда он угас, деревянный меч появился перед Бай Сяочунем. На его поверхности блестело три серебряных узора, которые потом постепенно поблекли. В то же время внешний вид меча изменился. Он стал длиннее на палец, а дерево было практически полностью пурпурное. От меча, пульсируя, исходил странный аромат, который при попадании в нос казался сладким, но быстро затуманивал сознание.

Бай Сяочунь задрожал на мгновение, но потом его глаза прояснились. Он изумленно посмотрел на меч, потом протянул руку и схватил его, меч стал во много раз тяжелее прежнего. Затем пока он держал его в руке, меч неожиданно стал тяжелым, как валун. С блестящими глазами он изучил меч, и постепенно в нем зажглось понимание.

— Этот деревянный меч сделан из редко встречающегося Дерева Тяжелого Облака, — пробормотал он. — Прежде чем использовать такое дерево для создания оружия, его нужно очищать на протяжении сорока девяти дней. Его также можно использовать для массового производства, - затем он присмотрелся к прожилкам дерева на мече. — Пурпурные прожилки. Этому есть только одно объяснение. После всех этих духовных улучшений появились признаки перерождения меча.

Бай Сяочунь закрыл глаза и начал вспоминать сведения о Дереве Тяжелого Облака, которые он тщательно запомнил при изучении растений и растительной жизни. Через некоторое время он открыл глаза, и в них светилось предвкушение. Он выполнил жест заклятия и затем постучал по деревянному мечу, отчего он тут же засветился черным светом с крохотными пурпурными вкраплениями внутри. Неожиданно меч на большой скорости вылетел из домика, пролетел через двор еще около тридцати метров и врезался в огромный валун. Беззвучно меч прокрутился внутри валуна, пробивая его насквозь, и полетел обратно к Бай Сяочуню. Меч ни капли не пострадал и даже стал излучать пронзительную ауру.

Лицо Бай Сяочуня посветлело. Он еще поигрался с мечом, потом снова закрасил узор. Открыв дверь домика, он вышел и глубоко вдохнул. К сожалению, при мысли о соревновании, до которого оставалось два месяца, его хорошее настроение испортилось.

«Этого недостаточно. Я по-прежнему еще не готов. Остальные участники соревнований наверняка будут свирепыми, как звери. Нужно еще подготовиться».

Стискивая зубы, он вспомнил о двух магиях Искусства Контроля Котла Пурпурной Ци, про которые он читал в руководстве. Легкость-в-Тяжести и Тяжесть-в-Легкости. Эти две магии Искусства Контроля Котла Пурпурной Ци были очень мощными и появлялись в процессе практики искусства. Если довести их до совершенства, то проявлялась божественная способность, называемая Призыв Котла Пурпурной Ци.

На южном берегу Секты Духовного Потока основополагающую технику Искусства Контроля Котла Пурпурной Ци практиковали практически все. Однако очень немногие культивировали Легкости-в-Тяжести, не говоря уже о второй стадии Тяжесть-в-Легкости, что было еще реже. Чрезвычайно редко кто добивался совершенства в этом искусстве и мог использовать божественную способность Призыва Котла Пурпурной Ци. Большинство таких людей были учениками с Вершины Пурпурного Котла.

«Легкость-в-Тяжести… Только достигнув стадии полного контроля за передвижением предметов по воздуху, я смогу быть уверенным в своем преимуществе», — Бай Сяочунь продолжал думать об описании техники, пока смотрел на свой деревянный меч.

В свое время, когда он сражался с Сюй Баоцаем на Кухнях, все присутствующие ошибочно подумали, что он достиг просветления относительно Легкости-в-Тяжести. Сейчас, когда он об этом вспомнил, в его голове возникла мысль:

«Люди решили, что я достиг Легкости-в-Тяжести, потому что казалось, что я очень ловко управлялся с моим любимым деревянным мечом. Однако всё дело было в том, что я духовно улучшил меч. По правде же я не очень хорошо контролирую меч в воздухе и уж конечно не владею Легкостью-в-Тяжести».

Нахмурившись, Бай Сяочунь сел со скрещенными ногами, где стоял, и посмотрел на деревянный меч. Постепенно его глаза наполнила пустота, и скоро они налились кровью. Вдруг он взмахнул правой рукой, отправляя деревянный меч в полет. Меч просвистел в воздухе мимо него, поднимая облако пыли. Бай Сяочунь еще сильнее нахмурился, а его правая рука совершила жест заклятия, затем его палец указал вперед. Однако он был направлен не на меч, а на огромный валун за пределами двора, в который только что воткнулся меч. Взмах его пальца заставил огромный камень слегка задрожать, затем постепенно подняться в воздух где-то на треть метра. Но затем духовная энергия Бай Сяочуня стала нестабильной, и камень с глухим звуком рухнул обратно. Это ничуть не смутило Бай Сяочуня. На деле даже наоборот. Его глаза ярко засветились. Полностью сосредоточившись, он заставил свою духовную энергию циркулировать и снова взмахнул пальцем. Один раз, два, три раза…

Шло время. Половина месяца пролетела в мгновение ока. Практически всё это время Бай Сяочунь работал над тем, чтобы управлять валуном. Конечно, этот валун был в высоту в три человеческих роста и весил не мало. Несмотря на то, что Бай Сяочунь уже достиг полного круга пятого уровня Конденсации Ци, управлять объектами было для него непросто. Он мог это делать только потому, что его основа культивации была исключительно высококачественной. Любой другой на пятом уровне Конденсации Ци никогда бы не смог сдвинуть валун больше, чем на несколько сантиметров.

Бай Сяочунь упражнялся целый месяц. К этому времени он осознал, что валун так тяжело контролировать вовсе не потому, что ему не хватает духовной энергии, а скорее потому, что ему не хватает сноровки. Даже когда у него еще оставалось в запасе достаточное количество духовной энергии, связь всё время обрывалась.

«Ключ в том, чтобы передвигать нити духовной энергии с одинаковой скоростью, — пробормотал он хрипло, его глаза от постоянного напряжения уже налились кровью, но при этом ярко светились. — Именно так можно добиться, чтобы они никогда не рвались».

Таким же принципом руководствовались смертные, когда делали домашнюю лапшу. Если потянуть тесто слишком быстро, то оно порвется. Если тянуть слишком медленно, то невозможно растянуть его на большую длину. Нужно использовать дозированное усилие, и тогда можно ловко управлять предметами, как душе угодно. Если культиваторы хотели контролировать предметы с необыкновенной точностью, то им было необходимо использовать ровно столько силы, сколько нужно для сохранения стабильности. Конечно, рассчитать правильное усилие было очень сложно.

«Теперь я понял! — радостно думал Бай Сяочунь. — Легкость-в-Тяжести на самом деле больше, чем просто „легкое“ и „тяжелое“. Это не просто умение контролировать тяжелые предметы так, как будто они легкие. Это только поверхностный смысл. Настоящий, более глубокий смысл означает не свойство предмета, а метод работы с духовной энергией! На пятом уровне Конденсации Ци тяжестью является общий резерв духовной энергии. Когда берется духовная энергия и превращается во множество мельчайших, не рвущихся нитей, это — легкость. Сделай превращение энергии из резерва в энергетические нити с точным усилием, и получится Легкость-в-Тяжести. Конечно, в поверхностном смысле результатом будет скорость, с которой можно легко контролировать предметы!» — осознав корень проблемы, он снова взмахнул рукой и валун задрожал.

Затем он неожиданно поднялся в воздух. Казалось, как будто чья-то огромная рука просто схватила его и потянула вверх. Потом он со свистом полетел в сторону Бай Сяочуня. Однако прежде чем долететь, он неожиданно упал во дворе, где поднял большущее облако пыли. Бай Сяочунь ни капли не расстроился. Он продолжал практиковаться еще полмесяца. К сожалению, за все это время ему ни разу не удалось удержать пучок постоянно стабильных нитей духовной энергии. Даже когда у него получалось сформировать стабильные нити, огромный вес валуна всегда приводил к тому, что они начинали терять стабильность и ломались. Конечно, с управлением маленьким деревянным мечом у него не возникало никаких проблем. Из-за такой большой разницы в весе между валуном и мечом, управлять мечом для Бай Сяочуня теперь стало намного, намного проще. Через месяц с небольшим тренировок, он смог гонять меч с огромной скоростью. Он на самом деле достиг Легкости-в-Тяжести. Однако этого было мало. Он стиснул зубы, а глаза полностью налились кровью, его снова вела свирепая решимость.

«Не может быть, чтобы я не смог это сделать!»

Он выполнил жест заклятия правой рукой, заставляя валун подлететь и зависнуть прямо над головой. Со лба текли капли пота, пока он беспокойно смотрел на камень и изо всех сил старался, чтобы невидимые нити духовной энергии остались целыми. В конце концов если они порвутся, то камень упадет прямо на него. Хотя это не смертельно, но наверняка очень больно.

В этот раз ему удалось удержать связь намного дольше, чем раньше. Однако где-то через час послышался грохот, и раздался визг Бай Сяочуня, когда валун придавил его к земле. Через какое-то время огромный камень задрожал, откатился в сторону, и Бай Сяочунь выкарабкался из-под него. Благодаря Неумирающей Коже он не пострадал. Однако он скорчил гримасу от боли. Несмотря на это, его решимость только возросла. Прошел еще месяц, валун падал на него снова и снова. В конец концов он достиг того, что мог удерживать камень на весу целый день, не роняя его. К тому же со временем он мог поднимать камень всё выше и выше. Скоро он смог поднять его в воздух на тридцатиметровую высоту. Правда боль, которую он испытал, когда камень грохнулся на него с такой высоты, заставила его сильно побледнеть. Но это был единственно возможный путь достижения совершенства.

Так постепенно укреплялось его умение создавать Легкость-в-Тяжести в работе с внутренней духовной энергией. Наконец он достиг уровня, когда нити энергетической связи практически никогда не разрывались. Однако этого всё равно было мало. Теперь он практиковался не просто сидя со скрещенными ногами, а находясь в движении. Это еще больше всё осложнило, и теперь камень во дворе падал непрерывно.

Время шло, день за днем. Скоро до соревнования, о котором упоминал Ли Цинхоу, осталось всего три дня. А Бай Сяочунь носился по двору, пока тяжеленный валун висел в воздухе рядом. Сколько бы Бай Сяочунь не бегал, огромный камень оставался неподвижным в воздухе. Наконец Бай Сяочунь остановился и встал напротив своего домика, от души рассмеявшись. Затем он помахал правой рукой, чтобы перенести валун со двора обратно на его место и оставить его там.

Он выполнил жест заклятия и указал вперед, вызывая деревянный меч, который сразу же разрезал воздух перед ним. Меч двигался так быстро, что его очертания расплывались, он явно был мощнее, чем раньше. Лицо Бай Сяочуня озарила радость, и его рука замелькала, производя жесты заклятия. Скорость вкупе с силой меча были непревзойденным сочетанием. Казалось, что весь двор наполнен деревянными мечами, летающими вокруг. В конце он взмахнул рукавом, убирая такую защиту, сделанную из мечей. Сразу же в воздухе стал виден только один деревянный меч, который затем подлетел к Бай Сяочуню и скрылся в его бездонной сумке.

«Теперь я наконец-то готов попасть в пятерку лучших».

Бай Сяочунь глубоко вздохнул. Хотя он не был на сто процентов уверен в себе, но время вышло. Ему оставалось только успокоить свои ци и разум, затем сесть со скрещенными ногами и погрузится в медитацию, чтобы настроится на соревнование.

----------------------------

Валун с дырой https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239065%2Falbum-141897009_00%2Frev

Комментарии