Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

26. Понравились курочки?

Ли Цинхоу раньше никогда не был рядом с домом Бай Сяочуня. В конце концов Бай Сяочунь жил на отшибе. Он шел вперед, и скоро показался нужный дом.

Еще издалека он увидел во дворе белокожего юношу с куском жаренного мяса в руке, от которого тот откусил на ходу. Бай Сяочунь, казалось, был поглощен едой, он даже мурлыкал какой-то мотивчик себе под нос. Ли Цинхоу помрачнел, когда понял, что мясо в руках Бай Сяочуня — это точно куриная нога. Он тут же вспылил.

— Бай Сяочунь! — взревел он громоподобным голосом. Бай Сяочунь, обсасывающий куриную косточку, подскочил от испуга.

— Глава Горы Ли! — с выпученными глазами судорожно глотая воздух, выпалил он.

Недолго думая, он запихнул всю кость в рот, шустро разгрызал её на части, сразу же глотая, его лицо тут же густо покраснело. Во всей секте он больше всего боялся Ли Цинхоу, особенно после того, как слопал так много его кур. Бай Сяочунь чувствовал себя немного виноватым. Смахивая пот со лба, он подскочил к Ли Цинхоу. Весь само очарование, он очень искренне соединил руки в приветствии и поклонился.

— Ученик приветствует вас, Глава Горы.

Ли Цинхоу наблюдал за Бай Сяочунем с равнодушным выражением лица. Он сомневался, как стоит поступить. Предок Бай Сяочуня действительно ему очень помог в свое время, и Ли Цинхоу всегда был ему благодарен. Несмотря на проступок Бай Сяочуня, он не мог забыть случившееся много лет назад.

Главы Гор Вершина Зеленого Пика и Вершина Пурпурного Котла приходили поговорить с ним насчет Духовных Хвостатых Кур. Хотя куры и не были слишком дорогими, но Ли Цинхоу была дорога репутация его учеников, поэтому он компенсировал убытки, заплатив в несколько раз больше реальной себестоимости.

Теперь он смотрел на Бай Сяочуня и всё больше злился, Бай Сяочунь так сильно его разочаровал. Ли Цинхоу хмыкнул и затем сказал:

— Ты уже полгода как ученик Внешней секты, но основа культивации у тебя возросла с третьего уровня Конденсация Ци только до четвертого. Думаешь, этого достаточно?

Бай Сяочунь моргнул, потом прочистил горло, не зная, что сказать. Он по-прежнему был весь очарование, убеждая себя, что с правильным настроем всё само собой разрешится благополучно. Он весь покрылся потом от одной мысли, что его только что застали жующим ногу Духовной Хвостатой Курицы.

Ли Цинхоу почувствовал, как начинает болеть голова. Немного подумав, он прохладно продолжил:

— Учитывая твои проделки, у тебя определенно много свободного времени. В таком случае через три месяца поучаствуй-ка в соревнованиях для учеников четвертого и пятого уровней Конденсации Ци. Оно будет проходить прямо здесь, на Вершине Душистых Облаков.

Сердце Бай Сяочуня тут же сильно заколотилось. Он раньше слышал про это соревнование. На нем разыгрывались призы, но при этом сражения были яростными. Одна ошибка, и можно пострадать. Бай Сяочунь насупился.

— Глава Горы, я только на четвертом уровне Конденсации Ци. Если я пойду на соревнование, вдруг кто-нибудь изобьет меня до смерти? Что тогда делать?..

Ли Цинхоу полностью проигнорировал его вопрос. С очень серьезным видом он сказал:

— Это не просьба. Ты участвуешь. А если ты не войдешь в пятерку лучших, то я…

Бай Сяочунь вздохнул.

— Знаю, вы выгоните меня из секты, да?

Ли Цинхоу сердито посмотрел на него. Зная, какой сорванец Бай Сяочунь, он понимал, что угрозы выгнать из секты будет маловато, чтобы он послушался. Вспомнив, как сильно Бай Сяочунь боится смерти, он неожиданно взмахнул рукавом, забирая Бай Сяочуня со двора, и улетел с ним к вершине горы.

Сердце Бай Сяочуня было готово выпрыгнуть из груди. Каменное выражение лица Ли Цинхоу вызывало у него плохое предчувствие. Бай Сяочунь щурил глаза от сильного встречного ветра, пока они летели вперед, и прежде, чем он смог хоть что-то осознать, Ли Цинхоу принес его в место, спрятанное за Вершиной Душистых Облаков.

Это место было запрещенной территорией и лишь немногие ученики бывали здесь. Первое, что бросилось в глаза, это множество зелени повсюду. Ли Цинхоу тащил Бай Сяочуня за собой по воздуху, пока они не оказались в долине. Почти сразу чувствовалась зловещая аура, цвет растений вокруг них стал ярче, и они зашелестели.

Сердце Бай Сяочуня билось как сумасшедшее, пока он смотрел на растения, внутри у него возникло ощущение смертельной опасности. Только он хотел что-то сказать, как вдруг малиновая гадюка подняла свою голову из травы и ледяным взглядом уставилась на Бай Сяочуня, выпуская наружу раздвоенный язык.

— Змея!

У Бай Сяочуня не было выбора, кроме как последовать за Ли Цинхоу в долину. Когда же он очутился там, он понял, что земля, растения и даже деревья в этом месте просто кишели бесчисленным количеством змей, он просто заледенел от страха.

Все змеи были ярких расцветок, очевидно ядовитые. К тому же все они пристально смотрели на него холодными глазами-бусинками; их раздвоенные языки так и мелькали. Бай Сяочунь затрясся. Он всегда боялся змей, и пришел в ужас от таких взглядов. Хотя не было похоже, что они собираются на него напасть, с их клыков капал яд, и от одного их вида волосы вставали дыбом.

И тут Бай Сяочунь вдруг вспомнил про свою Неумирающую Кожу и подумал, что змеи, скорее всего, не смогут её прокусить. А значит, сколько бы змей там не было, для него они были не опаснее куриц. В конце концов не такие уж они были и страшные. Однако, задумчиво посмотрев наверх, он понял, что опасно выдавать себя, показывая, что не боится. Узнай об этом Ли Цинхоу, он может утащить его в еще более жуткое место. Поэтому он тут же закричал и сделал вид, что до ужаса напуган.

Ли Цинхоу холодно хмыкнул, потом высвободил силу своей основы культивации. Извивающиеся змеи медленно расползлись, освобождая узкую тропинку, в конце которой была темная пещера, и ядовитые испарения исходили из неё.

— Дядя Ли, пожалуйста, пощадите меня! — воскликнул Бай Сяочунь дрожащим голосом. — Я же не нарушал правила секты!

Лицо Ли Цинхоу ничего не выражало, когда он схватил Бай Сяочуня и потащил его к пещере. Они подошли ко входу, он взмахнул рукавом, и немного света проникло внутрь. Бай Сяочунь тут же увидел, что пещера наполнена множеством ядовитых змей, и некоторые из них были огромными. Их шипение, казалось, содержало в себе некую странную, зачаровывающую силу, отчего Бай Сяочунь сразу широко распахнул глаза. Ощущение опасности захлестнуло его, он начал тяжело дышать, осознав, что сила основы культивации у этих змей очень высока. Одна четырехцветная змея там могла даже сравниться по силе с пятым уровнем Конденсации Ци. Пристальные взгляды змей заставили холодок пробежать по спине. Потом Бай Сяочунь подумал про Неумирающую Кожу, но понял, что долго против этих змей не продержится. В этот раз притворяться не пришлось, он в самом деле был напуган.

— Это Долина Десяти Тысяч Змей, — сказал Ли Цинхоу равнодушным голосом. — Здесь мы собираем яд на Вершине Душистых Облаков. Каждая из этих змей чрезвычайно ядовита. На деле одна капля такого яда способна убить сотню быков. Любой культиватор ниже уровня Возведения Основания при укусе здешней змеи умрет, если вовремя не получит противоядие. Глубоко в пещере есть Змеиный Король, который находится на полном круге Конденсации Ци. Если тебя укусит эта змея, то даже мне будет очень сложно тебя спасти. Если ты не попадешь в пятерку лучших на соревнованиях, то не беспокойся, я не изгоню тебя из секты. Я просто отправлю тебя сюда собирать яд. Ли Цинхоу посмотрел на Бай Сяочуня.

— Эм… эм… Дядя Ли, не волнуйся, это же просто небольшое соревнование в секте, ведь так? Ты говоришь, только в пятерку лучших, ведь так? Я обязательно это сделаю!

Язык Бай Сяочуня пристал к нёбу, а лицо смертельно побледнело. Когда он услышал, что в глубине есть еще более свирепые змеи, он поклялся себе, что никогда в жизни больше не вернется в это место.

Услышав обещание Бай Сяочуня, Ли Цинхоу улыбнулся про себя. Однако его лицо осталось равнодушным, и он даже хмыкнул, забирая Бай Сяочуня из долины. Вернувшись на Вершину Душистых Облаков, он скинул Бай Сяочуня на горную тропинку и повернулся так, будто собирался уйти. Но потом остановился и оглянулся. Непринужденным голосом он спросил:

— Ах, да, понравились курочки?

Даже не дожидаясь ответа Бай Сяочуня, он повернулся и улетел прочь.

Бай Сяочунь вздохнул, потом тоже развернулся и потопал к дому, хмурясь всю дорогу. Пока он шел, листья шелестели на ветру, напоминая ему о змеях. Он уселся у себя во дворе, скрежеща зубами и негодуя.

«Ли Цинхоу… Больше похож на Змею Ли! Это нелепо! Я точно никогда не вернусь в Долину Десяти Тысяч Змей. Если меня укусят, то я потеряю свою бедную-несчастную жизнь, — в этот момент Бай Сяочунь принял решение. — Я обязательно сделаю всё, чтобы попасть в пятерку лучших! Если я собираюсь на соревнования, то с моим уровнем основы культивации мне точно нужны духовные лекарства!»

Глубоко вдохнув, Бай Сяочунь сжал кулаки. Дикий огонек промелькнул в его глазах, когда он огляделся вокруг. Наконец его взгляд упал на Бамбук Духовной Зимы.

«Когда мне заплатят за Бамбук Духовной Зимы, что я вырастил, у меня будет достаточно баллов заслуг, чтобы купить немного духовных пилюль. Жаль, что бамбук еще не дорос даже до пятнадцати метров. Не знаю, какого размера он должен быть…» — думая так, Бай Сяочунь сомневался, что делать с бамбуком. Однако у него не было выбора. После некоторых подсчетов, он убедился, что сроки сдачи выращенного бамбука быстро приближаются.

Бай Сяочунь продолжал сердиться еще несколько дней. На четвертый день, он поднялся рано на рассвете и подошел к бамбуку. Затем он ухватился за один ствол, потом за другой, вытаскивая их их земли. Хотя на вид бамбук не казался большим по весу, каждый ствол ощущался так, будто он железный, и был жутко тяжелым. Земля содрогалась, пока Бай Сяочунь выдергивал из неё десять стволов. Каждый из них был почти пятнадцатиметровым и толщиной с человека. Закинув их на плечо, он зашагал со своего двора в сторону пункта выдачи заданий.

К сожалению, бездонная сумка не была такой уж и бездонной, и бамбук туда не влезал. Поэтому пришлось взвалить его на себя и нести так. Повезло, что заполучив Неумирающую Железную Кожу, он стал намного сильнее. Иначе ему ни за что не удалось бы проделать подобное. Пока он шел, он жалобно бормотал себе под нос. Он думал о соревновании, о ядовитых змеях, о том, что в бою ему могут переломать кости и порвать сухожилия.

— И почему мне так не везет?..

---------------------

Обитатель Долины Десяти Тысяч Змей https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239061%2Falbum-141897009_00%2Frev

Комментарии